Антон Кротов (АВП) (a_krotov) wrote,
Антон Кротов (АВП)
a_krotov

Categories:

Из Владивостока (наша жизнь)


Продолжение 1 августа.

В этот летний день во Владивостоке поселились – Мария Белова из Москвы, самоходная женщина, которую я часто путаю с Масловой, она приехала поездом из Иркутска. И также из Китая приехали грязные и загорелые двое – Роман Устинов и его друг, ехали они из Москвы около 50-ти дней автостопом, заежая во все города. Но Транссибирскую автомагистраль (Владивостокскую трассу) они не проезжали, а спрямили путь через китайский Харбин. Визу Китая получили они на границе, в Забайкальске, за 2050 рублей с носа, на десять дней. А вот незадолго до них в Забайкальске был Влад Крыштановский. Он хотел получить многократную визу Китая, но ему не дали, оную, предложили только однократную.
И в этот же день мы символически перерезали «красную ленточку» в Доме АВП – дом во Владивостоке, о котором так долго говорили АВП-шники, существует.

Доехать до Владивостока, приехать во Владивосток !

Город-символ, и хотя на звание «конечного пункта» России могут претендовать и Уэлен, и Анадырь, и – из других населённых и снабжённых дорогами мест – Магадан, Галимый, Петропавловск-Камчатский, Усть-Камчатск, железнодорожные места – Хасан, Советская Гавань, Находка... Столько мест есть в России дальше Владивостока, но Владивосток – самое известное из дальних российских мест. Не зря он Владивосток («Владеть востоком»), и «город-то нашенский», и конечный пункт самой длинной Транссибирской магистрали, хотя можно выбрать места дальше и дороги поизвилистей и подлинней.
Владивосток!

Начиная жизнь в новом городе, начинаешь всё заново – обрастаешь друзьями, находишь самые вкусные и самые дешёвые уголки, узнаёшь систему транспорта, автобусы, электрички, видишь как устроены улицы, рынки, всё новое, всё заново и так интересно! И, конечно, разные отличия, основные необычности во Владивостоке для меня, москвича:

Большое количество японских машин, корейские микроавтобусы и китайские грузовички. Каждая советская машина встречается нами уже удивлённым взглядом. Относительное количество машин здесь очень большое – на 600 тысяч человек наверное столько же машин, и большую улицу рядом с домом – проспект 100-летия Владивостока – перейти без перехода так же опасно, как и Ленинградское шоссе в Москве. Ну за исключением времени пробок, когда машины ползут еле-еле. Тогда, в пробках, машина от центральной площади до нашего дома тащится час, автобус – часа полтора! – на электричке 14 минут.
Городские автобусы, со странной ценой (11 рублей водителю на выходе), корейского производства, с водителями – не китайцами, а часто почему-то узбеками, -- в не-пиковые часы имеют странную привычку стоять на каждой остановке и поджидать ещё одного-двух пассажиров. Это их существенно замедляет. Могут по пять минут стоять сперва на одной, потом на другой «хлебной» остановке, чтоб побольше набить народу. А вот маленьких маршруток практически нет! Только в нескольких дальних уголках города, например на улицу со странным названием ул.Нейбута. Тоже по 11 рублей. После десяти вечера – почти никакого транспорта. Только в нашу сторону можно уехать из центра до 23.00 часов – у нас очень оживлённая остановка.
Продавцы повсюду, во дворах, в проходах, между гаражами. Здесь до сих пор рыночная, а не супермаркетная экономика. Больших дешёвых супермаркетов нет (московского типа – «Ашан» и т.п..), вместо них – маленькие дорогие магазины и средние дороговатые супермаркеты. Самое дешёвое можно найти на развалах, на рынках. Торговля с автомашин и с лотков процветает везде. В центре города, на Спортивной, активно продают вкусные, очень дешёвые и просроченные продукты росийского и корейского производства.
При этом сами дальневосточники, кажется, ничего почти не производят. Хорошо, есть молочные продукты из Уссурийска, местное мороженое (заводик на пл.Океанская), местные газеты и консервы рыб, и мороженая и сырая рыба тоже. А так – глазированные сырки из подмосковного Томилино, картошка и свёкла из Китая (есть и местные, но почему-то дороже!), бананы из Филлиппин, ананасы и манго из юго-восточных стран, книги в книжных магазинах – почти все московские. Южнокорейский вкуснейший майонез «золотой» с абсолютно высокой жирностью 75%. Китайские одеяния, вещи и сами китайцы – ну это и видно и в других городах Дальнего Востока. Молочные продукты неприлично дорогие, дороже Москвы.
Все к востоку от Читы ругают Путина, Медведева и москвичей. Москвичи всё украли, присвоили, все деньги и счастье дальневостокчан. Особенно огорчила «отмена японских машин» (точнее, на все новопривозимые японские б.у. машины накидывается примерно 300 тыс.рублей пошлины), отчего импорт этих машин сократился в десять раз, а на перегоне этих машин жили тысячи людей. Правда, местные сориентировались – стали ввозить половинки от машин, т.е. машины, разрезанные пополам, оформляя их как «металлолом». После привоза на место назначения их сваривают обратно. Но в целом ругают Москву, ругают и ещё раз ругают.
Владивосток – очень гористый город, один из самых гористых городов России. Для нас, обитателей плоской Москвы / Европейской России это непривычно. Одни улицы метров на сто выше других, машины съезжают на тормозах, заползают в пробках автобусы, отчаяно газуя, испуская дымы. Кто был в Мурманске, понимает: город такого же, сопочного типа. Все другие города Транссиба, включая Москву, Екатеринбург, Хабаровск, Читу, Иркутск, Биробиджан, Черемхово, Ишим и сто других – все более плоские. Улицы по карте рядом, реально оказывается, что с одной на другую идти вверх десять минут, пыхтя, или обходить долгим автодорожным серпантином. Подобные перепады высот между разными домами можно видеть, например, в Сочи, а ещё большие -- в Дамаске или Кабуле. Преобладание девятиэтажной застройки (на горах).
Подобно Иркутску, здесь во Владивостоке значительное количество пьяниц, людей с татуировками, курильщиков и матершинников. То, что в Доме АВП нет ни одного курильщика, является уникальным для города явлением. Тёплым вечером в каждом дворе возникают тусовки и разборки алкашей. Это роднит Владик с Иркутском. А вот избушечность тут не распространена – мало избушек.
На автобусных остановках очень много объявлений бумажных – то, от чего ежедневно избавляют москвичей дворники. Это здесь и хорошо – дольше сохранятся наши объявления.
Круглосуточных интернет-кафе не видно, а в имеющихся всюду разные ограничения: отдельно платить за каждый мегабайт 2-3-4 рубля, отдельно за время, а флэшки в одних компах нельзя включать, а в других – за отдельную плату. Ночного интернета типа «100 руб за ночь» тут не найдено. А ещё «Билайн» не работает здесь на обычных мобильниках, хотя активно рекламируют билайновский интернет и билайновские «карточки для межгорода».
Высокая сырость – почти 100%-я влажность – ничего не сохнет! По три дня вывешенное на улице бельё и полотенца могут быть мокрыми – вот незадача!

Доехать до Владивостока, уехать во Владивосток!

2-3 августа (воскресенье-понедельник). Поездка на остров Попова.

Остров Попова, протяжённостью километра четыре, находится в море за островом Русский. Он является официально частью города Владивостока, и проезд туда стоит, на муниципальном пароме, всего 40 рублей, за полтора часа плавания. Паром ходит один-два раза в день – не очень часто для городской территории. По четвергам, пятницам и выходным есть ещё один рейс «коммерческого» парома, уже за 180 рублей – для опаздавших на обычный, или кому билетов не хватило.
На острове Попова есть один посёлок Попова, человек на тысячу. Остальная территория – зелёные горы, покрытые лесом (небольшие, в пределах 100 метров), турбаза, грунтовые дороги вдоль моря, пляж, скалы, лес, каменные природные образования, на одном из концов острова – морской заповедник и ботанический сад, посещаемый за деньги и только с экскурсией. Пара десятков машин, обитающих на острове, действуют как такси. На выходные на остров приезжают из Владивостока сотни отдыхающих – одни на большом пароме, кто-то и со своими машинами, кто-то на своих или специально арендованных катерах. Так что летом на выходные туда лучше не соваться, да и билеты купить трудно. Местные жители, с пропиской о.Попова, могут проплывать на муниципальном пароме со скидкой, всего за 20 рублей. Они покупают билеты вне очереди. Поэтому в субботу-воскресенье возникает много трудностей с проникновением на остров. Местные, скупив билеты вне очереди, потом спекулируют ими. Паром официально может везти около 250 человек, больше не продают билетов. После этого билетёры, пропуская народ -- зайцев, берут с них по сто рублей, в выходные – дороже. Подозревая всё это, мы поехали на остров не в субботу, а в воскресенье, навстречу основному потоку отдыхающих.
На остров нас поехало восемь человек – Грил, Кургин, Демид, я, Дима Кондратьев, Роман Устинов, Игорь Лысенков и местная женщина, которая оказалась именем Юля, а происхождением была журналистка с нашей пресс-конференции. Я поехал в китайских шлёпанцах, купленных за 50 рублей в Уссурийские (с надписью “MADE IN MODKBA”), остальные – в нормальной обуви. В 13.30 отошёл наш паром, и только в 15.20 мы прибыли на остров, плыли почти два часа. На пирсе встречала огромная толпа желающих уплыть обратно в город.
Сначала осмотрели посёлок – как обычная деревня с гусями и курами, избушками и старушками, без многоэтажек. Раньше на острове был консервный завод, но сейчас он дегенерировал. Около десятка магазинчиков с повышенными ценами. На острове печётся местный хлеб по 20-24 рубля за буханку и маленькие булочки по 10. Небольшой памятник солдатам ВОВ и облезлые надписи «СЛАВА РЫБАКАМ», «СЛАВА ТРУДУ», «Труженики острова! Укрепляйте дисциплину! Внедряйте какие-то там передовые методы чего-то там» (часть слов уже нечитаема). Колонки. Колодец на замке, чтобы воду не украли. Огороды. Грунтовые дороги. Таксисты у причала.
Мы прошли через посёлок, подтянулись на турниках, вышли на противоположный берег и пошли по нему, мимо пляжа, мусорных баков и домиков турбазы. Дальше дороги для джипов не было, но не стало и мусора. Мы продвинулись вдоль моря и скал, тут и пригодились мои шлёпанцы. Но один из них натирал мне – жаль, не взял я носков. Но и тут подтвердилось появление в мире всех необходимых вещей: как только я обнаружил, что шлёпанец мне натирает и мне нужны носки, как они и увиделись – лежали, заботливо выстиранные и высушенные на каком-то валуне, забытые предыдущим владельцем. Очень мне пригодились.
Я шёл где-то по колено в волнах, обходя прибрежные скалы, а некие другие пролезали верхом через гору, ну и через некоторое время мы собрались на уединённом полуострове. Тут только две тусовки богатых отдыхающих, арендовавших катера на выходные, мешали нашему покою, но и они уплыли вскоре – воскресный день истекал. Тут было: камни, гора, море, солнце, ветер, но не было дров, еды и воды. За водой мы отправились с Романом Устиновым в длительное и трудное часовое путешествие. Благо бутылки валялись в изобилии в полосе прибоя. Прикоснувшись к камням, воде и моху, и потом все исцарапанные колючим низкорослым лесом (который рос на горе, которую мы решили пересечь верхом), пришли с другой стороны на турбазу и залили бутылки в раковине с надписью «Экономьте воду – вода привозная!» И только через несколько бутылок были изгнаны сторожами заведения, но 15 литров уже были наши (а идти до посёлка не хотелось). Еда у нас уже была, а дрова собрали по палке на нашем мысу, для наших нужд хватило. Грил развёл искусно огонь, сварили чай и еду, женщина смотрела на чудеса, ибо она на острове Попова в последние двадцать лет не бывала. Искупались, смотели на морских ежей и морские звёзды, потом вечерком и настоящие звёзды вылезли в небе, потом и луна, потом заволокло облаками. Поставили палатки, женщина оказалась без спальника, делила пенку, спальник и палатку с Димой Кондратьевым, ну а Демид спал и вовсе вовне палатки на берегу моря – было сухо и достаточно тепло.
На другое утро уже было не так солнечно, и после чая собрали палатки и в обратный мокрый путь. Посетили другую сторону острова, а потом в посёлок через два перевала – низких перевала. Везде на Попове работает мобильная связь. В дымке виден соседний остров – о.Рейнеке – и близлежащие скалы.
На причале выяснилось, что со вчерашнего дня многие не смогли уехать, не хватило места в пароме и даже в коммерческом 180-рублёвом пароме. Злые пьяные опаздавшие на работу владивостокчане ходили по посёлку, пили и ругали местных, которые вчера скупили сто 20-рублёвых билетов без очереди и спекулировали ими. У кассы стояла очередь, писали в список фамилии и номера, местные опять сочились без очереди.
-- Мы же местные, мы же тут живём, а вы отдыхаете! – ворчала, пробиваясь, визгливая тётка.
-- Эслы бы мы тут нэ отдыхалы, вы бы тут не жылы! – ответил ей толстый, лысый человек южной национальности, возвращающийся с отдыха на острове (с семейством и с машиной).
Поднялся ветер, пришёл пароход из Владика, мы купили билеты, сделали чай на примусе и долго возвращались во Владивосток. Вечером встряли в пробке, ехали больше часа до дому, но гречневая каша, майонез, кетчуп и консервы с рынка просрочки подняли наше настроение на великую высоту.

4 августа, вторник. Тусовочный день

Вторая тусовка во Владивостоке в нашей квартире должна была сегодня произойти. Но и до этого масса дел: зайти в библиотеку (в тот момент другой интернет пока не был изобретён), в интернете всё узнать и купить ж.д.билеты на Арсеньев в ночь с четверга на пятницу (оттуда мы потом поедем автостопом на фестиваль в Кавалерово). Потом я зашёл на почтамт -- пришло ещё одно письмо до востребования, отправленное в Брянской области Татьяной Мазепиной. А написать мне можно так: 690090, Владивосток, Главпочтамт, до востребования, Кротову Антону Викторовичу. Из Москвы во Владивосток письмо идёт 5 дней, из других городов России – немного дольше.
Потом я побежал на ещё одну передачу, где меня снимало ПТВ – приморское телевиденье, и потом бегом на улицу Нейбута. А что там: пришли, наконец, все мои посылки из Москвы с книгами по автостопу и с большим рюкзаком. Всё общим весом 130 килограммов в 13 коробках, так что забирать мы приехали впятером. Забрали это всё добро. Отправка грузов во Владивосток, из Москвы через компанию «ГрузовозоФФ», обошлась мне в 26 рублей за килограмм. Послать груз в Хабаровск или Иркутск стоило бы столько же, а в Красноярск, почему-то, дороже – 35 руб за кило. Минимальная отправка – 300 рублей.
Впрочем, все эти многие книги на тусовке играли лишь символическое значение, так как пришедшие к нам в гости граждане покупкой книг по автостопу, вольным путешествиям, туризму, альпинизму, авторской песне и газетой «Вольный ветер» не заинтересовались, как и на предыдущей тусовке. Пришлось действовать принудительно, подарить каждому пришедшему книгу «134 вопроса» и газету «Вольный ветер», а также реклкамку АВП. (На прошлой тусовке неделю назад покупателей тоже не нашлось.) Я вкратце рассказал про Индонезию, показал фотографии с Индонезии и Папуасии и небольшие видеофрагменты. Народу было 22 человека (12 местных и мы). Потом пили чай. Кстати, съедобных вещей тоже почти не принесли почему-то. Я думаю, что это временно: в Москве тоже не сразу у меня наладилась тусовочная жизнь, для этого потребовалось несколько лет. Звонили по телефону многие люди, но из них пришли не все. Часть пришедших, местные женщины, пригласили нас назавтра, 5 августа с ними в поход в катакомбы Владивостокской крепости, что и произошло – но об этом в следующем рассказе.
Ещё к нам в Дом АВП приехали два гражданина из Ижевска (мужского и женского пола), один из которых проявил чудесные свойства подтягивания на турнике, переподтягивав меня и всех других граждан. Предыдущим таким слоном оказался Роман Устинов, так что число «слонов» возрастает. Будем тренироваться дальше.
Tags: Владивосток, Дом АВП, Дом Для Всех
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments