Антон Кротов (АВП) (a_krotov) wrote,
Антон Кротов (АВП)
a_krotov

11 наблюдений об Ачехе. -- Автостоп и спасибо индонезийскому "Газпрому". -- Медан, и прочее

Несколько (11) интересных наблюдений о Бандар-Ачехе и обо всём штате Ачех.

1) Власти города и штата всерьёз, без шуток, решили выжать из прошедшего в 2004 году цунами -- максимальный доход. Международные доноры, отстроив город и коммуникации, разбегутся, но цунами можно превратить его в источник постоянного дохода – привлекая туристов. Выпуская брошюры для своих турфирм «Цунами – источник туризма», «Туризм, основанный на Ачехском цунами», они пиарят его как величайшую трагедию за всю историю человечества. Поэтому памятники цунами в виде столбов, грибов, волн и пр., заполнили город, а также развесили плакаты «Ачех – наилучшее туристическое место». Параллельно пытаются привлечь паломников-мусульман тем, что Бандар-Ачех – город героической истории ислама, со времён Халифата до наших дней. И ещё завлекать дайверов-интуристов. Так что цунами прославило и обогатило Ачех, настоящий город-герой теперь, знаменитый.

2) Интернета в Ачехе ОЧЕНЬ много, он на каждом углу, быстрый и дешёвый. От 3-4000 рупий (10-13 руб) в час до суперпредложений типа -- 8 часов за 10,000 рупий (35 руб). Вероятно, причина – международные организации
помощи, которые без Инета жить не могут и проложили в Ачех специальный скоростной и очень толстый канал. В посёлках по трассе с Ачеха на Медан тоже много интернета. Но стоит только переехать в Меданскую область, не затронутое цунами – как интернета становится существенно меньше!

3) В Ачехе гораздо меньше курят, чем в других областях Индонезии.

4) В Ачехе и прибрежных селищах рядом с ним значительно меньше детей, чем в других индонезийских городах. Причина – цунами, которое смыло, в первую очередь, детей, из-за их меньшей массы и силы. Есть такие прибрежные селения, где выжило 10-20% жителей, детей среди них совсем мало.

5) 98% женщин ходят с покрытыми волосами и головами. При этом встречаются и непокрытые женщины – или христианки, или иностранки.

6) В городе Бандар-Ачех всё существенно дорого. Тот же сахар, стоящий в Малайзии 20 рублей, тут оценивается в 40 (а полкило – 30). Всё дорогое и почти всё привозное. Иностранные деньги, направленные в регион, привели к его удорожанию, может быть на 25% по сравнению с обычной Индонезией (Суматра, Ява), а прожиточный минимум тут так же высок, как и на Папуа. Платные жилища – что съёмные, что гостиничные – тут дороже вдвое,

7) Зная богатую сущность иностранцев, некоторые несознательные граждане мечтают получить с иностранца доллар или другую сумму!

8) Цены в магазинах почти нигде не написаны. Встречаются и супермаркеты без цен. Это, я считаю, свинство. Местные, конечно, знают все цены наизусть, а иностранцам приходится догадываться, и не факт, что продавцы скажут правильную сумму.

9) Мечетей большое количество, хотя есть и китайский храм, и церкви – видимо, получившие поддержку после цунами от мировых помощных организаций.

10) В Ачехе нет приморских домиков на ножках, как в Сандакане и других городах – все дома на ножках в
мгновение ока смыло и они уплыли в океан со всеми их обитателями. Более 50% зданий в городе построены в последние пять лет.

11) И ещё тут очень много ментов, относительно остальной Индонезии, ментов и солдат, которые впрочем по улицам почти не бродят (не как на Филиппинах в АРММ), а сидят в своих воинских частях с бронемашинами – опасаясь, что Ачехцы вновь восстанут, чтобы добиться полной и окончательной независимости.

Утром Фикри пришёл к себе на работу в турфирму и уселся за компьютер. Клиентов не было, но он активно копался в интернете, может быть рекламировал себя. А я пошёл гулять по городу. В мечетях я так и не пожил в Ачехе – во-первых, лень было уезжать от Фикри, а во-вторых – решил я – «святых мужей» и так достаточно в городе и без меня.

Хоть власти и решили развить туризм, но опубликованные карты города Ачеха, как и все индонезийские карты, составлены были какими-то неудачниками. Мне досталось три карты – две достал мне Фикри, одну я сам купил в магазине – они были ужасны. На одной карте, например, не была показана главная река, идущая через центр города, это всё равно что напечатать Красноярск или Новосибирск без реки – ведь это главный ориентир! Не было ни других речек, ни мостов через них, масштаб врал, улицы были показаны далеко не все. Высотные ориентиры – мечети, вышки – не были показаны нигде, на самой подробной карте автовокзал был показан неведомо где, а на карте Свободного Ачехского Края была нарисована гордая железная дорога, от коей в Ачехе сорок лет ни рельсы, ни шпалы уже не осталось. Эта ж.д. Ачех--Медан кочует из карты в карту уже больше сотни лет, а выяснить её истинную сущность придётся мне в ближайшие дни. В городе её точно нет – есть только памятник паровозу, без рельсов, на бетонном постаменте.

Весь день я ходил по городу и фотографировал его, побывал и на базаре, съел пару дурианов, посмотрел на разделку рыб размером с человека, полазил по деревянным рыбацким судёнышкам и посетил два мемориальных корабля, о которых я уже писал: плавучую электростанцию, выкинутую за 4 км от берега, и корабль, заброшенный на крышу цементного одноэтажного дома. Это, как ни странно, пошло на пользу окружающим: судно так и застряло в крыше дома, а окружающие люди, барахтавшиеся в воде (уровень воды на некоторое время сильно поднялся), стали тянуться к судну, оттуда сбросили верёвку (кто-то из команды остался невредим) и 56 человек спаслись на этом корабле, в ожидании, пока спадёт вода. Недалеко от судна стоит щит с фотографиями спасённых и с этой необычной историей. Ну, а жители дома под судном, наверное, все погибли, поэтому и решили не восстанавливать дом, а сделать его памятником.

Многие дома, тех, кто погиб в цунами, сейчас стоят полусломанными, некоторые участки зарастают травой, а существенную часть города вообще пришлось отстроить заново. Пользуясь случаем, что все дома в районе посносило, власти провели новый проспект, которого на картах пока что нет. Вообще все карты Ачеха, из трёх, что я видел – врут.

Вечером Фикри повёз меня на танцы (смотреть их). Власти города, привлекая туристов, каждую неделю распорядились танцевать бесплатно в центре города местным фольклёрным коллективам. И женские, и мужские команды танцуют каждую субботу, а поглазеть собираются в основном ачехские девушки. Я пофотографировал и зрительниц, и танцоров, после чего Фикри отвёз меня обратно в свой офис.

В общем, бурно прошёл день в Ачехе, но подробно писать об этом некогда, иначе я дольше буду не путешествовать, а описывать путешествие, и в результате вообще никуда не сдвинусь с места, подробно описывая то, как я сижу где-то и описываю всё.

+ + + + + +

Слава Индонезийскому Газпрому!

На другой день, а было это воскресенье, 20-е февраля, я стал покидать город Бандар-Ачех. Решил на некоторое расстояние выехать на автобусе, а продолжить – автостопом. Думал также заночевать в какой-нибудь ачехской деревне, проверить гостеприимство местных жителей, а заодно узнать и состояние железной дороги Бандар-Ачех – Медан, показанной на всех мировых картах вот уже 140 лет, при том что вокзала в Ачехе нет.

Сперва я достиг автовокзала, он оказался очень далеко от центра, как и почти все «бис терминалы» в Индонезии. С терминала один за другим, раз в час, отправлялись кондиционированные мягкие автобусы в Медан, и стоили они вдвое дешевле, чем российские некондиционированные ПАЗики. 600 км до Медана можно было комфортно и быстро проехать за 400 росс.рублей (0,7 руб/км), но я решил лишь откатиться от города и продолжить автостопом.

Что важного я скажу, во-первых, о железной дороге? Вот что. Семь раз на картах эта автодорога, на первых 200 км, должна пересечься с автотрассой. И нигде нет никакого переезда и даже следов ж.д. я не увидел. Местные говорят, что ж.д. действовала лет сорок назад, а теперь её место – застроено и засеяно. Но собираются восстановить! И правда, в 200 км от Ачеха появилось видение – вдоль автодороги тянулись новенькие рельсы на бетонных шпалах. Но поездов там не было, и в местах переездов было видно, что ж.д. не действует, да и тележек и педальных дрезин, как на Филиппинах, тут нет.

Посёлки вдоль трассы не очень населённые. Видимо, цунами прошлось и по ним. Видны кое-где развалины, детей мало, мечети все недавно отреставрированы или в процессе починки, хорошо посещаемые, азаны преследуют, вся трасса приглашает к молитве наперебой. А вот радостей плоти мало: продают вдоль дороги почти ничего вкусного – только сухофрукты. И мандарины по 1,5 доллара за кило. Ни одного дуриана по дороге от Ачеха до Медана. Школы все отстроены международными организациями, но детей, визуально, немного – не то, что в остальной Индонезии или на Филиппинах. Не очень жилой край, как после чумы какой-нибудь. Дорога хорошая, ровная, отстроенная иноспонсорами, но – по двадцать поворотов на километр, и повороты резкие, нестойкого человека может вывернуть наизнанку.

Долго ли, коротко ли, шёл я по одному из городков (названием Биреун). На выезде – развал сухофруктов. Вечереет. Мороженщик, продающий булочки с мороженым с джек-фрутом (есть и такое), пытался заполучить меня в гости. Но возвращаться с ним в Биреун на его тележке не хотелось. Нет, думаю, продвинусь за событиями вперёд! И продолжаю выходить из города, обрамлённый толпой мотоциклистов и тележек.

И тут замечает меня и останавливается большая чёрная пухлая машина, водитель выходит ко мне. Я и не махал даже. Оказывается, водитель – забегая вперёд, скажу: звали его Осман, было ему 55 лет, возвращался со своим другом из какого-то городка, где было собрание по поводу прощедшего недавно Дня рождения Пророка Мухаммада, -- да благословит Аллах и Пророка, и водителя. Осман ехал в город Локсеумаве, где находится единственная в Северной Суматре фабрика по изготовлению сжиженного газа. На ней и работал Осман в течение 25-ти лет, до того как вышел на пенсию. Оказалось, местный индонезийский Газпром приносит счастье и деньги всем, кто вовремя «присосался к трубе», так же, как и у нас.

Сам Осман оказался редким типом умного, знающего, религиозного человека, при этом англоговорящего. Знал он и историю своей страны, и соседних стран, бывал и в Европе, и в Америке (США), но основную часть жизни прожил в Ачехе, пережив и долгую войну за независимость Ачеха, и всё остальное. Сын Османа был альпинист, покорял высочайшие горы мира, включая горы СНГ. Вся семья была религиозной, Осман с напарником заезжал помолиться в мечети по дороге, слушал в машине диски с арабскими молитвами, и вообще был умница, свободомыслящий и при этом весьма религиозный патриот Ачеха и своего маленького народа (между собой водитель и его друг говорили, конечно, по-ачешски). Так что я был рад, что попал в интересное общество.

Городок газодобытчиков, куда привёз меня Осман, находился за специальным забором. Там, внутри, для 2000 работников и членов их семей был построен настоящий рай. Фонари и фонтаны, блестящая мрамором и электричеством мечеть, спортивный стадион, бассейн, школа для детей сотрудников, банк и супермаркет, фонари, трава подстрижена, несколько сотен коттеджей на большой территории – хоть сиди век не выходи, наверное и кладбище есть. Заезжаешь, на входе – пропуск, и едешь к себе домой. А если хорошо работал, как Осман, то домик навечно твой. И все ездят на пузатых машинах, а газ тем временем отправляют кораблями в Японию, в Южную Корею, куда угодно, но у самих в котеджах нету газа. Готовят на электричестве, оно бесплатное. Интернет у каждого дома. Сам «старый» город с базарами и обычными людьми находился в стороне, я его так и не увидел.

Итак, мы приехали домой к мужику, а было уже поздно. Дома ждала жена и двое дочек ранних школьных лет (сын-альпинист отстуствовал). Пили чай с бананами (а поужинали мы уже по дороге, в придорожной харчевне), я показывал хозяевам книги и фотографии, а сам украдкой фотографировал квартиру (за мои путешествия по Индонезии я только один ещё раз был в таком богатом жилище). И тут Осман узнал – а наверное и специально позвонил – что сегодня ночью будет газпромовский автобус сразу на Медан. И так получилось, что я случайно согласился на мою отправку в этот город! Автобус прямо из газпромовского городка должен был идти всю ночь и наутро прийти в Медан, куда я собственно и собирался, но не знал, что попаду так быстро. Осман меня спросил, мечтаю ли я об этом автобусе; я дипломатично сказал, что не очень – наверное, он какой-то дорогой; -- это не проблема, ты мой гость!, -- обрадовался Осман, и быстро снарядил меня в дорогу. Ещё один соронг (индонезийское платье), одна зимняя шапка (оставшаяся у его сына после похода на Эльбрус), ещё какие-то шмотки мне были вручены в пакете, и вот я уже сижу в автобусе. Автобус действительно очень хороший, не только с кондиционером, но и с какими-то одеялами, подушками даже, откинуться в кресле можно почти до лежачести – расстояния между креслами большие. Осман где-то невидимо заплатил за меня, и довольный вернулся в свой газпром-городок, а я уснул в автобусе, да так крепко, что проснулся уже на рассвете, на одной из автостанций Медана. Спасибо Осману! Слава Газпрому!

+ + +

Утром в понедельник, 21-го февраля, я очутился на окраине огромного города Медан, третьего по величине в Индонезии. Трёхмиллионный мегаполис, фактически столица Суматры – да так и есть, самый большой город Суматры – находился рядом со мной, постепенно просыпаясь.

Медан, забегая вперёд, самый неудобный транспортно город из всех, посещённых мной, городов-гигантов. Скажу всем людям такую правду, не постесняюсь – самый неудобный из всех двухмиллионников и выше. Хуже даже, чем Коломбо. Посмотрите сами. Представьте себе очень большой город – ну склейте друг с другом Омск и Новосибирск, или Днепропетровск и Харьков, уберите оттуда метро, все троллейбусы, трамваи и большие автобусы, а также электрички, речной транспорт и машины-такси, и вы получите такое представление. В добавок, здесь плохо с указателями улиц, большинство людей не знают адрес места, где они находятся, 95% не говорит по-английски и никто – по-русски, а если вам нужен адрес улица такая-то, дом 456 – как мне реально сегодня был нужен – так может оказаться, и так и оказалось, что мест с таким адресом два, в пяти километрах одно от другого (это я искал газету «Меданская трибуна» по адресу, указанному на газете, и выяснил такой географический казус – думаю, что он не единственный).

Как же перемещаются меданцы? Ну большинство из них живут и работают в одном микрорайоне, и не ездят на другой конец города. Для небольших поездок имеются микромаршрутки, в которых едва набивается десять человек (а мой рюкзак – беда для всех для них), и трёхколёсные моторикши, в качества таксистов с каждого угла кричащие: «Хэллоу, май френд!» Френд, по-ихнему, означет «спонсор», потому что вся дружба и будет заключаться (если вам интересно) в том, что он отвезёт тебя туда-сам-не-знаю-куда и потребует за это, например, 30.000 (сто рублей), что и будет его единственным заработком на сегодня. Публичный нормальный транспорт, большие автобусы как в Индии или на Шри-Ланке, тут почему-то не развился.

Я был почти единственным человеком в мире, имеюшим карту Медана (я её купил три года назад в Джакарте, но тогда не понадобилась, и вот через Москву она прилетела со мной в Медан, проделав путь в 30,000 км). В картах не разбирается тут почти никто, да она и не очень точна. В общем, за день я только лишь успел: поспать и привести себя в порядок в одной из мечетей; найти редакцию местного СМИ «Трибуна Медана» и поведать о своём явлении всей общественности; посетить ж.д.вокзал – о чудо! Здесь прошла некая реконструкция ж.д., и железнодорожный островок под Меданом теперь испускает поезда аж в четырёх направлениях! Посетил главпочтамт (отправка предметов в Россию стоит огромных денег, впятеро дороже, чем из Малайзии), затем дошёл до Главной Мечети. Но мечеть это оказалась неправильная, ложная. На входе в главных воротах, ведущих во двор, сидел мужик (служитель главмечети, я так понимаю), курил (!) и записывал граджан, которых считал иностранцами, в особую тетрадь посетителей. Это делалось для того, чтобы вымогать «добровольное пожертвование» на мечеть, сумма коего начиналась с 10,000 рупий ($1). Пытался и с меня что-то получить, но каким-то моим арабским словом был испуган и перешёл к поиску других иностранцев, а те почему-то то и дело появлялись. В самой главмечети не было ничего полезного. В неё ходили лишь потому, что построена она была сто лет назад, и наверное отмечена в «Lonely Planet» как культурное место -- а вокруг ней вились разные предлагалы и помощники, не все имели высочайший интеллект.

Я же думал найти какой-нибудь исламский центр, с более мудрым обществом. Мне сказали, что таковой находится на ул.Дипенгоро – туда я и отправился. Но и то был ложный центр – та мечеть была пристроена к конторе губернатора Меданской области, и лишь тем была знаменита. Но уж поселился я в «губернаторскую мечеть», чтоб ещё куда не ходить. Сперва пристроил рюкзак и пошёл досматривать город.

Что в Медане ещё любопытного? Много памятников героям борьбы за свободу Индонезии. Много супермаркетов, есть и гипермаркеты. Молочных продуктов почти нет, а где удалось найти, так очень дорогие. За стекляшку кефира 0,5 литра отдал два доллара. Не потому, что без кефира жить не могу, а просто мне интересно в каждой стране пробовать местные молочные продукты. Газировка и сахар тоже дороже, чем в Малайзии – в полтора раза. А вот шоколад дёшев, как и в прошлый мой приезд – Бандунгская шоколадная фабрика устраивает всем индонезийцам сладкую жизнь по цене от 1000 рупий (3,5 рубля) за маленькую, но вкусную шоколадку.

Посетил также: книжный магазин (большой ассортимент книг, и цены нормальные, есть и карты, как всегда тут – плохие), рынок книг б.у. (очень много книг, и совсем дёшево), затем набрёл на барахолку. На ней продавали сотни ненужных вещей всех сортов. Особенно повеселил меня портрет президента Сухарто (когда-то он был великим вождём и правил около 30 лет), а также продавец человеческих зубов. У него было около ста разных зубов, наверное он работал когда-то дантистом. Кто и для чего покупает у него б.у.зубы с дырками – я так и не узнал. Прицениваться не стал. А вот фрукты в городе почти не продавались – даже в супермаркетах был скромный набор фруктов. Я угостил себя арбузом. Дуриан продавался только в одном месте на окраине города, но я брать его не стал, чтобы не смутить запахом народ в мечети.

В Медане есть храмы самых разных религий. Это самый многорелигиозный город Индонезии. Возле вокзала возводился огромный многоэтажный китайский храм со свастиками. Виднелись храмы индуистов и буддистов (с табличками для местных, чтобы не ощиблись: «Место поклонения религии такой-то»), христианские церкви. Сикхи, не имеющие в Индонезии своей «лицензии на религию», представлялись тут индуистами. Я знал, что в Медане есть 4 сикхских храма и их центральное управление по Индонезии, но специально их тут не искал, а случайно не встретить – город-то огромный. Мусульман же, всё-таки, даже здесь около 80%.

Так побродил по Медану, находил по нему километров тридцать, и почти не ездил – да и некуда было ездить-то, я ж первый раз в городе. Город очень солидный, не бедный, трущоб не видно, совсем бомж-личностей, как на Филиппинах – тоже. Есть консульства разных стран, включая США, Англию, Малайзию и вроде даже Россия должна быть, но я не проверял. И памятники местным генералам, очень смешные. Не знаю уж, с кем и когда воевала Индонезия, но герои у них прикольные – это да.

Тем временем свечерело. Я вернулся в «губернаторскую мечеть». Народу в ней совсем немного. В Ачехе, кстати, посещаемость мечетей была значительно выше! Поставил палаточку от комариков, заварил растворимую лапшу, чай приготовил, душ принял – уже третий за сегодня. Ведь жарко – градусов 35. Сел за комп, стол и стул при мечети нашлись. Обнаружил в мечете интересную генеалогичесукую таблицу всех пророков, от Адама до Мухаммала. Таблицы подобные мне уже встречались, но эта была особенно интересна тем, что там были указаны места рождения и смерти большинства пророков, а также продолжительность их жизни. Так, узналось, что Адам прожил ровно 1000 лет, ни годом больше, а умер он в Индии (наверное, местной пищей траванулся?) А вот Ной оказался самым долгожителем – протянул он ажно 1780 лет и похоронен, оказывается, в священной Мекке. Авраам прожил 200 лет, Дауд (Давид) ровно 100, Сулейман (Соломон) – 52 года. И эта священная генеалогия была заверена, как ни странно, печатью Совета Улемов (мудрецов) святого штата Ачех Даруссалам! Стояла печать, подпись и дополнительное клеймо «Дозволено к развешиванию в мечетях. Совет улемов Ачеха.» Где, в каких архивах, раскопали они метрики всех упомянутых граждан, неясно. Заметил я, однако, что от Авраама до Мухаммада прошло только 30 поколений -- а ведь это 2500 лет, как минимум. Значит, о размножнии старые люди думали, к столетнему возрасту подходя. Или часть метрик поели мышки, но об этом совет улемов не знал.

Эх, интернета тут, к сожалению, нет. Ничего – завтра найду и интернет. Тут недалеко есть, на удивление, Макдоналдс, в нём может быть wi-fi. И покатаюсь по железной дороге – Меданская железная дорога ждёт меня!
Tags: Бандар-Ачех, Индонезия, Медан, автостоп
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments