April 5th, 2011

Кротов Антон

Поход за ананасами в горы. Последний день в Карле Марле. О свойствах папа

ПНГ-22. Последний день в Карле-Марле (воскресенье, 3 апреля).

Проснуться от звуков азана – дело редчайшее в Папуасии. Азан (призыв на молитву) тут, понятное дело, не через динамики осуществляется, а устно. Обязанности муэдзина исполнял аккуратно 10-летний парниша по имени Мухаммад. Впрочем, мечеть в КМ не могла похвастаться особенной посещаемостью – даже сторож «Исламского центра», пожилой Иса, большую часть времени спал, завернувшись в одеяла, в специальной комнате.

Утром другой собрат, по имени Юнус, (брат Исы Тине, которого я уже заочно упоминал), умный и англоговорвящий дядька 32-х лет, вызвался мне показать очередные достопримечательности. Соблазнив меня тем, что на вершине во-он той горы у него имеется плантация ананасов. Почему именно на вершине сделали огород, я не знаю. Но всё же пошли. С нами отправился 12-летний Халид, парень очень большого размера, и какой-то пожилой дядька – все втроём они меня стали сопровождать.

Ананасы действительно росли ровными грядками почти на самой вершине горы. Некий старик уже с утра за ними как-то ухаживал. Ананасы были в разных стадиях – от нулевой до готовой. Большой ананас мы взяли с собой. Но ананасы были только предлогом для большого похода. От ананасовой горы мы пошли на другие горы, откуда Юнус показывал мне местные достопримечательности, дорожки и тропинки. Папауасы, которые собираются в столицу на заработки, тоже идут в Порт-Морсби пешком, что занимает 10-14 дней. На удивление, столица Папауасии пока не соединена дорогами ни с одной из 19-и провинций ПНГ! Народ с гор приходит пешком в Порт-Морсби (находящийся, понятное дело, на уровне моря) и там и остаётся, идти-то назад (наверх) никому не хочется. Поэтому и многие карла-марцы уже ушли на заработки в Порт-Морсби или Лаэ и не вернулись. У большинства трудоустройщиков нет никакого опыта делания чего-либо, нет и документов, так что они пополняют прослойку портморсбийского пролетариата.
Collapse )
Дикие люди практически изчезли в Папуа-Новой-Гвинее. Всё то, что любят фотографировать приезжие денежные туристы – «грязевые люди» и прочее – всё то не более чем карнавал, проходящий раз в году в какой-либо местности, куда за деньги привозят белых. Никто из встреченных мной папуасов не ходил голым, все одетые в европейский секонд-хэнд. По слухам от местных, есть и в ПНГ ещё некоторые дикие люди, охотники, но их очень мало, и попасть к ним тяжело – нужно несколько дней идти пешком, да и они скорее всего испугаются белого человека и убегут в лес. Потому и дикие, что не контачат с белым человеком. Все, кто доверились белому человеку, уже крестились и оделись.

Из примет национальных – редко, но можно увидеть татуировки на лице (особенно у пожилых). Дети иногда бродят с расписными лицами, чем-то покрасились, грязью то ли краской. Но никаких «накладных пипок» и других настоящих прибамбасов у них нет – Восточная Папуасия гораздо более идеологически «западная», чем Западная Папуасия.

Таковы внешние свойства папуасов, что удалось пока что подметить. А из внутренних, все уже заметили, что папуасы очень добрые люди! Ну просто добрые, и всё тут.
Кротов Антон

Мусульманин в христианской стране

Некоторым читателям интересно, есть ли какие-то особенности или препятствия, при путешествии мусульманина по стране, почти полностью христианской, каковой является Папуа-Новая-Гвинея. Действительно, более христианскую страну трудно сыскать – разве что Ватикан; свыше 99% христиане; атеиста, буддиста или мусульманина найти непросто; официально мечеть только одна, в Порт-Морсби, до которого и добраться-то нелегко, и ещё десяток мечетей в труднодоступных местах – не знаешь – не найдёшь. Даже в приграничном Ванимо уже нет ни одной мечети, и мусульмане на улицах не видны, и в индонезийском консульстве – папуас работает.

В целом скажу, что никаких препятствий или непреодолимых трудностей в путешествии, в религиозном плане, не имеется. Для тех же, кто озабочен (а это некоторые читатели моего ЖЖ), напишу подробней.

Во-первых, спрашивали меня – можно ли вообще, в принципе, мусульманину вписываться у христиан. Ну конечно же, можно. И исторические преценденты имеются. Когда, ещё при зарождении ислама, на мусульман были гонения (ещё до хиджры и до появления мусульманского государства), первая хиджра (переселение) мусульман было – в христианскую Эфиопию. Именно туда, по совету Пророка, отправились многие мусульмане со своими семействами, где и жили под зашитой негуса (короля Эфиопии) сколько-то лет, пока положение мусульман на Аравийском п-ове не укрепилось и они смогли вернуться. Историки найдут ещё много других прецендентов.
Collapse )
Ну вот, пожалуй, и всё. Обычные папуасы имеют весьма скудные представления о мусульманах, так что каждый человек должен вести себя прилично, мусульманин ли, россиянин ли, зная, что вспоминая нас, папуасы будут представлять себе и других граждан этой же категории. Ну вот, полагаю, и всё.
Кротов Антон

Мои планы на Новую Гвинею на ближайшие шесть недель:

Маунт Хаген и соседние областные центры, Менди и Вабаг.

Лаэ – второй город Папуасии, индустриальный центр.

Острова, или хотя бы один из них – Новая Британия: на пароходе уплыть из Лаэ в Кимбе и проехать до Рабаула (и Кокопо) вдоль острова. Может ещё какой большой остров (Бугенвиль или Новая Ирландия), можно обойтись и без них.

Обратно в Лаэ. Маданг. Какой-нибудь маленький остров в океане, их там несколько.

С Маданга в Вевак – без применения морского парохода, через Сепик – Ангорам. Если по Сепику найдётся попутный речной транспорт, проплыть по Сепику немного.

Вевак, Айтапе и Ванимо. Заглянуть опять в Варомо, где гостил. На границу. ПНГ завершается. Порт-Морсби – в следующий раз.

Опять в индонезийскую Джайпуру. Делаю «Сурат Джалан» (пропуск). Для Мераукинского и Тимикинского района. Улетаю в Мерауке (южный берег), самый «медвежий угол» Индонезии.

15-го мая плывёт из Мерауке пароход «Kelimutu», который ходит в месяц раз. Сесть на него до Агатса (это единственный удобный для меня способ заглянуть в удалённый Агатс). Потом пароход плывёт ещё в другую деревню, я же день-полтора тусуюсь в Агатсе. Сажусь опять на этот же пароход (в его 2-й заход в Агатс) и плыву в Тимику. Город, должно быть очень процветающий – рядом величайшая в мире золотая шахта в Темагапуре. На шахту меня не пустят, но хоть в Тимике побываю. Из Тимики улетаю на Яву самолётом, желательно в Сурабаййю. Маданг, Рашид, узкоколейки под Семарангом, Джакарта, выступаю где-то там перед народом. На 29-е мая у меня билет на «Айр Азию» из Джакарты в Куала-Лумпур. Малайзия – встречай! В конце мая опять буду в К-Лумпуре.
Кротов Антон

ПНГ-24. Из Кундинавы -- в селение Вайгар (всё та же провинция Симбу). В гостях у ахмадитов. ПНГ-25.

Ещё одна папуасская деревня – Вайгар. Но это уже не деревня, а большое село, значительно более цивилизованное, чем Карла Марла. Народу здесь порядочно, несколько тысяч. Трасса под боком (дорога Кундиава – Маунт Хаген) проходит прямо через село. В Вайгаре есть электричество (в некоторых домах), две школы (поодаль от селения), две мечети, одинадцать церквей различных деноминаций и несколько ларьков.

Особая цивилизованность Вайгара несёт и плюсы, и минусы. Минус тот, что люди тут пьют, сильней чем в Карле-Марле – спиртное доставляется по дороге в ларьки. В КМ купить бутылку было невозможно, так что алконавты были вынуждены варить себе всё сами. Тут иначе – пошёл, купил, выпил. Собирась в большие группы, вайгарцы становятся шумны. А разойтись по домам они не спешат, потому что скапливаются там, где есть электричество. Оно есть в большом сарае, это местный публичный дом (в прямом смысле, то есть загон с крышей для местной публики, где играют в карты и продают самокрутки). А потом начинается очередной ливень, и пьяницы опять же не хотят идти по домам, пьют дальше, орут, и – кажется – сейчас прирежут друг друга, но наутро тел павших не видно, значит всё обошлось. А вместо крови на земле – следы красных плевков (нажевавшись бетеля, папуасы оставляют красные плевки).

Так что я из мест патриархальных и глухоманных попал в более современные. Но в этом есть и плюс – электричество есть в мечети. Мусульмане тут не напиваются, но их меньшинство. Итак, я сижу тут за компом, среди зелёных гор, и среди папуасов, пишу, описываю тонкости текущего момента. Вокруг папуасы рассматривают мои книги (в основном фотографии в них) и отдельные фотки из России и других стран. Чем не романтика?
Collapse )