Антон Кротов (АВП) (a_krotov) wrote,
Антон Кротов (АВП)
a_krotov

Categories:

Деревенская экономика Папуа. Чудеса с визой. И прочее

ПНГ-19. Из Карлы-Марлы. Основы деревенской экономики. (Провиния Simbu).

Действительно, чудо интернета свершилось – мобильный модем ловит какие-то сигналы. Впрочем, чтобы отправить одну страничку (новость) в ЖЖ, потребовалось 32 минуты. За это время я успел ещё два сообщения отправить Вконтакте (только два); «майл-ру» не открылся – слишком большой. Что быстрее кончится, деньги на интернете, моё терпение или батарейки на нетбуке, выясним через пару дней.

Первое апреля – счастливый день для детей Карло-Марловской школы. И вот почему. 1-го числа каждого месяца все девять учителей школы отправляются пешком в город Кундинава, чтобы получить там зарплату – кто триста, а кто и четыреста кин. Конечно, не всё расстояние они пройдут пешком, а лишь часть его, а потом их кто-то подвезёт. Вообще в Карле-Марле есть грязедорожная колея, но ни один из жителей не имеет машины, а посторонние машины сюда тоже сейчас не заезжают, опасасясь застрять в грязи. Но колея есть. В сухую погоду и ездит что-то.

Итак, учителя пошли пешком в город за деньгами, и пока они там закупятся товарами и вернутся, а тут и воскресенье – три дня дети гуляют. И так в начале каждого месяца.

Как устроена экономика и деревня вообще? А вот как. Есть в деревне девять учителей, один доктор и кто-то из официальных лиц, ну Председатель назовём его, я его в лицо не знаю. Они получают деньги в городе. И притаскивают оттуда же и товары, но и часть денег. Есть три владельца магазинчиков. Это скорее ларьки или сараи, и чтобы купить что-то, нужно позвать хозяина – они открываются только при появлении хозяина, обычно закрыты. В ларьке десять видов продуктов – бич-лапша, мыло, рис, консерва (один тип), «магги» бульонные кубики, сахар и соль, нитки и крекеры. В одном ларьке есть ещё и кока-кола в железных банках. Деньги, приходящие в деревню, аккумулируются у этих трёх «дельцов».

Кроме того, многие (этим отличие от западной папуасской глубинки) продаёт что-то. Есть тут аж две торговые площадки. На них можно приобрести излишки местной продукции, скромно – батат (картофель) сырой, зелень, орешки, сигареты-самокрутки, спички, батат жарено-варёный (50 пап.коп.), булочки-пирожки (по 20 пап.коп.), иногда жареный банан. Бананы сладкие – дефицит! видимо у всех есть, так что не продают. Итак, люди начинают друг другу продавать что-то, и деньги крутятся, а товары обмениваются таким образом. В деревне не меньше пятнадцати бизнесменов (в основном это женщины), которые выходят на деревенские «базарчики».

Кофе – единственный экспорт этой деревушки. Почти каждая семья имеет надел земли и кофе. Собранные зёрна можно отвезти (отнести?) в город. Наверное по такому случаю скупщики и сами приезжают на тракторе, а так скупают зёрна в городе, целые мешки привозят и скупают. Так что деньги ещё появляются у жителей. Ну и моё появление тоже улучшило деревенскую экономику – чтобы не объедать сельчан, я старался покупать всего побольше, фруктов, рис, сахар и прочее. А многие едут на заработки в города, в Лаэ, в Порт-Морсби, и привозят оттуда наличность, или остаются в городе почти навсегда. Многие мечтают поехать в город.

Вот, пожалуй, и всё. Не может деревня похвастаться большим ассортиментом провизии. За промышленными товарами (кроме ниток и мыла) – к соседу (одолжить) или в город (купить). У кого нет денег – можно напечь пирожков или бананов, глядишь, пять кина или больше – в кармане.

Деревня не нищая, но народ живёт очень и очень просто. Почти все ходят босиком. Грязь потому что. Я сам, по методу Несина, стал ходить босиком. Нагорья ПНГ – самые удобные для босохождения места: во-первых, многие босые, во-вторых, не жарко, ноги не печёт. И ботинки не пачкаются и не мокнут. А дома – хижины из соломы. Каркас из досок, а переплетено соломой. Крыши иногда железные. А внутри темновато – электричества нет. На полу сидят и греются вокруг очага, очаг в земле. Типа костёр. И на нём готовят в кастрюлях что-то, что могут приготовить. Например, батат. Дикие папуасы на другой стороне острова кастрюль не имели, а у этих есть, и кастрюли, и у некоторых – закопчённый чайник. А спят на некоем помосте, из дерева, он поднят чуть-чуть над полом. Дымоходов нет. В домах очень тесно и дымно. Детей много. Здоровые на вид и одетые (только ботинок нет). Некоторые в рванье, правда, но выглядят вполне довольными и бегающими. Мелкие дети с соплями, наверное холод виноват. Многие в шапках.

Нет здесь водопровода, а моются в речках-потоках. И воду носят из природных ручьёв. У каждого – какой-то надел земли, банан или овош. И выращивают кофе. Но не очень активны в своих делах. Вот пример приведу. Целые сутки я напоминаю всей деревне, что я люблю бананы, и хочу бананов или других не-зелёных фруктов – что угодно, хоть ананас, хоть что. Уже несколько сотен человек знают, что я хочу и готов приобрести бананы. И не то чтоб их не было – растут бананы, но зелёные, но и от жёлтых бананов шкурки попадаются. Каждые два часа я прохожу по единственной грязеулице деревни, поглядываю, не появились ли бананы. Всё мне говорят, что вот-вот появятся. Вызревают, что ли? Вчера мне продали четыре банана. А ещё? Почему-то никак до меня бананы не доберутся. Чуть более активные азиаты, зная, что иностранец есть при деньгах – я тут звеню, шуршу деньгами, -- принесли бы сами в Исламский центр, где я базируюсь, плоды огорода (а кто-то и по двойной цене мне бы всунул, а я бы и не заметил даже). Так вот же, не несут ни бананов, ни ананасов, и только вот вчера что угостили меня фруктом неведомым, так я бы купил ещё мешок, а где ж они? Непонятно.

Обустройство местности не очень интересно папуасам. Дома топятся по-чёрному, дымоход не изобретён. Участки деревни заболотились, можно канальчик провести и воду слить – никому нет охоты. Большой бак в мечети, для воды, продырился – нет бы заделать, но нет, сломался, ах. Тут достаточно клея или жвачки, но нет у меня при себе ни клея, ни жвачки, и не продаётся тут, так и сидят с дыркой. Не очень большая бизнес-активность у папуасов.

А отдых от огородных трудов? Вот он. Во-первых, картёжная игра. Собираясь в группы, на улице и под общественным навесом, многие играют в карты. Другие – в «дартс», кидают дротики в мишени, уже изрядно поистрёпанные. Дети носятся с воплями в грязи, играя в неизвестные игры. Другие смотрят на меня, когда я оказываюсь в пределах видимости. Пьянство не очень распространено из-за бедности. В домах у христиан может обитать и целая семья, и свиньи – их богатство. И тут же пекут на продажу булочки. А свинья – почти символ Папуа, даже на деньге в 20 кина -- свин, а не политик какой-нибудь.

Так и живёт деревня Карла Марла, пристроившаяся среди гор. А мусульмане в ней живут тоже, но у них нет какого-то одного определённого занятия или бизнеса. В основном на огороде, а другие – в город разъехались.

Посетил больницу, она называется «Хаус сик». Видимо, и школа, и больница – дотационные здания, сделанные при поддержке австралийцев или других доноров. В больнице (сарай с железной крышей, но на 4 помещения) доктор пожилой (типа Айболита) вёл приём больных. Те в порядке живой очереди к нему обращались. Тот записывал что-то и выдавал таблетку или микстуру им или детям их. Тут же стоял кран, и больные запивали лекарство водой из-под крана и тут же выздоравливали. Почему тут же? Это точно видно. Ведь в соседней комнате было отделение на лежачих больных на 4 койки, и отдельное отделение на одну койку (покойницкая?) Так вот, все лежачие места были пусты, а это значит, что никто в Карле Марле сильно не болеет. А кто заболеет, так уже окончательно – кладбища в КМ есть.

Дети и взрослые с интересом слушали мои рассказы и поучения, и толпой собирались всюду, где я являлся. Спрашивали не очень активно. Понимают английский многие, ну может быть треть или половина мужчин, и часть небольшая детей. Остальные понимают отдельные слова, как и я у них. Ну а спрашивают только самые смелые и те, кто умеют и разговаривать по-английски, а таких пара десятков человек в деревне. Колонизаторы постарались, а местные продолжили их дело – англоязирование страны. Ещё бы электричество протянули, так вовсе было бы отлично. Но, правда, электричество привлечёт в деревню телевизор, а за ним – имущественное расслоение и зависть.

Про политику папуасов. У папуасов нет вождя. Такого, как Путин, Медведев, или хотя бы как Каддафи или Саддам Хусейн, или хотя бы как Обама или Саркози. Нет. Выбирают они парламент из ста с чем-то человек, а затем парламент сам из себя выбирает Премьер-министра. Так как ПМ очень богатый человек, он подкупает парламентариев (так считают и говорят все люди), и те выбирают его. Но обе папуасские газеты прямо пишут, что ПМ коррумпирован, что он плохой человек и нарушитель законов, и должен уйти. Все встреченные и спрошенные папуасы не любят своего Премьера. Он иногда меняется, но все вожди у папуасов непостоянные и непопулярные. И нет портретов Вождя ни в школе, ни на площади. И никаких статуй героев. Из портретов – только Иисус Христос. В магазинах не продаются потреты вождей папуасского народа. Религиозные изображения – пожалуйста.

Ещё последнее про экономинку. В ПНГ вся земля принаддежит народу. Не государству, а народу. И наделы достаются от предков. Каждая пядь земли принадлежит кому-то! Если государство хочет провести дорогу, построить сельсовет или общественное здание, -- оно должно купить землю у владельца. Так как у правительства ПНГ денег немного, то оно почти ничего не покупает и следовательно почти ничего не строит. А сами землевладельцы тоже не увлечены капитальным строительством.

А земля, на которой тут стоит исламский центр, принадлежит этому самому Исе Тине, который и основал ислам в Карле-Марле и вообще в Папуасии. Он-то, начитавшись книг, принял ислам и стал распространять это учение, сперва на своей земле, построив там исл.центр, а потом и в соседних деревнях. Сейчас он в Порт-Морсби, но в воскресенье обещал приехать в родную деревню, тут-то я иншалла подловлю его и возьму у него интервью. А сей исламский центр самый первый в папуасских нагорьях. Тут-то я и расспрошу, узнаю его историю.


ПНГ-20. Чудеса с паспортом и не только. (Провинция Simbu)

Как мои читатели уже знают, из моих сообщений и своих соображений, -- Папуа-Новая-Гвинея страна неожиданная, загадочная, в которой происходит то, чего в других случаях не происходит. Например, в какой ещё стране директор базара ополчался на меня, за то, что я выбросил на землю мандариновые шкурки? В какой ещё стране мне предлагали средства от рака, сифилиса и СПИДа в бутылках от кока-колы? Много ли где можно найти интернет по $12 в час и лимоны по $0.02? Так вот, к чудесам ПНГ прибавилось одно, но не очень приятное чудо.

Погодные условия ПНГ мочат эту страну весьма интенсивно, иногда мочат вместе с нею и меня. Намокание человека – естественное свойство, но вот ценные вещи и документы должны быть всегда сухими. И вот же, чудеса – я промочил свой паспорт! Казалось бы, так за ним следил, берёг, но всё равно он промок. Как, впрочем, и некоторые другие объекты. Но паспорт уникален тем, что никак не должен был промокнуть, был тщательно завёрнут и пережил все предыдущие дожди во всех странах, от проливного дождя в Стамбуле до начальной стадии Папуасии, и вот же – промок.

Само по себе это не фатально – паспорт можно просушить, чем я и занялся. Прокладывая странички туалетной бумагой (она у меня специально на тот случай). Первая страница в сохранности, штампы некоторые растеклись – ну ничего страшного, он же у меня давно уже почти весь отсканирован, а визы все погашены, кроме индонезийской и ПНГовской. Действие воды не повредило и старым европейским и всем другим визам, вполне сохранились. Но не повезло визе ПНГ! Хотите верьте, хотите нет, но виза ПНГ частично смылась! Она представляет собой наклейку из бело-жёлтой бумаги (без изысков), на которой напечатаны принтером ФИО владельца, дата выдачи и пр. Так вот, краска в принтере у папуасов – нелицензионная! И временное действие влаги (наверное – оно, а может и само собой) эту краску растворило. Таким образом, на моей визе исчез срок годности и некоторые другие подробности, просто исчезли, смылись!

С одной стороны, это хорошо – можно на это место чёрной ручкой вписать, например, «One Year» печатными буквами или «Five Years» и спокойно жить в Папуасии. Но с другой стороны, это может вызвать определённые подозрения, если я напорюсь на бдительного и умного милиционера. Хорошо, что оные милиционеры перестали мной интересоваться. Ну так будем надеяться, что если и встретятся, пускай думают, что у меня бессрочная виза... Листок бело-жёлтой бумаги. Хм.

Паспорт после просушки приобрёл вполне приглядный вид и, надеюсь, благополучно доживёт до моего возвращения в Россию – последние несколько страничек осталось мне, в этом путешествии, добить. Лицевая страница не пострадала, она ламинирована.

Помимо визы Папуасии, смылся полностью штамп Северного Кипра! Остальные штампы живы, а вот Северный Кипр использует какие-то быстрорастворимые чернила. Ну оно и хорошо – вдруг какие-нибудь греки прознали бы, что я пребывал в Северном Кипре (не признанном ими и почти всеми остальными) и отказали бы мне в чём-нибудь. Был штамп Северного Кипра – и нету. А вот еврейский штамп уцелел, а то было бы прикольно для арабских стран – как бы не был я кое-где.

А вы, товарищи, усильте бдительность! Паспорт заворачивайте во много-много пакетов, но при этом проверяйте – после каждого дождя и попадания в воду – мало ли что!

*

Ну и ещё одно чудо Папуасии, опять связанное с моей потерей бдительности. Казалось мне, что я несгораемый на солнце – хожу сколько лет, то на Грушинском фестивале неделю под палящим солнцем, то в Африке или в Азии, и всё ОК. Хоть Судан, хоть Афганистан – ну не сгорал (хотя и не злоупотреблял солнцем, не валялся под ним). А тут значит обгорел окраинами и углами организма. И вот почему! Был в горах – высота больще 3000, но бдительность потерял. Обычно на такой высоте уже прохладно, и весь целиком одеваешься, поэтому обгореть может только нос, но его не жаль. А тут 3000+ и полуденное экваториальное солнце, вокруг тепло, зелень всякая, но ведь на высоте солнце иначе действует – вот и на меня подействовало. Ничего, облезет что-нибудь, пройдёт – ничего страшного. А вы, товарищи, на высотах 3000+ бываете – тоже бдительность проявляйте!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments