Антон Кротов (АВП) (a_krotov) wrote,
Антон Кротов (АВП)
a_krotov

Category:

«Грибные танцы» -- cуматринские автобусы и экватор -- PA -- Паданг-Паджанг -- моя бытовая жизнь ...

Как я уже писал, в Тук-Туке и вообще на острове Самосир множество гостиниц – наверное несколько сотен, причём очень дешёвых. Я же поселился в ближайшей к главной пристани – в «Багус бэй» («Прекрасный залив»), и оказался не единственным русским – там меня быстро обнаружили и узнали соотечественники, которые, оказывается, читали мои книги. Ещё один земляк, москвич, тоже находился в Тук-Туке, в тот же вечер выловил меня по телефону и зашёл в гости в «Багус бэй».

Многие иностранцы едут сюда вкусить магического гриба и других удовольствий, включая такие, которые на обычной Индонезии мало распространены – алкоголь, например. Каждая гостиница предлагает разные блюда, грибы, выпивку, и всё это суммарно стоит раз в десять дороже, чем сам ночлег. Поэтому и политика отелей такова – заманить клиента хоть какой низкой ценой, а там, как он утратит самоходность, всунуть ему все блага мира по цене завышенной.

Все исхщряются, как могут. Вот и наш «Багус бэй» изобрёл следующее для привлечения туристов – в неделю трижды, совершенно бесплатно, вечером, в заведение приезжает целый ансамбль – 4 мужика и 6 девиц, и два часа подряд играют музыку и исполняют танцы. Мужики играют на барабане, гитаре и чём-то ещё звенящем, четвёртый дядя – конферансье (объявляет номера по-английски противным скрипучим голосом), шестеро девиц танцуют босиком и в национальных одеяниях. Приглашаются все белые мистеры. Мистеры, впрочем, пресыщены удовольствиями, и когда я пришёл на звук, сидело всего шестеро белых на десять членов ансамбля. Тех не особо смущала низкая явка, они стали петь и танцевать. Для одного из номеров каждой девушке потребовалось по мистеру, и они схватили нас, белых, я отмазывался, что не умею танцевать, но те отвечали, что это не важно. В общем, всех зрителей похитили танцовщицы, и только одного интуриста не смогли поднять из стула, он вконец то ли упился, то ли обдолбался грибами и танцевать никак не мог. Мы, как могли, потанцевали (а смотрелось это со стороны, вероятно, забавно), а следующий нумер уже девушки исполняли без иностранных партнёров.

К середине представления подползли и другие иностранцы из соседних баров, привлечённые музыкой и песнями. Меня же интересовала коммерческая сущность мероприятия. Конечно, у них музыкантов стояло блюдо для пожертвований, и я тоже скинулcя, но наверное основной доход получаеися от бара. Ведь белые мистеры готовы и за 70,000 (240 руб) заказать какую-то выпивку и за 100,000 – гриб, пока смотрят танцы, кто-то чего-то закажет, и наверное часть выручки бара перепадает ансамблю. Вот так я подумал.

Интересно, что белые люди так быстро просаживают на острове деньги, что тут же бегут менять СКВ у многочисленных менял. Тут каждый предприимчивый человек оказывает сразу все услуги. И деньги меняет, и комп с интернетом ставит, и жить можно, и гриб купить. А курс валют грабительский, сильно ниже, чем на материке. И всё равно, как только я прохожу мимо киосков менял, как туда прямо рвутся белые мистеры избавиться хоть как от своих евро, долларов и франков. А вы, читатели, так не поступайте, поменяйте всё на «материке». Банкоматов в посёлке не видно.

На озере можно купаться, вода в Тобе чистая (но не пейте), дно каменистое. Чётко выраженного пляжа в Тук-Туке не имеется, но погрузиться можно почти везде. Температура воды – около +25.

Ровно сутки я провёл на острове, исправляя и доверстывая свою книгу о Шри-Ланке, и вот ещё польза: я отправил с земляком в Москву ненужные уже мне очередные предметы одежды и географические карты. Очень получилось кстати. А вообще я в гостинице единственный раз за всю Индонезию, и больше не планирую обитать в гостиницах – всё же мне больше по дуще научное изучение страны.

Пароход на «Большую землю» ходит каждый час с 7.00 до 17.00. Посмотрел Тук-Тук, грибы есть не стал – у меня другие планы. Изучать транспорт, мечети, железные дороги... Впереди меня ждёт город Букитинги!

Суматринские автобусы, и девятое пересечение экватора

Вся Суматра и Ява прошита сетью автобусных маршрутов, коими пользуются многие местные жители. Автобусы здесь медленные, в полтора-два раза медленнее, чем в Тайланде или Турции, и вот почему – дороги узкие и извилистые, и каждый встречный грузовик – это ЧП местного масштаба. Почти все автобусы страдают болезнью «кондиционеризм», то есть в них включён кондиционер, даже если на улице ночь и прохладно +20, в автобусе ещё холодней. Автобусы ломаются, от них отваливаются маловажные части при встрече со встречными машинами, в них накурено (это в дополнение к кондиционеру) и бывает достаточно тесно, потому что водитель, в погоне за выручкой, сажает пассажиров на приставные сиденья, табуретки в проходе или на их имитации. И ведь есть же такие маньяки из местных жителей, которые тащатся через два острова – например, на автобусе Медан—Джакарта (70 часов езды!) Сейчас, с расцветом дешёвой авиации, такие чудо-басы начинают отмирать, ведь за те 50 долларов, что стоит билет на этот трёхсуточный автобус, -- можно и на самолёте в Джакарту улететь, если билет заранее взять.

При этих при всех недостатках, иногда имеет смысл воспользоваться и автобусом. Конечно, не на трое суток, но одну ночь в индобасе можно пережить. Если автостопом ехать лень, если начался дождик, и хочется перебраться в другой далёкий населённый пункт километров за пятьсот – автобусы к вашим услугам. После шри-ланкийских они очень даже покажутся комфортными и просторными. Это шриланкийские разгоняются и тут же резко тормозят за каждым пассажиром, у шриланкийких скорость ещё ниже, а дороги ещё извилистей. Тут за 12 часов можно проехать 500 километров, а на Шри-Ланке – только 400. Так что можно иногда поавтобусить, что я и сделал.

Из Прапата в сторону Букитинги каждый день и каждую ночь идёт несколько «басов». Только один из них без кондиционера (столичный, до самой Джакарты), остальные «air-con» и стоят дороже, почти один рубль за километр. Ну так можно поддержать индонезийскую экономику. Я погрузился в холодный кондиционированный «бас» вместе с другой приличной публикой (были и белые мистеры) и ехал вечер и целую ночь, часов четырнадцать, по извилистым дорогам Суматры. Выходить собирался я в городке под названием Имам Бонджол, где проходил и экватор.

В своей жизни я уже в девятый раз пересекаю экватор. Два раза я перелетал его по воздуху (тут момент пересечения наименее заметен), три раза – по воде (тут по такому случаю можно в капитанскую рубку попроситься, поглядеть, как на GPS-приборе цифры становятся все нулями – 00°00’00,00”), и четвёртый раз – по земле. Обычно на трассах в таком месте стоит какой-нибудь монумент, и чем больше город рядом и чем он крупнее, тем больше Символ. Самый большой Экваториальный Монумент я видел в индонезийском Понтианаке. А тут стоял небольшой столб из цемента, метра 3-4 высотой, около которого меня и высадили в предрассветном сумраке.

Я вылез, мысленно плюнул – совсем уж небольшим и тухлым показался мне Имам Бонжол, верней не сам имам, а посёлок имени оного. Впрочем, это было минутное ошибочное мнение. Автобус погудел и скрылся со своими замороженными и прокуренными пассажирами в утреннем тумане, а я обошёл вокруг «монумента» (надписи не было, или она стёрлась) и направился досыпать в ближайшую мечеть. Никого там не было (рассветный намаз уже прошёл), но одна дверца для меня, как полагается, была открыта.

Утром посёлок Имам Бонжол ожил, -- ожил и я. Рассмотрел подробней: монумент (и сфотографировался с ним), бюст и статую Бонжола (видимо, героя борьбы за независимость), а также местную фабрику по производству соевых кубиков-«таху». Соевые бобы долгое время уваривают в больших 200-литровых бочках (под ними дровами поддерживают огонь), перемалывают, получая белую кашу, потом её охлаждают, промывают и отжимают, потом прессуют и режут кубиками. Получаются белые невкусные кубики, их уже можно продавать. Если их пожарить, они наконец становятся вкусными. Столь много процессов проходит в жизни этих несчастных бобов, прежде чем они попадают в наш организм и сталкиваются с пищеварительным, ещё одним процессом!

Кроме фабрики соевых кубиков, Имама и экватора, -- смотреть в пос.Бонжол было нечего. Я сел в утренний пригородный автобус и последовал в ещё одно место, неподалёку, где растёт цветок Раффлезии Арнольди, самый большой в мире.

Букитинги: цветы и другие радости

Город Букитиги очень приятен. Находится он на возвышенности, примерно в 600 м выше уровня моря – тут всегда прохладней, чем на равнине. Километрах в десяти от города, на север, есть место, где растут самые большие в мире цветы.

Цветок Раффлезии растёт в нескольких в мире местах, и я уже встрачался с таковым в малайском штате Сабах три года назад – но там меньший в диаметре сорт, примерно как большая кастрюля в диаметре. Но вообще встретить цветок так просто нельзя. Нужно для этого быть ботаником или охотником по цветам. Суперцветок существует в виде бутона от девяти месяцев до года. Бутон постепенно расширяется, достигает диаметра 10-20 сантиметров, и растёт он прямо на земле, нету у него ни ствола, ни стебля. Наконец цветок раскрывается и цветёт от трёх до пяти дней. Только в это время и можно увидеть красоту и величину самого большого цветка.

Все несколько мест, где Раффлезия растёт – это экваториальный лес. Так просто на дороге она не попадается. Но и в Малайзии, и в Индонезии за местами распространения Раффлезии следят специальные ботаники, которые ежедневно обходят лес по тропинкам – им уже известны все бутоны в окружающих гектарах леса – и если какой цветок зацвёл, они отмечают его расположение и уведомляют контору заповедника, что на участке номер такой-то расцвета Раффлезия, и пару дней туда можно водить туристов. Может же сдучиться, что ни одного цветка нет в наличии – такое тоже бывает. Ну а мне и тогда, и сейчас повезло.

Итак. Водитель автобуса, проинформированный о моём пристрастии к Цветку, высадил меня у поворота на деревушку, где кстати и Раффлезия была изображена. Я прошёл через деревню по узкой дорожке (местные жители жарили, варили, копались в полях, занимались своим хозяйством), спрашивая, где Раффлезия, и упёрся в конец деревни. Там меня уже ждал ботаник на мотоцикле, видимо в надежде на меня приехавший из города. Это редкий случай, когда пользоваться гидом необходимо – не будучи спецалистом, найти цветок в чаще почти невозможно.

Ботаник обрадовал меня, сказав, что два дня назад расцвёл Очень Большой Цветок, но до него нужно топать два километра через джунгли (так и оказалось, действительно неблизко). Свои хлопоты по посещению леса со мною ботаник оценил примерно в $3. Я был на всё согласен, и мы поднялись над рисовыми полями, почвякали по грязи и ручью, поднялись вверх по склону, покрытому лесом, и наконец увидели Её, гигантскую краснющую Раффлезию в вечной тени деревьев. Диаметром сантиметров шестьдесят, не меньше. Я был очень доволен.

Рядом был ещё бутон, но ждать полгода, пока он распустится – не будем.

Сфотографировал Цветок в разных ракурсах, аккуратно прикоснулся к лепестку, понюхал – говорят, должно очень дурно пахнуть, но мне не показалось: запах слабый, для меня почти нечувствительный, или мне дурианы весь нюх отшибли. Гид сказал, что запах чуется издали – ещё не видишь цветка, а запах уже чувствуется, -- но я не заметил. В общем, своё детское любопытство я удовлетворил и пустился в обратный путь. Гид, получив обещанный мною бакшиш, рассосался среди деревенских домиков, а я постепенно выбрался на трассу и застопил локальный автобус до Букитинги – до города не больше десяти километров оставалось.

* *

В самом городе была пятница, причём время пятничной молитвы. Народ с улиц как слизало: почти никого. Все мечети полны народом, люди сидят снаружи, слушают проповедь. Выходит, что большая часть населения города собралось на проповеди. Суматра вообще религиозная: и водители автобусов делают перерыв на молитву, а пассажиры молятся (ну не все, конечно). В мечетях есть и мужские, и женские отделения, и много-много этих мечетей, везде они. И вот, в пятницу даже маршруток по городу днём почти не было, водители и пасажиры -- на молитве и проповеди, один я греховник – отложил посещение мечети, чтоб не слушать затянутую проповедь на местном языке.

Что в Букитингах интересного? Базары, часовая башня, дурианы, прочие фрукты, приятная атмосфера – и климат хороший, и народ приятный. От этого возникает покупательный зуд – хочется чего-то купить, поддержать такой хороший город. Не пристают, не ююкают, большая связка бананов килограмма в полтора-два – 5000 рупий (17 рублей). Ну а дуриан по договорной цене, на сколько можно надурить покупателя, столько он и будет стоить; мне продали два по 15,000 (50 руб), но очень вкусных.

Чуть было не остался я в Букитингах, но одного там не было – железной дороги (когда-то была, но разобрали). Но, судя по карте, ж.д.ещё существует в соседнем городе Паданг-Паджанг. И я направился туда. Ведь одна из целей моего нынешнего путешествия – проинспектировать все железные дороги, сохранившиеся в странах Юго-Восточной Азии, и по большинству из них проехать (особенно там, где ещё не проезжал), а где не проеду – узнать, работают ли они, и сфотографировать, что найду – рельсы, вагоны, депо, стрелки и другие механизмы. Вот на Шри-Ланке я проехал 95% действующих ж.д.линий, и только на одной – Ависсавела-Коломбо – линии, я опоздал на пять минут на утренний поезд, и не стал ждать вечернего состава, а просто сфотографировал рельсы и вокзал. В Медане же я не стал проезжать всю ж.д.систему – проехал в двух направлениях из пяти, но зато в общем узнал систему поездов, их расписание и текущее состояние ж.д.

Итак, меня ждал город Паданг-Паджанг, центральный пункт Центрально-Суматринской Железной Дороги (назовём её ЦСЖД). Всего на Суматре три изолированные ж.д.системы – Меданская, Центральная и Южная.



Паданг-Паджанг, секреты ж.д. и ночлег в мечети

Железная дорога под Паданг-Паджангом интересна тем, что имеет большой уклон, и на крутых участках между рельсами проложен особый третий зубчатый рельс. По этому третьему рельсу когда-то двигалось зубчатое в паровозе колесо, кое и препятствовало ускользанию поезда под горку.

Сейчас не все участки ЦСЖД действуют, скорей наоборот – работает только один кусок, да и то по рабочим лишь дням. Как раз была пятница вечер, и в ближайшие пару дней поезда не ожидались. Но в принципе я узнал, что поезд есть, и более того – есть ещё один поезд, с паровозом, он катает туристов, для того и оставлен в некотором месте. Но назавтра была суббота и никаких поездов.

Я пофотографировал станцию, товарные ржавые вагоны, рельсы (на вид – весьма малоиспользуемые) и на этом изучение ж.д.завершилось – ждать двое суток я не мог в этом городке. Расписание и пункты назначения поездов я распишу в своём путеводителе. Пока лишь замечу, что станция ПП поддерживается в хорошем состоянии, есть и туалет, и начальник станции, и билетёр, хотя поезда не каждый день – но в целом эту ж.д.решили оставить – для туристов в том числе.

В мечети Паданг-Паджанга – в одной из многочисленных мечетей – я остановился на ночлег. Мне, как почётному гостю, выделили специальную комнату со всем необходимым. Очень приятно, так как предыдущая ночёвка была в холодном неуютном автобусе. Имам мечети учился в Египте, разговаривал со мной по-арабски и, как и я, был рад недельной уже новости о свержении старого египетского президента. Мне предлагали продовольственные блага, но я хотел уже только мыться и спать.

...Наутро (но не очень рано) я покинул мечеть. Забрёл ещё раз на вокзал, убедился в отсутствии поезда и пошёл на трассу в сторону городка Солок. Идти оказалось очень неблизко – город П-П супер-разбросан и протянут вдоль железной дороги километров на десять, а в пределах города стопятся только платные мотоциклисты (они здесь вместо такси). Пока я шёл до конца города, успел два раза перекусить и один раз – зайти в Интернет. Здесь в Индонезии, по сравнению с прошлым моим визитом, Интернета стало больше, стал он дешевле (почти везде 3000 рупий = 10 рублей в час) и скорость повысилась – было очень медленно везде, а стало средне медленно, а где-то и почти нормально (не сравнить с Филиппинами, конечно, где просто рай интернета). В общем, шёл я в конец города, никто не стопился, и даже автобусов не было. Поэтому когда из какого-то прохода вынырнул автобус на 300 км, идущий в городок Муара-Бунго, я ни минуты не сомневался, погрузился в него и уехал. Проезд стоил 50 тысяч рупий – 170 рублей, в два раза дешевле, чем содрал бы кондиционированный «бас». Скорость же у него была хорошая, больше 40 км за час он преодолевал – не то, что шри-ланкийские 25-30.

Таким образом, я постепенно, удалившись от автостопа, на общественном транспорте приближаюсь к южной точке Суматры, а примерно 1 марта переберусь на главный остров страны – о.Ява. Из яванского порта Сурабаййя я поплыву в Макассар (это уже о.Сулавеси), а оттуда придётся уже лететь в Джайпуру, столицу индонезийской половины Папуа. Провести неделю на борту парохода, как в прошлый приезд в Индонезию, на этот раз для меня – недопустимая роскошь. Увы, времени с каждым годом становится меньше – на этот раз придётся мне до Джайпуры лететь. Тогда и индонезийскую визу продлять не придётся и до 18 марта я уже пересеку индонезийско-папуановогвинейскую границу.

Следующую ночь я провёл в очередной мечети, но уже в городке Муарабунго. На следующий день настало воскресенье, в деревнях открылись разновкусные базары, я ехал от деревни к деревне, всё пробовал на вкус и фотографировал. Сейчас я нахожусь в одной из деревень. В Интернет-кафе интернет работает от генератора. Генератор тарахтит ужасно! Ещё кричат какие-то дети. Не знаю, долго ли просижу в Интернете, или переберусь в какое-нибудь более цивилизованное село. Скорость интернета, кстати, нормальная - несмотря на генератор.
Tags: Индонезия, Суматра, автостоп, ж.д., раффлезия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments