Антон Кротов (АВП) (a_krotov) wrote,
Антон Кротов (АВП)
a_krotov

Categories:

Автостоп Комсомольск-Хабаровск, вписка в мечети, Бикин, Вяземский, Дальнереченск, Ружино

...Пока выходил из Комсомольска, попутно заходя в интернет и фотографируя окрестности, -- сделалось уже два час дня. Недолго стоял в каждом месте; по большому мосту переехал Амур; потом седовласый усатый водитель, по фамилии Волков, довёз меня до Селихино. Особенность этого водителя была та, что он в своей жизни (по его словам) не съел не единой таблетки, и занимался закаливанием, бегом, штангой, прорубью и другими видами оздоровления. Моё было удвиление, когда он сказал, что ему свыше семидесяти лет. А на вид выглядит моложе. Остаётся лишь предполагать, это случайное явление или закономерное следствие здоровой жизни и отказа от лекарственной медицины? Иной ведь человек и спортсмен, а помирает лет в пятьдесят, а другой алкоголик и курильщик, и живёт девяносто лет. А сколько не было оздоровителей, врачевателей, изобретателей всяких систем, никто не прожил хотя бы 120 лет, чтобы показать преимущество своей системы.

А тут на грузовичке взял меня другой дядечка, и тихо и спокойно повёз меня в Хабаровск, а вёз он какие-то скамейки для вокзала, а также несколько рыбин, добытых им по знакомству у рыбаков. В столице края я был примерно в восемь вечера, под самый закат солнца.

 

В турклубе «Горизонт» никого не должно было быть в этот вечер – все активисты на выходные отправились на турслёт на природу. Также я не хотел идти к человеку, подмочившему мои книги и свою репутацию. Решил отправиться в мечеть, ведь я никогда не был в мечети в Хабаровске, заодно и проверю её сущность. Адрес выяснил заранее по интернету (есть сайт мусульман Дальнего востока

Мечеть спряталась на окраине города, среди частного сектора, на неосвещённой и глухой Костромской улице (в районе остановки, которая называется, почему-то, «Сингапур»). Я пришёл – было почему-то пусто. На столе стояли фрукты и другие объекты, но едящих не было. Лишь сторож сидел в будке во дворе мечети. Съел одно яблоко, осмотрел мечеть и стал ожидать джамаат (коллектив). На двери мечети висело печатное предупреждение, что оставаться на ночь в мечети строго воспрещается, кроме как с личного особого разрешения имама мечети или главы религиозной общины. Для порядка тут были напечатаны и их телефоны. Нарушителей было обещано оштрафовать почему-то на 2000 рублей, не больше ни меньше.

Вскоре коллектив стал появляться. Это был совсем другой коллектив, чем во Владивостокской мечети. Многие были азербайджацами, а другие – таджиками. Среди них значительное число было шиитов, они при молитве подкладывали под голову маленький камень (из сушёной глины), как это все могут видеть в Иране повсеместно. Собралось сто человек, и имам создал особую молитву – намаз «Таравих», который читается в священный месяц Рамадан поздно вечером. Бородатых людей почти не было среди посетителей.

Святая молитва «Таравих» читалась здесь иначе, чем во Владивостоке. Если уже в привычном нам городе молитву читали долго, протяжно, и потом с разъяснением по-русски всего прочитанного, причём с таким планом, чтобы за месяц прочитать с начала до конца весь священный Коран, -- здесь молитву читали очень быстро, скороговоркой, так что от большинства и смысл ускользал. Да и какой смысл, смотри не затормози, так быстро нужно совершать поклоны, как в ускоренном фильме. Зато быстро вся процедура была закончена. Шииты в большинстве молились вместе с нами, но три каких-то самых отдельных шиита совершали молитву отдельно, позади всех в уголочке. Наверное у них были свои отдельные причины так поступить.

Вечером в мечети, за ужином, остались несколько человек – имам, таджик, умный, уверенный и учёный, несколько других мужей и какой-то азербайджнец в пиджаке, в котором я заподозрил КГБшника. Он всё имел нездоровый интерес к моей бороде. Всё казалось ему, что борода у меня слишком большая, и надеялся обличить меня в «ваххабизме». Что это такое – «ваххабизм», никто по-настоящему и не знает, но это хорошая кормушка для наших северокавказских милиционеров: не нравишься им – вот ты и ваххабит, поди докажи что ты не он, если никто не знает, каков должен быть ваххабит. Нет, верней, знает – вот я писал в прошлом году в своих постингах про Чечню: ваххабит это тот, у кого закатаны штаны, у кого под ними нет трусов, у кого имеется борода и загранпаспорт, тот, кто имеет знания по-арабски большие, чем просто «саляму алейкум», кто имеет в кармане чётки, а в рюкзаке или на голове – тюбетейку, и у кого при себе есть любые географические карты, упаси Бог, с пометками. Такого можно и нужно ловить, по мнению властей, обыскивать, задерживать, бить и таскать за бороду, а можно и выставить на деньги. Только какая тут связь, чем так вреден этот бородатый и безтрусовый ваххабит, это уже никто не истолкует.

Итак, азербайджанский пиджак задавал глупые вопросы про бороду, потом впрочем ушёл. Среди всех соратников имама был один лишь с бородкой, остальные бритые. Имам советовал мне жениться, и сообщал, что это очень важно, приводя в пример Святого Пророка, да будет мир с ним, и его изречения. Что же касается ночёвки, то многократно извиняясь, что опасается облав ментов, имам оставил меня-таки на ночь, но не в самой мечети, а в вагончике сторожа рядом с нею. Сказал, что в будущее время, если мне нужна будет долговременная вписка, чтобы я по возможности позвонил ему заранее по указанному телефону.

Так я заночевал при мечети в Хабаровске. Нужно отметить здесь, что готовых зданий мечетей на всём российском Дальнем Востоке только три: в Хабаровске, Якутске и в Находке. Ведётся строительство в Уссурийске; процессы замерли в разных стадиях во Владивостоке, Южно-Сахалинске, Петроавловске, Артёме, Нерюнгри и ещё в нескольких городах. Во многом проблема в противодействии властей, в их опасениях, что мечетью будут пользоваться, для распространения своих идей, эти самые неуловимые «ваххабиты».

 

13 сентября, воскресенье. Новые города.

 

Сегодня мне предстояло, для познания жизни и сбора материалов в путеводитель, посетить ещё четыре городка по пути из Хабаровска во Владивосток. Используя электрички и автостоп, мне даже пришлось покинуть прямую машину до Владивостока, чтобы посетить все эти города. А именно вот такие:

Вяземский – первый городок, похожий более на деревню.

Бикин – второй городок посолидней, содержит много воинских частей.

Дальнереченск – третий городок, известный моим читателям по одной из моих дорожных баек, -- где один из народных путешественников спрашивает меня: «сомали, сомали... а ты был в Дальнереченске?» (см. А.Кротов. Дорожные байки. 40 приключений в дороге и дома. М., 2005). Теперь скажу, что был. Дальнереченск уютный и опрятный город с одной приличной улицей – ул.Героев Даманского, с небольшим кубиком белого вокзала и с памятниками разным героям. Именно здесь, 40 лет назад, проходили бои на острове Даманский – мелкая война с китайскими товарищами из-за ненужного никому островка на Уссури, который потом пришлось всё же китайцам уступить.

Наконец, Лесозаводск и ж.д.станция Ружино интересны тем, что именно здесь была наконец закончена, в начале 2000-х годов, электрификация Транссиба. В честь чего и монумент.

Подробно об этих городах писать не буду – потом прочтёте в путеводителе. В два часа ночи я сел в переполеннный общий вагон совгавнянского поезда (Сов.Гавань—Владивосток), забрался на третью полку и уснул.

 

14 сентября, понедельник. День Хубс-Угла.

 

Сегодня три года с того дня, как мы в Монголии завершили обхождение (по западному берегу) большого и интересного озера Хубсу-Гул (Хубс-Угол, как мы его называли). В связи с чем поздравления всем участникам того похода – Длиннюку, Демиду, Татьяне Мазепиной и мне. Ура!

Во Владивостокском доме АВП завелась ещё пара человек – иностранцы, а также женщина из Питера, известная как КомМышь. Она тоже собирается, кажется, в Китай. Приехал наконец и Юстас, ветеран всех Домов АВП. После Владивостока он собирается в Японию, а потом – в Новую Зеландию (эти небольшие страны для обладателей литовского паспорта безвизовые.) Таким образом число жителей Владивостокского дома достигло 80 человек (общее число). По счастью, начался отток людей на Камчатку – с 15 сентября были в продаже (заранее) дешёвые авиабилеты Хабаровск—Петропавловск. И эти билеты, всего за 2200 рублей в один конец, они были приобретены многими москвичами и другими туристами. В одной из первых партий полетят Грил и А.Русакович, и ещё пол-самолёта будут знакомыми людьми. Потом улетят Георг, Назаренко и другие люди, что уменьшит население нашей квартиры, а под самый конец полечу я (уже после завершения владивостоскоского проекта) и Андрей Сапунов, который пока до нас не добрался.

А ещё у нас обнаружилась электрическая авария: почему-то погас свет в большой комнате, и вырубились розетки. Причины этого были неясны. Это случилось ещё до моего приезда с Хабаровска. Вадим Назаренко хотел поковыряться в электрическом щитке, но тут на него набросилась тётка-соседка, которой он отключил случайно что-то. И тётка закрыла щиток на ключ. Я стал выяснять, как вызвать электрика, но об этом никто не знал: ни соседи по этажу, ни другие соседи, ни хозяйка квартиры, ни сотрудники квартирного бюро. В интернете я выкопал разные телефоны, но всё не те, оказалась разная теплосеть, сантехники и прочее. Вечером так и заночевали во тьме (вырубился свет и в маленькой комнате). И только во вторник свет удалось восстановить – всё же удалось выманить из-за железной двери пугливую соседку, которая всё же открыла ключом щиток – всё решилось просто, нужно было только повключать-повыключать рубильники.

www.furkan.ru).
Tags: Бикин, Ружино, Хабаровск, автостоп, ислам, мечети, мусульмане
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments