Антон Кротов (АВП) (a_krotov) wrote,
Антон Кротов (АВП)
a_krotov

Category:

Подробности из Владивостока, про нашу жизнь, День АВП и прочее

28 августа - 3 сентября. Тусовки, гости и День АВП (длинный текст)

28 августа, пятница.

Днём Игорь Длинный и его новоприехавший друг пошли на местный Арбат дудеть в большие дудки, которые они привезли с собой. Большие дудки (длинною с них самих) вызвали удивление жителей города, и некоторые люди познакомились с ними, на что музыканты и рассчитывали, а другие бросили им разные деньги.
Демид уехал в район южней Славянки, с какими-то джиперами, с которыми познакомились на тусовке АВП. Он мечтал погрузиться с аквалангом в мокрые тихоокеанские воды. Я его предупредил, чтобы он был осторожен и ненароком не утонул. Демид взял с собой очень много продуктов, может быть чтобы накормить ими рыб?
Я же сходил в мечеть, где было большое скопление народу по причине святого месяца Рамадан. Перед молитвой, на полчаса, там обычно ставят диск с Кораном, где каждый стих читается сперва по-арабски, потом по-русски. Очень полезное изобретение, странно что так редко оно применяется. Имам говорит, что нужно не только бубнить или слушать суры из Корана, но и понимать их смысл, и приглашал всех в 22.30 вечера на особый ночной намаз «таравих», где после намаза он изъясняет все суры, которые были прочитаны. Очень прогрессивный человек этот имам. Он жил в Узбекистане, но уже много лет в России и говорит почти без акцента.
После мечети я ходил на рынок просрочки и приобрёл целую кучу продуктов, йогурты, бананы, газировки, халву и солёные огурцы в банках (по пять рублей за литровую банку). Также думал купить себе штаны за 100 рублей, но шмоточную часть Спортивного рынка постигла, кажется, участь московского Черкизовского рынка: его прикрыли! Куда-то делись и товар, и продавцы. Осталось не больше четверти торговых вещевых рядов, и штаны по сто рублей пропали или переехали куда-то. Нужно теперь их специально искать. Может быть в Уссурийске?

Вечером к нам в гости пришёл местный прогрессивный человек. Мы его не знали раньше. Звонок в домофон, идём открывать, спрашиваем:
-- Кто там?
-- Вовка-морковка!
Мы удивились, запустили его. Оказалось, местный парень, лет двадцати, учится на художника по костюмам. Ездил автостопом в центральную Россию, был на фестивале Пустые Холмы, где приобрёл у Татьяны Яшниковой книжку маленьких сказок В.Г.Кротова в обмен на макароны. И сейчас, значит, он приходит и приносит,
-- Это вам в подарок, гречка!
«Ну наш человек», думаем мы.
-- А это вам ещё, просроченное печенье!
«Чувак точно в теме», думаем мы. Так и оказалось.
Вовка тоже вписывает разных людей, а живёт совсем недалеко от нас, на соседней улице Овчинникова. (Эта улица Овичинникова к нашему ижевцу Дм.Овчинникову не имеет отношения.) Посадили его пока смотреть фотографии, а тут уже создалось девять вечера, и Гульнара испекла огромный яблочный пирог, а ещё был сварен суп. Его сварил товарищ из Мурманска, приехавший сюда автостопом и решивший тут месяц учиться на моряка. Даже две версии супа – с соевым мясом и без оного. Все обрадовались, и начиная с 21.00 начали есть суп, и затем пирог.
Вовка пригласил желающих к себе в гости; пошли я и Дима Овчинников. Оказалось пешком недалеко. У Вовки под дверью сидел уже какой-то человек из Хабаровска, его вписчик. В квартире оказалось огромное количество всяких старых вещей, собранных родителями Вовки: тряпки, одёжки, книги, пятилитровые банки с просроченным вареньем, всё внавалку. Мы кое-как просочились в щели между этими шмотками (сами родители его были в то время на даче). Вова подарил нам целую пачку старых газет (нам для ликвидации протечек), стопку пластиковых тарелок из-под бич-лапши и просроченные очень вкусные конфеты. Нам предлагали оставаться на ночлег, но мы всё же в районе полуночи вернулись в избу АВП, в которой, несмотря на многолюдье, было куда более просторно.
Наше общество пополнилось ещё одним человеком, жителем Кирова. Он был весной на нашей кировской лекции, а сейчас приехал автостопом через Красноярск. Часть же людей уже успели поразъехаться, кто временно на Сахалин, а кто окончательно в Москву, к началу учебного года. Некоторые уползли в Китай, сделав визу через фирму за 1900 рублей. Игорь Тютюкин и пристёгнутые к нему компаньоны (тётя Катя и Гена, не способные на самостоятельный выбор направления) взяли билеты на поезд до Москвы на шестое сентября.
Игорь Тютюкин – мастер по поспешной эвакуации из Домов АВП. Хотя он и перешёл в более публичный образ жизни, и посетил все четыре Дома АВП, -- но видимо тусовочная жизнь его неожиданно утомляет, и он убегает. В Иркутском доме АВП он не досидел дня до Дня АВП в Ореховой Пади и экстренно свалил на поезде в Москву; из Оша, вернувшись с Китая, срочно сел на другой же день в платный дорогой некомфортабельный джип-гастрбайтеровоз до Челябинска; из Каира по земле побежал так быстро (с тётей Катей), что за полдня проскочили Сирию и за два дня Турцию, ничего не посмотрев там и изведя кучу денег на автобусы. Теперь он приобрёл радость неделю ехать на поезде до Москвы с тётей Катей – одна надежда, что т.Катя принесёт пользу, продавая книги И.Тютюкина всем пассажирам. Кстати, во Владивостоке Игорь и его бригада коммерчески процвели, продавая на рынках всем подряд увеличенные копии денег, изготовленные Тютюкиным.

29 августа, суббота.

Каждую ночь у нас тут ночует человек пятнадцать, в среднем. Иногда больше. Но 15 человек – очень удобно и комфортно. И вечером, и утром, в квартире многолюдно, да и днём обычно кто-то остаётся. И вот приятно, что можно заметить.
Во-первых, не заметно никаких ссор, скандалов или ругани. Которые обычно сопровождали в совгоды коммунальные квартиры. Никто вроде не выясняет отношений (кроме разве что, иногда, тётя Катя ругается со своими попутчиками). Всё мирно, без обид и каких-то несбьыточных ожиданий. Короче, всё ништяк.
Во-вторых, нет злостных курильщиков или алкоголиков. Строгая селекция и запрет курения и пьянства, которое я провожу уже долгое время, дают свои результаты. Среди всех обитателей Дома скрыт один курильщик, -- но он делает своё дело тайно и редко, перед приходом домой или уходя на прогулку. Так только одного жителя Дома я видел курящим, из 60 человек самого курильного возраста (от 17 до 50 лет). Впрочем, соседка подозревает нас, что кто-то у нас курит и подкладывает ей под дверь бычки, но может быть это не из наших людей, а из прочих? По крайней мере, табаком ни от кого не пахнет.
В-третьих, никаких пока нет на нас наветов со стороны милиционеров. Никаких конфликтов с местными, а также никакого воровства. Все вещи, которые иногда терялись (Гриловский КПК, например), вскоре находились в пределах квартиры, просто завалившиеся куда-то.
В-четвёртых, отстуствие голода. Еда есть всегда. Если это для меня, например, не очень актуально по причине Рамадана – во время поста вместо еды лучше, например, пописать книгу, -- то для других важно, и вообще важно, чтобы на вписке была еда. Все что-либо приносят, без отдельных принуждений. Более того, возникают люди, которые готовят: то Дэн из Николаева сварит один суп, то я – другой, то Игорь из Мурманской обл. – третий суп, то Гульнара или Ксюха изготовят тоже чего-то вкусное, то каша сварится, то тётя Катя какую-то деятельность на кухне разводит и на всех хватает, потому что варим в двух сразу кастрюлях. То мы съездили на мороженный комбинат и купили оптом мороженого ящик. То кто-то опять вернулся с рынка просрочки и принёс очередные вкусности, не отличающиеся по качеству от обычных, но втрое дешевле, то вот блины образовались. Так что проблема голода не стоит перед нами.
Далее. Большое количество компьютеров на душу населения, ноутбуки и микроноутбуки водятся в большом числе. Поэтому можно набирать тексты, а некоторые смотрят фильмы, сортируют фотографии и прочее, иногда бывает даже интернет – через мобильники или через телефонную сеть. Сейчас, впрочем, интернет сломался из-за вируса, но в целом рост компьютеризации налицо.
Далее. Большое количество мудрецов на кубический метр. О какой точке планеты не подумать, -- в Доме АВП найдутся мудрецы, владеющие об этом информацией. Грил, Длиннюки, Демид, А.Русакович, П.Лагуткин, А.Мухранов и другие знающие граждане. Часть уже уехали, но тоже были знатоки. Плюс железнодорожные специалисты – И.Лысенков, В.Прутников, транспортные знатоки всякие, приезжают и уезжают. Плюс много активистов, все всё время ездят куда-то, и информация скапливается. Так что очень мудрый получился дом.
Хорошо, активно, но без перегрузки используются технические возможности квартиры: на кухне что-то варится, ванна и туалет тоже используются, но очередей нет при населении около 15 человек. Плюс время от времени кто-то убирается, днём, когда народу немного. Пятнадцать человек – видимо, идеальное население для двухкомнатной квартиры, если эти люди сознательны и среди них нет явных лентяев, паразитов или бездельников. А вот 25 человек однрвременно в такой квартире уже не очень удобно, тесновато получается; наверное, 25 человек хорошо бы жили в простороной трёхкомнатной квартире.
Часты идеи о «перенаселённости» планеты и городов. Но в каждой квартире может жить в пять раз больше народу, чем там живёт теперь. Как кому не холодно сидеть в один-два-три носа перед телевизором в пустых двух-трёхкомнатных аппартаментах? И кто жалуется на коммунальные платежи и на всеобщую дороговизну? Совместная жизнь удобней, дешевле и эффективней, чем сидение по одиночке. Оптом дешевле, чем в розницу, однозначно.
Многие люди, приехавшие в Дом АВП впервые, возможно будут иметь и дополнительное мнение. Отлично. Пусть и они его скажут.
Жить каждый год в другом городе Земли, не привязываясь к строчке «Прописка» в паспорте; вчера – Иркутск, Ош, Каир, сегодня Владивосток, завтра – Архангельск, Душанбе, Мадагаскар... Потом – Екатеринбург, Закавказье, Перу, Куньмин, Новосибирск, Стамбул, Пешавар, Ярославль, Кампала, Красноярск, и дальше, и дальше... Пока же Владивосток, самый далёкий от Москвы (из предыдущих домов) и самый дорогостоящий проект.
Остаётся только подсчитать коммерческие убытки. Весь Иркутский проект был осуществлён на деньги с продажи моих книг (одно пожертвование в 1000 руб внесла тётя Катя); в последующих двух домах книги почти не продавались, но мои расходы на дома в Оше и в Каире были возвращены пожертвованиями добровольцев; финансовый итог жизни во Владивостоке будет подведён после завершения Дома, через полтора месяца.

...Утром приехал ещё один постоялец – г-н Алексей Мухранов. Он был раньше в юго-восточной Азии и в Индонезии, а в последнее время работал в Петербурге судебным приставом – продал своё тело государству. Зимой он кратковременно посетил Дом АВП в Каире. Сейчас он, я так понимаю, решил отставить свою приставную работу и поехал во Владивосток, чтобы после него зазимовать в южной Азии.
Надо будет ему показать: близко с нашим домом есть местное отделение владивостокских судебных приставов, и на первом этаже этого здания – столовая «Автостоп». Правда, дорогая и невкусная.
Да, сколько же времени освобождается у человека во время поста месяца Рамадан! Не нужно сидеть, пить чай, всё время есть, готовить пищу, бродить за вкусностями по магазинам – всё это не обязательно. Экономится час в день, а то и больше. Некоторые люди много часов в день проводят в магазинах, потом на кухне и потом за столом, потом поглощая всякие трудноизготовляемые мясопродукты и другие хитрости. Так что время поста благотворно влияет на творчество, и можно больше времени сидеть, писать заметки о Доме АВП во Владивостоке или путеводитель по региону.
Ещё приехал один дальнобойный велосипедист. Он из Питера за 150 дней доехал до Магадана, уплыл на грузовом пароходе в Находку и приехал в Дом АВП. За время путешествия он оброс бородой. Теперь он собирается обратно в Питер, но уже не на велосипеде, а поездом.

Вечером в воскресенье меня опять отвезли в пионерлагерь особого режима «Океан», где я опять выступал перед публикой (500 подростков, но других) в теме «Встреча с интересными людьми». На этот раз интересных людей было меньше, чем в прошлый раз – тётку-эколога не позвали, которая читала с бумажки, и также не пришла тётя-милиционер. А вместо прежнего активного военного Романа Вдовина был другой военный, тоже с орденами, но толстый и старшего возраста. Привезли нас в «Океан» и сперва устроили экскурсию по этому детскому лагерю. Здесь, до полутора тысяч детей, содержатся – всякие активисты и отличники с восточной половины России – под присмотром пионервожатых и 240 видеокамер. С утра до вечера день их расписан, чтобы все были всегда заняты. Лагерь это международный, и поэтому иногда летом там отдыхают и дети из соседних ближайших стран – из Китая и Северной Кореи. Я так понимаю, что это дети бюрократов и чиновников, партийных активистов. В одном из помещений я увидел портреты Медведева и Ким Чен Ира. С биографиями обоих вождей. И с текстами гимна РФ и гимна Северной Кореи. Кстати, на днях в интернете я прочитал, что престарелый автор гимна СССР и России, С.Михалков, всё-таки умер недавно в 97-летнем возрасте. –
Детей из Северной Кореи и Китая я не увидел, но российских детей сейчас собирались нагнать. И точно, под звуки музыки, в концертный зал, пачками вошли в цветных форменных футболках (с надписью «всероссийский детский центр «Океан») сотни молодых организмов лет 15-16-ти и все стали кружиться, двигаться и петь опять так:
-- «Океан» -- это я, «океан» -- это ты, «океан» -- это лучшие люди страны, -- а потом поставили пластинку «Изгиб гитары жёлтой...» и все взялись за друг друга и начали раскачиваться в экстазе, как их учили преподаватели заранее. Вряд ли они все по своему почину так схоже двигались. Некоторые антисоветчики в средних рядах всё же не танцевали, а отсиживались.
Наконец после бездарной траты времени на танцы и песни началась сама встреча с нами, интересными (предположительно) людьми. Тётка-врачиха хорошо подговилась к встрече и стала вовсе неинтересной, показывая на экране свои диаграммы и слайды, никому не нужные, особенно в 15-летнем возрасте. Потом вышел военный, он был более бодрый и активный и даже спел с гитарой пару песен, к восторгу публики. Потом вышел я и вызвал, как и в прошлый раз, большой восторг аудитории – но не знаю, будет ли какой-то прок от моего выступления. Я раздал несколько десятков книг «134 вопроса и ответа» и рекламки АВП – всё, что взял. Потом меня аккуратно завернули, и опять начались песни и пляски, мигания на экране, сперва вывели нас (интересных людей), а потом поочерёдно вывели всех обитателей лагеря и развели их по баракам, ну то есть по корпусам.

30-31 августа (воскресенье-понедельник).

В выходные дни в городе, близ ДК железнодорожников, проходит книжная ярмарка. Мы с Игорем направились туда со своими книгами. Оказалось, что это маленькое подобие нашего московского «Олимпийского», только одноэтажный, маленький, в розницу и ассортимент небольшой. Вокруг ДК разложились в этот день на асфальте, подстелив газеты, десятки продавцов. Это были в основном школьники, которые пытались сбагрить свои прошлогодние учебники своим младшим коллегам. Были и взрослые продавцы, разложившие странные ассортименты книг. У одного торговца рядом лежал «Манифест Коммунистической Партии», «Путешествия Гулливера», искусство приготовления тортов и физика за 6-й класс.
Разложили и мы свои кнги, а Игорь, в дополнение – большие деньги и магниты. Однако, ажиотаж не возник. Я отошёл на рынок, оставив Тютюкина с книгами обоих ассортиментов (купил кипятильник взамен перегоревшего каирского электрочайника, и шорты за 10 рублей), вернулся, но книги ещё не продались. Тогда мы свернули нашу торговлю.
Вечером я отправился в мечеть на ифтар (после захода солнца, в месяц Рамадан, происходит совместное питание и молитва). Там познакомился с разными благочестивыми людьми, а они заинтересовались мной. Я поведал им о своих путешествиях. После молитв, один из людей, дагестанец, довёз меня до дома на машине, так как общественного транспорта вечером почти не существует.
На следующий день, в понедельник вечером, ифтар посетили мы с Демидом. До этого мы сходили на рынок за просроченными продуктами и набрали много йогуртов, для создания йогуртового коммунизма (по 2 руб за й-коробочку). И потом в мечеть. В ней остались допоздна, до намаза-таравих. В отличие от многих других мечетей, здесь имам каждый вечер в период Рамадана разъясняет смысл прочитанных аятов, толкует, приводит примеры из жизни. Поэтому на намаз-таравих приходит много народу, во всяком случае более ста человек. Заканчивается всё только в районе полуночи. Имам интересовался нашей сущностью, я подарил ему книги по автостопу.
Вечером после намаза мы с Демидом нашли попутку в нашу сторону, тем же способом что и вчера – спрашивали людей, кто едет в район «100-летия». Благочестивый человек Мустафа доставил нас до нашей остановки (сам он ехал дальше) и вручил лепёшки и иные полезности.
Пришли мы домой в поздний час и завалились спать.

1 сентября, вторник.

Утром весь город и вся страна, и другие вероятно страны, отмечали день учащегося. Повсеместно в школы направились школьники, а в институты – студенты. Большинство их, я думаю, были огорчены концом каникул и началом учебного года. Не очень многие были рады началу учёбы.
Мне было поручено провести «Урок гражданственности» для 10-классников одной из школ на ул.Снеговая. Видимо, других выступающих к 1 сентября не нашлось, а меня посоветовал в школу Роман Вдовин, военный, с которым я выступал в лагере «Океан». Я сразу решил, что по заданной теме (как стать настоящим гражданином России) говорить не буду, а просто расскажу немного о себе, а потом скажу, как неплохо быть гражданином мира вообще, и об отношении к другим народам и национальностям.
Дальний Восток, вообще, имеет большое количество людей, увлечённых русской идеей, русской нацией и пр. Даже в наш Дом АВП проник один такой, киевлянин, который считает, что белые люди изобрели всё, а остальные негры, китайцы и азиаты – подвиды обезьян. И что гениальных негров и китайцев не бывает, а все древние открытия сделали, конечно же, белые. И на фестивалях тут прослеживается патриотическая составляющая, песни всякие военные и около того. Вот я и подумал, что проведу в школе более общее разъяснение, с тем, что все людь братья, будь то русские, чеченцы, китайцы, афганцы, негры, вьетнамцы, евреи и кто там ещё имеется.
Всё, как хотел, я и рассказал, к небольшому удивлению учителей (которые обо мне не имели заранее представления), и также решил пообщаться со школьниками, чтобы они задавали вопросы. А вот школьники показались скучными и одинаковыми. Мне кажется, что они вовсе ничем не интересуются уже, к 10-му классу, ничего не хотят. Может быть, небольшой процент активных и думающих людей просто прогуляли 1 сентября, и в этот день пришли лишь бездельники-отличники (или отличницы)? Может быть. Хочу заметить, что обнаруженные мной дети не интересовались не только путешествиями, но и вроде вообще ничем не интересовались. У нас в школе тоже, двадцать лет назад, было такое же явление. Отчего в молодёжи уже к 15 годам такая возникает одинаковость? Виновата в этом школа, или даже раньше это начинается, в семейном воспитании, дома?
Я помню, в школе, когда я был в 10-11-м классе, я вёл активную пропаганду среди учащихся по трём направлениям: 1) о вреде предмета «русский язык», его бесполезности, 2) о «культуре» и предрассудках человечества, 3) о возможностях самостоятельных путешествий на электричках. Одношкольники меня с интересом слушали, но никто не разделял этих мыслей и никто не реализовывал мои полезные советы, а сами они тоже не были готовы придумать хоть что-то или высказать свои полезные советы по улучшению жизни.
После урока я раздал свои визитки и на всякий случай пригласил всех желающих к себе в гости, но никто, разумеется, не пришёл.

Днём съездили на рынок (я, Игорь Лысенков, КсюхаЧу, товарищ из Кирова и др.) и купили огромное количество еды, в том числе просроченные мюсли, йогурты и огурцы маринованные и очень вкусные в банках, всего по пять рублей за банку. А также и большой арбуз. Очень большой и длинный, больше 12 килограммов. И маленькие арбузы, которые оказались позднее не такими вкусными, как большой. Поездка на рынок на Спортивной занимает примерно три часа, вместе с дорогой, и очень интересна – что там ещё выкинут просроченного? А вот дешёвых штанов за 100 рублей опять не было видно – мне кажется, что власти разогнали китайцев с дешёвыми штанами, как и в Москве на Черкизовском рынке. Придётся покупать штаны дороже в других местах. (А вот шорты я недавно купил очень хорошие за 10 рублей, но они на меня не налазят – подарю их кому похудее.)
Далее, в этот же день была тусовка АВП у нас на квартире. Люди сильно опаздывали, но в результате собралось всё же около тридцати человек. Среди них были местные уже известные нам жители: старый тусовщик Паша Аларик, живущий по соседству Вовка-Морковка и другие. Мы проинформировали, что завтра, 2 сентября, будет День АВП, и пригласили всех на остров Попова.

2-3 сентября. День АВП на острове Попова.

Утром 2 сентября Демид заранее сходил за билетами (а то вдруг они бы кончились, такое же бывает) и приобрёл 21 билет для тех, кто выезжает из Дома АВП. Это были:
1 Антон Кротов, 2 Демид, 3 Грил, 4 Саша белорус, 5 Артём Русакович, 6 Оля из Хабаровска, 7 Дима из Дмитрова, 8 Дима Овчинников из Ижевска, 9 КсюхаЧу, 10 Длиннюк, 11 Гульнара, 12 Паша из Питера, приехавший за Длиннюками их знакомый человек с трубой, 13 Тютюкин, 14 тётя Катя, 15 Гена из «мафии тёти Кати», 16 Игорь Лысенков, 17 Максим, товарищ из Кирова, 18 Тарас, товарищ из Киева, 19 Алексей Мухранов, 20 Дэн из Николаева, 21 высокий в очках человек Миша из Жуковского. (Он потом дольше всех остался на острове.)
На причале к нам присоединились и следующие товарищи: 22, 23 Две хорошие женщины из Читы, одна из которых донор, собирающиеся в Китай, 24 Виталий, велосипедист из Питера, доехавший до Магадана своим ходом, он вписывался ранее у нас, но перебрался на другую вписку, 25 Роман из Владивостока, человек, верующий в Библию буквально, 26 ещё один хороший человек из Владивостока. Ещё один владивостокский человек ехал с нами на пароме, но идти на День АВП не стал, а ушёл нырять на другую половину острова.
Подплывая к берегу, мы решили остановиться не в прежнем труднодоступном месте, а на пляже недалеко от посёлка, чтобы туда было проще добираться (в том числе человку с велосипедом) и ближе ходить за водой, за едой и за дровами. В прошлый раз мы это место забраковали – там стояло много палаток, а сейчас, осенью, не было ни одного отдыхающего. Так что мы вышли на этот пляж, складировали найденный нами мусор в одну кучу и поставили палатки, которых оказалось шестнадцать. Самая большая палатка была у человека, верующего в Библию, у него в палатке был и надувной матрас, очень большой, и даже складной стул. Так много было у него вещей, что матрас он потом оставил на острове Попова в дар будущим поколениям.
Мы установили палатки, купались, собирали дрова, делали костёр, ели кашу, мюсли, просроченные каши «Быстров», арбузы. Ближе к вечеру съели большой арбуз, а я рассказал о первых годах АВП и предыстории нашей тусовки. О том, как начинал путешествовать и собирать народ при помощи переписки, о первых собраниях на квартире в 1993 и 1994 годах, о первых массовых путешествиях, квартирных концертах, о первых гостях-впичсиках, и что потом из этого вышло. Об этом можно было бы написать отдельную книжку. Может быть, она когда-нибудь и возникнет.
Наутро продолжили купания и разговоры, а также ходили на вершину местной горы, на которой оказался военный форт, заброшенный, как и многие другие здесь объекты. Сегодня должно было быть два парохода – утром и вечером. На утренний никто не пошёл. Думали, что все пойдём на вечерний, но и на него отправилось только 12 человек – остальные остались на острове. Место отличное, дрова в изобилии, родник наверху на зелёных горах имеется, погода хорошая, а недостающие продукты можно приобретать в посёлке.
Вечерний пароход, на котором плыл я, тютюкинцы, две читинки, Тарас из Киева, саша-белорус, Мухранов, Дима Овчинников, кировчанин и ещё один наш человек (кажется, Дима из Дмитрова), в этот вечер должен был заехать и на остров Рейнеке, на котором мы не бывали и ни разу его не видали. Это самый небольшой остров, на нём живёт человек сто, а зимой всего несколько семей. И эта территория является частью города Владивостока, самой далёкой его частью и с самым ненадёжным сообщением. Зимой вообще нет туда парохода, залив замерзает. И жители ходят пешком по льду через остров Попова (а на Попов всегда есть паром). Летом же на Рейнеке много отдыхающих. Проезд сюда стоит всего 40 рублей, островитянам 20, так что это самая дешёвая морская прогулка в регионе.
По дороге проплывали наш берег и махали остающимся на берегу транспарантом АВП, чего они, впрочем, не видели. Мы же фотографировали их с увеличением. С удивлением обнаружили, что оставшиеся на берегу, в отстуствие начальства, многие сделались голыми. Но кто именно, разобрать было нельзя из-за дальности. Потом я удалил эти подозрительные фотографии.
Итак, мы причаливаем к острову Рейнеке, видим несколько домиков и человек пятьдесят народу на причале. Не все они были уплывающими. Часть оказались какими-то неформалами в очень странных одеждах, зачастую в женских. Они громко хохотали, просили деньги в шляпу, зазывали всех остаться на Рейнеке, говорили что они некая группа «Сидор». Я бросил им в шляпу 1 руб, а Мухранов, щедрая душа, не пожалел 100 руб. Эти деньги им были нужны для дальнейшего проедания и пропивания на острове.
Кассы на берегу не было – садящиеся в пароход расплачивались прямо на борту. Пароход забрал всех желающих и поплыл во Владивосток, куда мы и пришли в поздний час, в 21.20. И направились в дом АВП на автобусе.
По дороге, в этот же автобус, подсел некий Евгений из Хабаровска, он тоже ехал к нам на вписку и случайно оказался в этом же транспорте. А в Доме АВП завёлся человек по имени Георг, москвич, специалист по транспорту. Таким образом, число участников проекта достигло 69 человек. Если не считать двух иркутских девушек, приезавших однажды в пол-первого ночи – им нашлось место только в прихожей, и под утро они, затоптанные, сбежали (так и не записавшись в книгу). Будет им знание – не стоит приходить так поздно.
Итак, мы завершили поездку на День АВП, и в эту ночь в Доме ночевало человек двадцать – и ещё человек двенадцать было на острове. Поздравляю с Днём АВП !

СПАСИБО ВСЕМ, кто принял участие в отмечании 14-й годовщины АВП !
Следующий День АВП будет отмечаться, иншалла, в Таджикистане 2 сентября 2010 года. К этому дню нужно будет пошить новый большой транспарант.
13 лет АВП (2008) отмечалось в Москве у меня дома.
12 лет АВП (2007) отмечалось в горах Кыргызстана, у подножия горы Мазар.
11 лет АВП (2006) отмечалось у станции Ореховая Падь на берегу Байкала.
10 лет АВП (2005) массово отмечалось после самой даты у меня дома, а 2.09.05 мы с Олегом Моренковым отмечали этот день в Афганистане.
Наука победит!
Tags: Владивосток, День АВП
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments