Антон Кротов (АВП) (a_krotov) wrote,
Антон Кротов (АВП)
a_krotov

Categories:

Богия, морское плавание и прибытие в бомж-селение Кауп

Расскажу немного о селении Богия (Bogia). Это большая деревня, находяшаяся на берегу моря, в 150 км от Маданга на север. Из Маданга до центра Богии ведёт приличная (по папуасским меркам) асфальтовая дорога с выбоинами. А население Богии весьма велико – тысяч десять народу, не меньше, разместилось тут, и в основном они построили свои хижины прямо на приморском песке – это беженцы с извергающегося острова Манам. Вся Богия и её окрестности растянулись километров на двадцать вдоль побережья, и народ обитает всюду.

По размеру её можно сравнить с облцентром Ванимо, даже больше Ванимо. Бытовых же радостей тут не очень много, меньше чем в Ванимо. Электричество централизованное отсутствует, но в миссии и в главном магазине имеется генератор. За три кины можно зарядить в магазине телефон. Главный магазин притворяется супермаркетом, но ассортимент товаров тут не больше, чем в «нашем» сельпо на острове Бревенник, где мы жили полтора года назад.

В Богии есть развалины отеля, одноэтажное цементное здание, с надписью «Bogia hotel», оставшееся с колониальных времён. Сквозь него уже растёт какая-то трава, кусты. Туристический бизнес загнулся в Богии много лет назад.

Католическая миссия, где я остановился, содержит большой собор, несколько зданий для самих миссионеров. В одно из них – двухэтажное, с кухней и библиотекой, посетили меня, других гостей там не обитало (наверное, здание используется на какие-нибудь съезды святых отцев района). Здание было огорожено и запиралось на замки – захочешь, не выйдешь, если ключа нет. И там же рядом, за отдельным забором, -- церковноприходская школа. Рынок, на котором продаются бананы и бетель-нат, довершает список видимых достопримечательностей Богии.

Казалось бы, ничего интересного. Но Богия важна тем, что сюда каждый день приходят лодки с Ангорама и других мест провинции Восточный Сепик – везут они бетель-нат. В этом бизнесе по всей ПНГ задействованы десятки тысяч людей. Ведь жуют бетель по всей стране, включая высокогорья, где он не растёт – и там продавцы дерут по 0,5-0,6 кины и больше за один орех. Каждый подсевший на бетель человек сжёвывает до 20 орехов (до десяти кина) в сутки. Обитатели приморских деревень не тратят денег – у них он сам растёт. А горцы свои доходы, полученные от кофе, сжёвывают и выплёвывают. Вся Папуасия в красных плевках. Так же, как чат (кат) в Эфиопии или носва в Таджикистане.

Бетель-натные лодки пригодятся всем, кто хочет переплыть из Вевакских мест в Мадангские – ведь эти провинции не соединены дорогой, и разделяют их две большие реки – Раму и Сепик. Имеют они такое же значение, как в России например Волга и Енисей. Мостов через эти реки нет. А обплывать их на моторке – дорогое и долгое занятие, в чём мы скоро все убедимся, когда я дойду до описания плавания.

Ещё скажу, что Богия – перевалочный пункт для лиц, желающих поплыть на вулканический остров Маннар или возвращающихся оттуда. Но главная стоянка лодок (и на Ангорам, и на Маннар) находится в 15 км к северу от Богии. Туда можно дойти пешком или доехать на рейсовом грузовике (такие тоже имеются). Жители Маннара на берегу продают апельсины – оказывается, их производит Маннарская вулканическая земля. Больше, я так понимаю, остров ничего не экспортирует.

Я собирался уплыть на вулкан Маннар в четверг, но не было лодок – зато проверил место их отправления. И очень обрадовался – ведь и Ангорам, и другие места оказались доступны лодочно. Папуасы обещали завтра утром плыть на Ангорам, и хотя они и называли огромные цены, я был уверен, что смогу получить скидку.

( Можно ли уплыть совсем бесплатно? Конечно. Только в первый раз папуасы наверное не возьмут, но автостопщик может жить на берегу несколько дней. Когда лодочники приплывут вторично и увидят, что «вайтмен» так и не уплыл – конечно, по доброте душевной и бесплатно возьмут горемыку. Но мне ждать не хотелось. )

Итак, я вернулся в Богическую миссию. Святой отец Михаил, заглянув вечером, убедился в том, что я ещё не уплыл. Я воспользовался случаем расспросить его, узнать его мнение о стране. Вкратце, оно таково.

«Независимость папуасам дали слишком быстро. Если бы до сих пор ПНГ была австралийской колонией, то тут были бы хорошие дороги, инфрастуктура, связь, туристы. Сейчас всё нарушено, преступность, бюрократия, коррупция. Сколько лет я живу в этом селении Богия – прогресса не вижу. Только вот сотовая связь появилась два года назад. Но Digicell – это же не папуасская, а иностранаая компания. И им стоило больших трудов пробиться на этот рынок. Зато они монополисты.

Много лет тут вообще никакой связи не было. Только радиостанция была в миссии. По радио и сообшались, если что срочное.

Папуасы не стремятся в другие страны. Ни учиться, ни зарабатывать. У них слишком сильны родственные связи. Даже бывает так: папуас едет за границу учиться – получил какой-нибудь грант, -- но, чаще всего, быстро возвращается, не выдерживает.

Малярия тут весьма распространена, я сам болел несколько раз. Если один раз переболеешь, то потом она может в любой момент образоваться вновь. Папуасы – они не лечатся, думают, само пройдёт. Заболевание уменьшается, но потом опять возобновляется. А больше всего умирает детей.

До того, как христианство пришло сюда, папуасы поклонялись духам предков. Сейчас все древние обычаи уже отмерли. Хотя в глухих местностях ещё остались, например на реке Сепик и на притоках этой реки.

Полиция тут бездействует. Даже если случается криминал. Женщине тут одной путешествовать никак нельзя – многие папуасы хотят совокупиться с белой женщиной. Тебе, как человеку мужского пола, можно, ты достаточно бравый, но всё равно нужно быть осторожным. Пару месяцев назад тут, в районе Богия, папуасы напали на троих иностранцев – два парня и одна девушка путешествовали, из Австралии. Ограбили их и исчезли. И хотя многие видели, но полиция не может найти: все тут родственники, и грабители, и полицейские, все повязаны узами родства.

Премьер-министр тут самый главный коррупционер. Его портрет размещён на банкноте в 50 кина. Народ не любит его. Все деньги разворовываются. Вот например сюда, в Богию, выделяются деньги, на какие-то проекты, и большая часть из них исчезает. И так по всей стране.»

Да, в миссии я подчерпнул ещё и божественное знание: на первом этаже была библиотека. Я изучил большой том «Drama Vatican II». Про 2-й Ватиканский собор Католической церкви, проходивший в течение трёх лет в 1960-х годах и приведший к обновлению самых разных сторон католической церкви. Подробно переписывать состав книги не буду – почитаете сами в Интернете.

И ещё отмечу интересное явление – в Богия мной заинтересовались полицейские! Они не имели никакой униформы, но сидели втроём и представились ментами. Спрашивали, знают ли в управлении провинции, что я – здесь. Я быстро распрощался с милиционерами и ушёл, под их неспокойные возгласы, что тут, мистер, очень опасно!

=---------========----

ПНГ-44. Морское плавание на моторке.

В пятницу утром я попрощался с пастором и выщел на дорогу, ведущую к «бетель-натной бухте». Машин не было, пришлось 15 км тащиться пешком, подозревая, что все лодки уже уплыли – они ж обещали стартовать на рассвете. Но может быть папуасская неторопливость и раздолбайство задержали в бухте хотя бы одну лодку? Я отложил в специальный кармашек 70 кина и постепенно дошёл до причала.

«Будь что будет, хоть Маннар, хоть Ангорам – что первым поплывёт, на то и сяду», -- подумал я.

Когда я подошёл к песчаной бухте, на берегу было многолюдно, человек сто. Люди, разложив на песке товар, продавали его: островитяне – апельсины, Богийцы – консервы, спички и печенье островитянам, жители Сепика с большими мешками бетель-ната поджидали оптовиков, что приезжают за мешками на машинах. Оный же бетель продавался и в розницу. Несколько моторных лодок стояло, в некоторых уже сидели люди. Некоторые папуасы тащили тяжёлые канистры с горючим, загружая их в лодку. Оказалось, что одна из лодок плывёт аж в сам Вевак и хочет с меня получить за это всего 50 кина. Ангорамцы вчера предлагали отвезти за двести.

Пока дело обсуждалось, и я уже оказался в лодке, оказалось – не 50, а 70, и не в сам Вевак они идут, а в глухоманную деревушку Ангорамского района, откуда уже будет якобы легко достичь Вевака автотранспортом. Ну что ж, проверим! Ровно 70К у меня же были подготовлены. А на Маннар опять не было лодок, так что вулканическую жизнь я оставил на потом.

Морское плавание на моторке, на большое расстояние, я ранее не предпринимал – случая не было. Теперь и случай пришёл, и рассказать могу. Происходит примерно, как предположительно у нас в далёких сибирских краях.

Команда лодки – два человека, и шесть пассажиров. Заправились – взяли аж сто литров топлива. Я удивился, но позднее оказалось, что 70 литров было потрачено на 5,5 часов плавания! При цене топлива 4 кина за литр, это выходит 280 кина (больше ста долларов) на одно лишь топливо, так что цена проезда – не очень высока. Ведь лодочникам нужно окупать и стоимость лодки, и мотора. Итак, стартовали, но тут же причалили опять к берегу – в какой-то деревне нужно было затариться выпивкой. Затарились, выпили, ещё выпили (все, кроме меня), бутылки за борт -- поплыли.

Ехали в две лодки. Вторая лодка – сломалась, забарахлил мотор. В море прицепились друг к другу и чинили мотор второй лодки, не очень успешно. Целый час чинили, но только кое-как мотор заработал, и вторая лодка, «чихая», вернулась на берег, а мы наконец стартовали, в 11.00. Меня водрузили на железную ржавую бочку. Остальные тоже разместились как могли, а самые нетрезвые заснули.

Прыгать по волнам – не очень большое удовольствие, нужно обладать железной попой, ибо лодка с шумом и стуком подпрыгивает на небольших волнах моря. Но после автодорог Папуасии, Азии и Африки – сойдёт. Водитель вёл лодку в видимости берега, но людей и хижин не было видно невооружённым взглядом. Иногда капал дождь, но в лодке был брезент – мой рюкзак был спасён.

Большие реки Раму и Сепик выносили в море сотни кустов травы и водорослей, и этой травой было полно море на несколько километров.

Наконец вдали показалось непонятно что. «Пассажирское судно? Lutheran shipping? – подумал я, -- великовато и беловато для Папуасии!» Это был (как мы увидели по приближению) белый-белый большой круизный теплоход. На нём, на разных палубах, чинно возлежали в шезлонгах белые старики и старушки, несколько лет откдадывавшие деньги с пенсии на круиз, и теперь наслаждающиеся океанским плаванием. Те, кто ещё мог стоять, прохаживались по палубам и наверное смотрели на берег в бинокли.

А гид, наверное, объявлял по громкой связи:

«Сейчас мы проплываем берега Новой Гвинеи. На неё, конечно, мы не будем высаживаться – это очень опасно: здесь каннибалы, малярия, бандиты и грабители, а также антисанитарные условия. Но можно посмотреть на деревни аборигенов в бинокль. Общаться с ними близко – опасно: заразят тропическими болезнями. Кстати, гляньте – одна из лодок с дикарями приближается к нашему судну! Не иначе, как аборигены хотят нам продать что-то из рыбной продукции. Не вступайте с ними в контакт, рыба тут заражена, пользуйтесь баром на нашем лайнере!»

Конечно, причалить к берегу такой теплоход тут и физически не мог – мелкие гавани, причалов нет, большая осадка океанского лайнера. Я думаю, что и в реку Сепик такая громадина не пройдёт, или сядет на мель.

«Мои» папуасы решили подплыть поближе к белому судну, чтобы внимательно рассмотреть диковину. «Это ж какая посудина! Интересно, сколько канистр бензина она съедает за день?» – возможно, думали лодочники. И тут некоторые зоркие белые мистеры разглядели меня, сидящего на железной бочке на этой лодке-моторке, и стали возбуждённо махать руками, обсуждать меня и фотографировать – а я фотографировал белых пенсионеров. Моя сущность осталась для них непонятной – ведь не докричишься и не спросишь. Но я думаю, что некоторые интуристы втайне позавидовали мне, загадочному белому мистеру на маленькой лодочке. Проплыв мимо лайнера, папуасы и я продолжили своё морское путешествие.

Следующая встреча у нас была с ржавой океанской китайской посудиной. Иероглифы были начертаны на борту. Команда (азиаты) не обратила на нас особого внимания. Вероятно, это были скупщики леса. Мы поплыли дальше. Папуасы спустили с лодки две длинные лески с огромными крючками (вместо вкусной наживки были пластмассовые осьминожки). Я скептически отнёсся к такому рыболовству, но через полчаса поймалась рыбина почти метровой величины! Рыба сопротивлялась, дёргалась, и пришлось её связать причальным канатом. Вскоре поймали и вторую рыбу, сантиметров на восемьдесят, и тоже её пришлось утихомирить и связать.

По дороге, несколько раз, папуасы подливали топливо в бензобак, так что я подсчитал, что 70 литров ушло на дорогу. А по расстоянию сколько ж мы прошли? Километров полтораста? Не меньше. Ну и жрут же эти моторные лодки!

Наконец, мы стали близиться к берегу. Следов цивилизации не было видно. Большие волны прибоя с белыми навершиями размазывались о пологий берег. Как мы пристанем? -- побеспокоился я, но папуасы ловко ввели лодку в устье какой-то реки. Наконец мы причалили к песчаному берегу. Было 16.30. Никаких строений, зданий, магазинов, электрических столбов, следов от машин и людей, других радостей цивилизации не было видно совершенно. «Вот и приплыли, робинзоны хреновы!» -- подумал я, выбираясь из лодки на песчаный берег.

=---------------------------

ПНГ-45. Приплыли! Кауп – бомжовое папуасское селение!

Селение Кауп оказалось примерно в километре, и это оказалось самое бомжовое и негодное для жизни папуасское селение, из всех, что я видел за полтора месяца. Я думал, что так будет выглядеть вся Папуасия, но к счастью, она не вся такова.

Итак. Деревня, населением тысяча человек, приютилось на полосе песка между рекой и морем (река тут, на этом двухкилометровом участке, течёт почему-то морю параллельно). На этой полосе песка стояло штук сто хижин, или сараев, не знаю как назвать – на ножках. Ни один промышленный материал тут не использовался – крыши были из соломы, а палки-стойки крепились какими-то растительными верёвками. Даже церковь (соломенный навес) была построена без единого гвоздя. Ни одной железной крыши в деревне не было, не было ни машин, ни генераторов, ни магазинов. Дома были очень бомжового вида, внутри в каждом был очаг, и при случае вся хижина заполнялась дымом. Следов от машин не было, но мне обещали, что всего в двух часах ходьбы будет некий «Base Camp», откуда «много транспорта» ходит в Вевак. Поживём – увидим.

Под домами, в грязи, бегали большие и малые свиньи, и босые дети. Одежда, впрочем, у всех была, хоть какая-то. Но самое мерзкое, что в деревне обитали комары, а к ним -- тучи мух и какого-то мелкого гнуса. Мерзкие мошки пролезали во все отверстия, кусали меня, а местные уже привыкли. Многие деревенские были покрыты какими-то светловатыми пятнами, не знаю отчего.

В центре деревни стояла церковь, как я уже упоминал – без единого гвоздя соломенный навес, песчаный пол, скамьи – пиломатериалы, окатанные морем и случайно выброшенные тут на берег.

Нужно было приобрести какой-то еды. Внешне никакой еды в деревне не было (наверное, по ночам они жарят рыбу). Но оказалось, что бизнес есть и тут – некая женщина, купчиха, занималась продажей продтоваров. Это обычная хижина, низкая и закопчёная, а в ней – семья человек на десять и соломенный ларь с бич-пакетами, рисом и консервами (по цене 200% городских). Купил лапшу, попросил сделать кипятка. Местные обступали меня толпой, но на разговор не шли – не знали, что и сказать.

Единственный разговорчивый человек представился... полицейским! Формы у сельских ментов нет, я уже видел в Богии таких. Босиком, в одежде б.у., то, что мент – никак не видно (ну -- местные знают, а постороннему не ясно). Полицейский, от нечего делать, стал меня охранять от народа.

«Местные люди, они ж воры! Так что в церкви не спи – украдут всё! Я найду тебе безопасное место и мы тебя будем ночью охранять.»

Вскоре местные организовали мне спец.хижину. Не то курятник, не то клоповник, не знаю что это было по плану, низкое и закопчённое здание, хижинка. Я поднялся и проаалился в пол. Пол был из бамбуковых дощечек и очень непрочный. В крыше и полу уже были лыры. Однако, это было настоящее жидище, где я и поставил палатку-сетку, а вокруг собрались любопытные дети и взрослые.

-- Отчего у вас всё так запущено? – спросил я милиционера.

-- Вот почему: нашу деревню каждые два-три года сносит наводнениями. То с реки, то с океана, все дома сносит. Вот и не успеваем отстроиться и обжиться, как следует.

В подтверждение слов, из песка там и сям торчали палки с раздвоенным концом – это будущие (и прошлые) основы домов, Может быть обитателей смыло вместе с домом, а ноги подставки стоят до сих пор.

Я поставил палаточку в щелявой хижине, на удивление всего люда. В отличие от других папуасских селений, вечером мне никто ничего съедобного не вынес, только один кокос (фрукты в деревне не росли). Что собирались делать другие пассажиры лодки в этой глухой деревне, я не знаю – наверное тоже какой-нибудь особый груз бетель-ната поступает в это всеми забытое селение.
Tags: Папуа-Новая Гвинея, плавание
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments