May 8th, 2015

Кротов Антон

Сурабайя – город-герой. Посетители гробниц.

Портовый город Сурабайя носит титул Кота Пахлаван – Город-герой, или Город героев: здесь были активные сражения в 40-х годах, приведшие к освобождению от колониальной зависимости. Индонезия была нидерландской; затем, во время Второй мировой, Сурабайя была оккупирована японцами, потом после них -- англичанами, потом наконец индонезийцы освободились от разных иноземных правителей.
DSCN9621-Сурабайя
(На фото: битвы за Сурабайю, с центрального городского монумента)
DSCN9618-Сурабайя
Вся эта история колониализма – длинная и неясная история во всех странах, и вопросов тут много, а ответы будут разные, смотря в каких учебниках мы прочитаем историю эту. Но выходит так, что многие страны Азии и Африки до прихода колонизаторов не существовали на карте, в нынешних границах, вообще. На территориях этих существовали десятки местных царьков, королей, раджей, султанчиков -- выяснявших друг с другом отношения в течение поколений. С приходом большой могучей заокеанской силы царьки стали перебегать на сторону колонизаторов, постепенно, а те хитростью и умом – а не только оружием – покорили огромные территории, в десятки раз большие, чем сами страны-хозяева. И сегодняшние границы Заира и Чада, Индонезии и Филиппин, Уганды и Индонезии, да и Афганистана с Индией – во многом, плод деятельности заокеанских картографов.

В любом случае, колонизация, раздел стран Азии и Африки по линейке и по карте, привёл к формированию новых стран – почти все они возникли в середине ХХ века, и на месте десятков султанатиков и королевств возникли страны более крупные, со своими вождями более амбициозными и энергичными (сумевшие «слопать» остальных). Благодаря дюжине евростран, мы сейчас имеем половину мира в таких, очерченных европейцами, границах, а в некоторых странах и железные дороги есть.

Это я написал не потому, что всем везде колонизация полезна, а потому, что объясняю, в чём героизм Сурабайи заключён: здесь особенно активно воевали с колонизаторами, и наконец избавились от них.

Мы же, с Лёшей Кулешовым, поехали в Сурабайю автостопом, с остановками. Из Мадиуна выехали вчера утром и ехали в кузовах машин под солнышком экваториальным, ехали довольно быстро. Но как въехали в 4-миллионную Сурабайю, это второй по величине город страны и важнейший порт, так сразу и затормозились. Расстояния тут значительные, а городской транспорт недоразвит. Маршрутки маленькие, как корыта на колёсиках, 12 маршрутов городского автобуса на город формата Петербурга и 4 «электрички» в день. От остановки «электрички» ещё часик – и мы дошли до места вписки (а спешить некуда было, хозяйка только в 18 часов приходила домой). Хозяйка вписки, женщина по имени Атик, обитает в большом доме на юге Сурабайи со своими двумя детьми школьного возраста; а работает она в службе водопровода, проектирует водопроводы для разных городских селений. Она и есть организатор нашей завтрашней лекции в Сурабайе.

Сурабайя не только город-герой, но и святой город. Здесь находится гробница Сунан Ампела, одного из «вали сонго» -- девяти просветителей, которые мирным путём распространили ислам по Яве, в средневековье (wiki о них - на английском). Рядом же, в 25 км, в городе Гресик, находится гробница другого святого, известного как Сунан Гири. Многие индонезицы совершают паломничество на все 9 гробниц, мы же пока побывали на 4-х, не для поклонения этим могилам, но из культурно-религиозного интереса: узнать, как распространился ислам по Яве и что происходит сейчас в местах, связанных с этим.

8 мая мы утром отправились (на маршрутке) сперва в мечеть Сунан Ампел. Это действительно большая старинная мечеть, но видно, что много раз переложена у неё крыша.
DSCN9526-Ампел.DSCN9514-Ампел(Мечеть снаружи и внутри)

Окружена мечеть большим базаром, где продаётся еда и сувениры. Рядом с мечетью была обнаружена гробница, очень скромно выглядящая – никакой позолоты, блеска, простые каменные надгробия, вокруг много других людей похоронено. Сидели вокруг человек 50 индонезийцев, пели молитвы и суры из Корана. Ничего странного не происходило – гробнице не кланялись, свечей и благовоний на ней не жгли, мандаринов и других фруктов не приносили, к могиле не прислонялись за благодатью. Вокруг было ещё несколько важных гробниц и сотня менее важных, к некоторым тоже паломники проявляли некоторый интерес; служитель кладбища записывал в книгу посетителей. Фотографировать не разрешалось.
Collapse )