Антон Кротов (АВП) (a_krotov) wrote,
Антон Кротов (АВП)
a_krotov

Categories:
  • Location:
  • Music:

Лекция в библиотеке. Продажа ненужных вещей. Мент. И др.

150 человек пришли на лекцию АВП в Областной Библиотеке в городе Ош. Правда, дальнгейшее развитие автостопное движение в Оше пока не получило

1. ЛЕКЦИЯ в БИБЛИОТЕКЕ и её последствия

 

Настал долгожданный день (среда 19 сентября), когда должна была пройти лекция АВП в центральной областной библиотеке. Было очень интересно – придут или нет? По моим предчувствиям, явка должна быть или очень низкой, или очень высокой (но не средней). Наши объявления висели целую неделю на центральных улицах и в ВУЗах; киргизы с интересом их читали. Чтобы явка повысилась, мы решили прийти на лекцию полным комплектом – проживающие в Доме АВП в этот момент Длиннюк и Гульнара, Юстас, человек со странным именем MBR и его подруга, новосибирец Равиль, немец Майк, а также Вадим Назаренко с подругой, недавно прибывшие из далёкого Китая.

Однако, ошане проявили сознательность и пришли в большом количестве. Первыми потянулись даже не кыргызы, а русские старички и старушки. Пенсионеры часто являются на лекции АВП первыми, надеясь достать какую-нибудь халяву, а также развлечься. Вот и сейчас, первая же старушка обнаружила короб книг по свободной цене, вытянула оттуда три книги (ПВП и две книжки Тютюкина), дала 5 сом и стала просить ещё 2 сома на сдачу. Столь же «щедрыми» были и другие покупатели.

За почаса до начала, в 13.30, в зале уже было человек тридцать, а ровно в 14.00 – мы начали минута в минуту – в запле сидело уже 150 человек. Тут были и студенты обоего пола, и пенсионеры, и тётки с золотыми зубами, и русские девочки неформального вида, невесть откуда вязвшиеся в Оше, и толстые кыргызы с Карасуйского рынка (два-три человека специально притащились с Карасуу, узнав про мероприятие). Самая разная публика, узбеки, киргизы, русские; плюс ещё привели организованно класс 11-летних детей, человек двадцать пять.

Работники библиотеки готовились показать мои фоты через проектор, но в здании, как уже нередко бывало, погас свет. Но мы обошлись бумажными фотографиями.

Лекция прошла очень хорошо. Были и смешные моменты. Одна старушка из первого ряда в самом начале лекции попросила слова и выступила с заявлением:

--- Никогда не ездите на Кипр! Я работала моряком, и вот на Кипре всюду помои, воняет, всюду тухлая рыба, и все киприоты норовят обжулить, надуть! Такая грязь!... – и начала ругать Кипр. С трудом её посадили на место, но через полчаса она опят вылезла и стала хвалить Кубу (где была, вероятно, в начале 1960-х, на самой заре социаализма); потом в третий раз рассказала о том, как в каком-то порту она с друзяьми-моряками выпила и пошла смотреть за 100 долларов неприличный и глупый аттракцион. С трудом я вернул старушку в кресло, говоря:

-- Вот, вы всё поняли, товарищи: в чужих портах не пьянствуйте, и 100 долларов никому не давайте, и на Кипр не ездите ни в коем случае!

Другая старушка, на костылях, только к середине лекции просекла, что нам во время путешествий не идёт трудовой стаж, и сочла нужным предупредить нас и всех собравшихся об опрометчивости такого шага.

-- Не беспокойтесь, мы всё знаем, мы и не ждём пенсии, -- отвечал я.

-- Как это? Как это? Весь мир ждёт пенсии!!!

Специфических путешественнических вопросов никто не задавал.

В целом люди были лекцией довольны, хотя некоторые не успевали понять меня из-за того, что я говорю довольно быстро, и при этом необычные вещи. Директорша библиотеки очень благодарила, и в заключительном слове подарила мне кыргызский колпак. После того, как я объявил распродажу книг (ПВП и книги Тютюкина по свободной цене, всё прочее – по фиксированной), толпа устремилась к книгам, приобретая и расхищая их.

Было продано более пятидесяти «ПВП» и десятка три книжек Игоря Тютюкина за суммарную цену 140 сом (менее двух сом за книжку!), а также ещё три-четыре книги за обычную цену. Много книг было украдено, несмотря на святой месяц Рамадан, в том числе толстый гроб «Автостопом в Индию» и другие. Суммарная выручка на лекции составила 440 сом (300 рублей). Расходы на тиражирование объявлений и на скотч составили 228 сом. Так что коммерчерски лекция чрезвычайно убыточна, зато многолюдна и интересна.

В библиотеку пришли представители СМИ – газетчики и две команды телевизионщиков. Они и показали меня в вечерних новостях. Как ни странно, вечерние ошские вести смотрит куча народу. Дети во дворе на следующий день все сообщали мне: «А я вас видел по телевизору!», «Вы раздавали жёлтые книжки!» И даже мелкий двухлетний ребёнок этажом ниже сказал мне по-русски, что видел меня в телевизоре. Интересно, переводили меня на киргизский или пустили внизу субтитры?

По ходу лекции я пригласил всех желающих к себе в гости, на следующий день после встречи (20 сентября), в 19.00, а также в дни 27 сентября и 4 октября. Тут как раз и должно было определиться, сколько людей реально заинтересовались вольными путешествиями. Так что «момент истины» наступил очень скоро.

...20 сентября, утром, к нам в квартиру пришёл единственный местный гость – милиционер. Он решил, подобно его коллегам две недели назад, найти в квартире некоторых «незарегистрированных» нарушителей. Я в это время отошёл куда-то, и милиционера встретили Вадим Назаренко и Игорь Длинный, и в квартиру его не пустили. Пообещав прийти ещё раз в 16.00, мент ушёл и больше в тот день не появился.

А вот местные кыргызы – никто из библиотечных слушателей в гости к нам не пришёл. Ни один человек! Так что если, после сего, вы окажетесь в Оше, и вам очередные ошане скажут: эх! Мы тоже хотим путешествовать, но не знаем, не можем, не ведаем, нет возможности – истинная причина в другом: желания нет. Если их максимальное путешествие достигло библиотеки, а за дальнейшими знаниями зайти в квартиру в центре своего города они не могут, -- ну какие там путешествия. Кстати, из слушателей предыдущих моих ошских лекций (в двух университетах) тоже никто до нас не добрался.

Так что научно обнаружено, что жителей Оша вольные путешествия не интересуют.

Казалось бы, кыргызы – кочевой народ, и ежегодно кочуют со своими юртами, а у кого нет юрт – ездят в Москву, Казань  и Иркутск на автобусах, или на этих же автобусах пилят в далёкую Мекку – «групповой туризм» им присущ. А вот самостоятельные путешествия – нет, хоть бы это даже были путешествия по своему городу до нашей квартиры.

  

2. ВТОРОЙ РАЗ В КЕНЬДЖИЛГЕ

 

Летом 2005 года я, ходя пешком по Южной Киргизии между Узгеном и Гульчей, -- познакомился и вписался в деревне Кеньджилга, в 30 км от Гульчи, у местного деда. Звали его Аджимоллатов Токтомоллат. Перед отъездом я сфотографировал его с семейством, а потом включил эту фотографию в книгу «От -50 до +50: автостопом и пешком по России, Азии, Африке». Потом я рассылал эту книгу по почте тем людям, чьи адреса у меня были, и в Кеньджилгу тоже послал. Правда, я бы не очень уверен, что книжка дойдёт по назначению.

И вот, о удивление! Книжка дошла, и через некоторое время один из сыновей или внуков этого деда написал мне (о второе чудо!) электронное письмо, благодарил за книжку, передавал привет от деда, спрашивал, продолжаю ли я совершать намаз, и приглашал в гости в Кеньджилгу. Я долго созревал, но всё же решил поехать, навестить знакомого.

В пятницу днём я выехал автостопом в сторону Гульчи, по уже такой знакомой мне трассе, потом прошёл пешком Гульчу и по пыльным горным дорогам пошёл в сторону нужной мне деревни. Местные подвозили меня, и к вечеру доставили прямо к порогу дома, где и сидел известный мне дед, не особо изменившийся.

Дед не изменился, а вот цивилизация проникает повсюду, в том числе и в Кеньджингу. На моё удивление, в деревне работают сотовые телефоны, почти построена новая кирпичная мечеть, а во дворе Токтомоллата появился новый сарай из глиняных кирпичей и новый грузовичок ЗИЛ, купленный им в дополнение к уже имевшейся у старика «Волге».

Хозяин и его жена были рады меня видеть. Моя сущность и чудесное событие (с фотографией и с книжкой) стали уже известны всей деревне. Дед рассказал о событиях в своей сельской жизни, поведал, что многие его дети уезжают – в Россию, в Бишкек, в другие города. Уникально, что дед не ностальгировал о временах СССР, а знал, что нынешние времена лучше. В советское время ни у кого машин не было – а сейчас у всех есть машины, 6 сыновей – у каждого по машине, и есть ещё сто баранов, коровы и лошади, а в советские годы всё бы это отобрали.

Всего у Токтомоллата 10 детей, старшему уже 46 лет, и множество внуков. Часть детей работают в России, в Москве и других городах; другие же здесь, в горах, заняты скотоводством, запасают сено на зиму, откармливают баранов и других животных. Одного из баранов завтра собирались ехать продавать в Гульчу. Жирный баран стоит тут 5000 сом, корова – 20 тысяч, лошадь – 40 тысяч сом. Машину ЗИЛ дед купил за 150.000 сом (это равно 4000 долларов, или 30 баранов). В советские годы сказали бы: «кулацкое хозяйство».

Вечером хозяйка приготовила целую гору еды в качестве ужина, закрыв её покрывалом по случаю Рамадана. С заходом солнца покрывало сняли и принялись за еду. По телевизору смотрели новости – одни передачи шли на киргизском, другие на русском языке; Президент К.Бакиев выступал перед своими министрами и критиковал их тоже по-русски. В самой демократической среднеазиатской стране сейчас кризис демократии – недавно приняли новую Конституцию, но она оказалась почему-то негодная, и вскоре нужно было проводить ещё один референдум, по новой, уже третьей Конституции.

Наутро поднялись в пять утра, позавтракали, начали подъезжать всякие машины (дети и родственники деда) и здороваться. Через некоторое время подъехала машина с сыном Токтомоллата, бараном и другим населением. Хозяин с хозяйкой сели в машину, забрали и меня, и так (довольно плотно – всемером в легковушке, не считая барана) доставились в Гульчу. Где и попрощались.

Утром вокруг – туман, похолодало градусов на десять. Хорошо, что захватил куртку. Прошёл через весь посёлок Гульча, вышел «на кругу» -- уже такая знакомая мне дорога – и уехал на попутной «Волге» в Ош.

 

3. РЕЙТИНГ ДЕМОКРАТИЧНОСТИ

 

В одной из местных газет – в правозащитном бюллетене «Свобода слова» -- в каждом номере печатаются разнообразные рейтинги. Например, какое-то буржуазное агенство вычислило рейтинги демократичности /недемократичности стран СНГ, по семибалльной шкале от 0 до 6. И вот оно как:

Эстония – 5,04 (высшая оценка 6)

Латвия – 4,93

Литва – 4,71

Грузия – 2,32

Молдавия – 2,04

Армения – 1,79

Киргизия – 1,32

Россия – 1,14

Таджикистан – 1,01

Азербайджан – 1,00

Казахстан – 0,41

Белоруссия – 0,32

Узбекистан – 0,18

Тукрменистан – 0,04 (низшая оценка 0)

 

Не знаю, как они считают, но в принципе последовательность, в которой упомянуты эти страны, вполне правильная. Только Украина почему-то не упоминается, или я её упустил. Наверное (как подтвердит главный любитель демократии и рейтингов А.Сапунов), ей можно поставить высшую оценку.

 

4. ПРОДАЖА «НУЖНЫХ ВЕЩЕЙ»

 

Как уже я писал -- в Оше нет бомжей, роющихся в помойках, потому что нет дураков, выкидывающих в помойку что-то хоть сколько-нибудь полезное. Потому что всё можно не только купить, но и продать. Утром в воскресенье 23 сентября я вышел в город на базар, чтобы продать такие «нужные вещи»: трёхлитровую банку, книгу А.Рыбакова «Дети Арбата», старые ботинки 40-го размера (оставленные в Доме АВП Игорем Тютюкиным) и две стеклянных бутылки. Банки-бутылки я сразу сбыл (банку за 5 сом, бутылки по сому); книга «Дети Арбата» ушла за 5 сом, остались ботинки. Старую б/у обувь и одежду продают здесь в самом конце базара. Я пошёл туда, показал ботинки; продавщицы все их внимательно осмотрели (подошву, швы и т.п.), но называть цену мялись.

-- Ну что, сколько дадите? Какая ваша цена?

-- Мы покупаем очень дёшево, -- робко ответили продавщицы.

-- Так сколько?

-- Стесняемся сказать. Боимся вас обидеть...

-- Не стесняйтесь.

-- Очень дёшево. Пять-десять сом.

-- Ну давайте, за 10 сом отдам!

Самая смелая продавщица нашла мне 10 сом и стала счастливой обладательницей ботинок Тютюкина. Итого за полчаса я заполучил 22 сома. Довольный, я пошёл домой, и тут меня отловил лысый милиционер.

-- Старший лейтенант Токонбаев Турдунбек, -- представился он и показал удостоверение. – Ваши документы!

Я показал паспорт.

-- Имею право вас задержать и доставить в отделение, -- произнёс он, забрал мой паспорт и, проталкиваясь по базару, пошёл куда-то. Я за ним.

Привёл меня в какую-то комнатушку, где больше никого, кроме нас, не было. Я подумал, что это комнатушка предназначена для обыска и отбирания денег у разных граждан. После формальных вопросов перешли к самому интересному – осмотру содержимого карманов.

-- Выложите всё на стол, -- распорядился г-н Токонбаев.

-- Только деньги я выкладывать не буду, -- отказался я, -- а то потом знаете как бывает, выложишь деньги, а потом часть из них пропадёт. Знаю я эти штучки!

-- И у вас уже так бывало?

-- Бывало, бывало, -- проворчал я. Поэтому деньги менту не дал. Прочее содержимое карманов интереса для мента не представляло. В ксивнике неожиданно я нашёл запасную тысячу рублей, о которой давно забыл. Так что от обыска была польза, но и эту тысячу я менту не показал.

Убедившись, что я «стреляный воробей», милиционер утратил ко мне интерес, вернул паспорт, и позволил мне собрать свои вещи и удалиться. Так ничего у меня и не пропало.

А вот один из гостей дома АВП, новосибирец Равиль, стал жертвой ментов в Бишкеке. Его отвели в уголок, обыскали, украли 3000 рублей. После его протестов 2000 рублей «нашлись» лежащими на асфальте, а ещё 1000 стали добычей нечистых на руку милиционеров. Будьте осторожны, товарищи!

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments