Антон Кротов (АВП) (a_krotov) wrote,
Антон Кротов (АВП)
a_krotov

Первый месяц завершён. -- Финансы домосъёма. -- Лекция на острове. -- ТВ. -- Разбегающиеся дети

ПЕРВЫЙ МЕСЯЦ ЗАВЕРШЁН

 

Прошёл уже один месяц, с тех пор, как мы заселились в северные края -- и сменили благоустроенные квартиры в г.Москве на деревянную избу 1940 года постройки с печным отоплением и неоткрывающимися окнами. В протяжении этого времени постоянными жителями избы явились только мы вдвоём с Димой Кондратьевым, а остальные поселенцы менялись. На вечер 26 января общее число обитателей Дома достигло 32 человек.

 

Расходы на избу АВП составили 10.869 рублей (6000 – двухмесячная квартплата деду, 3000 – единоразовая комиссия агенству, 1869 руб – прочие расходы, на оборудование Дома и на транспорирование сюда вещей и посуды из Владивостока). Пожертвования на избу, по итогам первого месяца, покрыли ровно половину расходов – 5400 рублей было собрано. По 1000 рублей внесли Дима Кондратьев, Антон Веснин, Дима из Зарайска и Игорь Лысенков. Ещё поступили пожертвования в 800, 500 и 100 рублей; некоторые из них были внесены ещё заранее в Москве. Спасибо всем, кто  внёс свой вклад в развитие проекта «ДОМ ДЛЯ ВСЕХ».

Дедушка, хозяин избы, пока не проявлял особых беспокойств. Только два раза звонил из Питера, удостоверялся, что у нас всё нормально. А вот родственники обитателей Дома АВП звонили мне раз в двадцать чаще. Почему-то все предпочитают звонить мне, надеясь, что я обладаю точнейшей информацией о жизнедеятельности их немалолетних детей.

Соседи не заходили к нам ни разу (за стенкой слышен лишь иногда их кашель или телевизор), видать, их мало что интересует. Из всех жителей Бревенника к нам приходит только один дядька, Дмитрий, подаривший нам Коран. Каждый раз он одаривает нас дровами – жизнь на острове привела его к мудрости!

А вот дедушкины НЗ дров быстро приближаются к концу. Хорошо, Андрюха выкопал с-под-снега большие старые брусья, из которых вероятно дедушкины предки планировали строить расширение дома. Брусья пролежали под снегом и друг под другом не один десяток лет, и впитали в себя все атмосферные осадки минувшего века. Отчего, промёрзшие, они достигли большой массы. Удивительно, как Андрей выковырял и притащил в тамбур полтора бруса (они весят значительно больше него). Остальные уже выковыривали мы совместными усилиями. После чего следовало их попилить, и, по возможности, подсушить. Но вот незадача: при сушке они стали трухлявиться и начали выделять целые литры жёлто-ржавой жижи столетий. Пришлось их обратно вернуть в тамбур, поколоть и отсушивать уже по частям. Образовавшиеся гнилушки, высушиваемые по частям, тоже пригождаются в топку. Вперемежку с сухими дровами бревенчатого кришнаита Димы.

Что же касается продаж книг в Доме АВП, то они невелики. Напротив, число книг в Доме сильно возросло, благодаря принесённым из зоны фолиантам на историческую и научно-техническую тему. Есть и интересные книги, которых я раньше не читал – например, Чехов «Остров Сахалин».

Температура уличного воздуха в первый месяц нашей бревенчатой жизни колебалась от -5 до -35 градусов. В  избе же свои климатические зоны. Как правило, пока печку не топишь -- от +10 до +15 во всех комнатах. Если печку натопить, то в дальней комнате +10, в средней +15, в тёплой +20. В мороз в маленькой тупиковой комнате бывает до +5. А самое холодное место дома – туалет. И впрямь, не стоит там задерживаться.

 

25-26 января. Лекции АВП. Остатки СССР. Телевизор, дети, милиционер, чудеса на Бревенника и новые гости.

 

Так. Лекция АВП на острове Бревенник!

С утра, правда, съездил в город; у меня взяло интервью некое архангельское СМИ. Вернулся – и вскоре уже к лекции. В библиотеке Маймаксанского Лесного Порта.

Библиотека сия – древесное двухэтажное здание. На первом этаже – сама библиотека, плюс крошечный кабинет директорши. На втором этаже – целый музей! В нём и зал. Среди книжных стелажей, витрин, стендов и знамён. Музей этот, который нам сейчас открылся, -- это типа Зал Славы Маймаксанского Лесозавода номер 15. Или Маймаксанского Лесного Порта, а скорее – это сразу.

В музее – портреты передовиков, история возникновения марксистских кружков на острове Бревенник, история первых политических стачек и забастовок сто лет назад, революция, интервенция, героизм, подъём лесного хозяйства, ВОВ и все участники войны с этого посёлка (в виде портретов, и живые, и уже умершие), и большие парадные Книги Почёта, в которые вносились все перевыполняльщики планов. Первая Книга Почёта, на плотной бумаге, в красной обложке, с портретами Ленина-Сталина тиснёными, датирована 1947 годом (страницы затёрты – видимо, все смотрели, хвастались друг другу...) Все участники этой Книги Почёта, перевыполнившие план по лесосплаву и лесопильству, уже давно лежат в гробах, истлели. Потом другие Книги Почёта – уже 1950-60-70-80-е годы, уже с одним лишь профилем Ленина – без Сталина. Те страницы не так затёрты, видимо, почёт приелся, и уже никто особо не хвалился своими подвигами. Плюс большие «фотокниги» -- пионерлагерь, и прочее, и прочее, в отдельном альбоме – опять же, все ветераны ВОВ в виде чёрно-белых фотографий и аккуратным почерком подписаны, тушью наверное. Фотографии коров на выпасе, график роста переработки леса, торжественные собрания и митинги под открытым небом, на 40-летие Великого Октября, начальники Маймаксанского Лесного Порта стародавних лет... Переходящие знамёна красного и бархатного вида, победителям соцсоревнований... Ленин, Ленин, всюду Ленин – потретами, барельефами, просто как фон.

Всё это напомнило мне египетские музеи, в которых экспозиция застряла 50 лет назад, застыла навсегда. Тут же всё оборвалось примерно в 1989 году. Двадцать лет назад это был живой музей, сюда водили детишек, показывали трудовые подвиги отцов, здесь (наверное) принимали в пионеры, в комсомольцы, здесь на торжественных собраниях  вносили в Книгу Почёта грузчиков, водителей, трактористов... И вот – трах! Нет ни пионеров, ни комсомольцев, ни лесозаводов, ни Ленина, под знаменем которого шли, клялись, строили и сеяли. А вот в минувшем году и зону распустили. Бревенник быстро стал ненужным, необитаемым островом!

Действительно, несмотря на тысячи людей, числящихся здесь в посёлках, остров наш – почти безжизнен, почти необитаем! Работники лесозаводов, отмеченные в Книгах Почёта, состарились; молодые разъехались; основной доход здесь – это пенсии, которые проедаются в местных магазинчиках. Ну ладно, есть ещё и госработы: медпункт, ментпункт, почта, библиотека, школа также. Ну а так... Была большая взрослая игра – СССР, игра закончилась, игрушки сломались, а новую игру себе сам не каждый смог придумать. Массовика-затейника нет. Ленин, Сталин – вот были массовики-затейники, такую игру затеяли, что 70 лет играли, а оказалось, что всё это и не нужно было, что всё это игра, но на неё почти вся жизнь ушла (у старых жителей Бревенника), а что теперь? Вот.

И видно, что в конце 1940-х годов ещё играли по-серьёзному, видно – как истрёпаны страницы Книг Почёта, а вот в 1970-80-х уже не так – и не объяснить просто ветхостью того материала и новизной других страничек. А теперь, кого сильно обрадует, что за успехи в труде внесут кого-то в книгу почёта Маймаксанского порта?

 

Но я отвлёкся. Пока мы с Димкой смотрели музей, -- сотрудницы библиотеки долго и безуспешно старались наладить проектор для моих фотографий. Который так и не заработал. Как они не звонили по всем знакомым, стараясь узнать секрет – настроить не удалось (может никогда и не включали?) Но меня больше волновало иное – придёт ли хоть кто-то на бревенчатую лекцию.

Итак, первым пришёл старик 60-ти лет, обросший седой щетиной. Может быть из тех, кто был когда-то в Книгах Почёта. Осмотрев мои книги, выбрал «Автостопом в Индию» и «От -50 до +50» и приобрёл их. Попросил автограф.

После старика пришли дети – возрастом 10-12 лет. Их пригнали со школы. Вместе с сотрудниками библиотеки вышло 29 человек. Итак, начинаем! Я рассказал о себе, о путешествиях, об их возможности для каждого; Дима тоже. Народ слушал тихо. Но когда перешли к теме вопросов, поднялось оживление! Источником оживления был старик. Сперва он громко заявил примерно следующее:

-- Я женился 35 лет назад. И вот через 33 года любовь закончилась! Через 33 года! – и далее что-то понёс непередаваемое.

Мы выслушали, потом дети и библиотекари задали некоторые вопросы, но дед опять проклюнулся и стал петь песню, громким хриплым голосом. В песне этой было четыре куплета, и происходила она из тех же времён, что и музей, и сам старик. Между каждым куплетом он восклицал (или это был припев?)

 

Маймаксанский лесной порт!!

Маймаксанский лесной порт!!!

 

На всех слушающих нарисовались улыбки. Ещё несколько вопросов, и дед опять начал грузить песнями. Какую песню они пели в первом классе, какую во втором... Возможно, дедушка был нетрезв? Или здесь просто такая интеллигенция? Библиотекари сделали деду замечание. Он усидел молча минуты две, но потом опять встрял:

-- А я вам прочту стихи поэта (такого-то). Вот слушайте:

И прежде чем мы успели вткнуть слово, опять пошли стихи, очень хриплым голосом. Какой и должен быть голос у человека, прожившего 60 лет на Бревеннике. Попутно и выяснилось, чтоу дела весной день рождения такого-то числа, у его жены – такого-то числа, узнали подробности о его детях, внуках, о его военной службе на п-ове Рыбачий (он там ракетничал сорок лет назад), о его жизни в Фергане, Коканде и иных местах Узбекистана в далёкие «цветущие» советские годы, и прочее. В целом старик занял половину эфирного времени, пока я не поздравил его с такой разносторонней биографией и подарил, в довесок, «ПВП». Дети хихикали.

По окончанию мероприятия (оно длилось час) я предложил желающим приобрести «ПВП» и вопросы по свободной цене, что присутствующие и сделали, приобретя много книг и накидав мне целых 13 рублей с копейками мелочью (кроме них, обычные книги на 400 рублей взял только дед). Я пригласил желающих к себе в гости, и школьники, заинтересовавшись нашей экзотической жизнью, последовали к нам в избу, в количестве 5 парней и 2 девушки. Потом некоторые ушли, а четверо задержались дольше – упитанный перекормленный Максим, маленький Ваня, умный и любопытный Серый и спортивный и флегматичный Андрей. Всем им лет по двенадцать. Дети увлечённо смотрели мои фотографии и переснимали некоторые из них на свои мобильные телефоны, потом боролись со мной и друг с другом, шумели в избе, а вечером ещё (двое) зашли и принесли нам пару шоколадок в подарок.

Так завершилась наша лекция на о.Бревенник. Вечером к нам в гости пришёл Дима – местный кришнаит (на лекции он не присутствовал), а потом прибыла ещё пара нижегородских женщин.

 

Также в этот вечер позвонил москвич Андрей Степанов, с которым мы раньше уже говорили о проведении религиозного диспута в Москве, и предварительно назначили его на 27 февраля. Андрей предложил тему – «Библия и Коран. Боговдохновенность, вставки, противоречия». Тема интересная, хотя первый вопрос -- боговдохновенности,  вероятно, не объясняется логическим путём и не доказывается. (Ну или нужно взять за основу какую-то систему определений, общую для нас.) Так что, наверное, основным вопросом нужно обсудить вставки и противоречия, а боговдохновенность – она останется вопросом веры.

 

Также звонили телевизионщики, которые мечтают снять сюжет об АВП. Пока, правда, никто из тележурналистов до Дома на Бревеннике не доезжал – слишком уж трудно заехать сюда на машине с камерами. Посмотрим, доберутся ли эти.

 

* * *

 

26 января началось с того, что к нам прибыл Вадим Агеев, а вслед за ним – ещё и московский каратист, друг Татьяны Мазепиной. Число участников проекта достигло 32.

Затем к нам наведались две мамаши, родители вчерашних детей. Оказалось, один из детей, вчера посещавший нашу лекцию АВП на Бревеннике, спокойный и самоуверенный Андрей сбежал из дома и растворился в неизвестном направлении. Мама предполагала, что виной сему книга «ПВП», кою она у него видела. Последующие расспросы показали, что Андрей убегает из дома уже примерно десятый раз; видимо, виновата здесь не моя книжка, а домашняя обстановка.

Затем к нам приехало, наконец добралось-таки, телевидение. Оно прибыло к нам через посёлок 24-го лесозавода, где имеется понтон (не пожалело 300 казёных рублей за переправу машины). Телевизия снимала нас и избу АВП, а потом довезла нас (меня и Вадима Агеева) до места лекции, где они снимали тоже. Пообещали показать в тот же вечер в программе «Вести поморья», на удивление нашим жителям и старикам Бревенника.

Остальные жители Дома АВП, не поместившиеся в ТВ-машину, двинулись на лекцию своим ходом. Прибыли в библиотеку (это центральная областная биб-ка им.Добролюбова). Так как нами было заранее приморожено 600 объявлений, то явка была обеспечена. В прежней пропорции – 1 человек на 5 объявлений. Было насчитано на лекции 120-130 человек, по разным данным. Все жители города оказались на лекции, среди них – весьма интересные. Некоторые воспоследовали вслед за нами в Избу АВП, а другие пообещали сделать это в дальнейшем. А вот книги приобретали не очень активно; большинство брали «ПВП» и «Вопросы» по свободной цене, которые и были людям в двух коробах представлены. Так что жизнь удалась!

По окончании лекции, сидели в Избе АВП и обсуждали все возможные проблемы мира и человеков до глубокой ночи. Также были гости из города и наш бревенчатый 40-летний кришнаит в валенках. Ходит он к нам почти ежевечерне, ибо другого общества на Бревеннике не наблюдается. Также заходили, опять таки, дети (из тех, что ещё не разбежались с острова). Один из них заметил так спокойно:

-- А у меня брат уже давно сбежал – год назад. Мать и в милицию пожаловалась, но так и не нашли!

-- Э... а сколько лет брату-то?

-- Тринадцать!

Тут и не знаешь, что посоветовать. Уж такова жизнь бревенчатая – на окраине жизни, что отсюда все разбегаются. И то, что мы сюда, наоборот, приехали, людей сильно удивляет. На днях встретили мы с Димкой милиционера (он тут один-единственный).

-- А вы вообще откуда?

-- А мы из Москвы. Путешественники.

-- Из Москвы-ы-ы-ыыы? – несказанно удивился милиционер, и зимняя шапка на его голове поднялась вверх на 1,5-2 сантиметра. Это, наверное, поднялись брови или волосы милиционера удивлённого. – А я думал, опять поселились бомжи какие-то...

Научный путешественник – это не бомж!

А кто-то, узнав, что сюда прибыли нижегородские женщины, решил, что они перебрались сюда из-за бедности (вероятно, пропив свои нижегородские жилища).

...Вечером нас показали-таки в передаче по ТВ, и начались телефонные звонки – позвонил даже один житель Бревенника, обещал зайти. Ну и чудеса!

 

 

Tags: Архангельск, Бревенник, Дом АВП, Дом Для Всех, ТВ, деньги, лекции АВП
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments