Антон Кротов (АВП) (a_krotov) wrote,
Антон Кротов (АВП)
a_krotov

Categories:

Джайпура. Столица Индонезийской части Новой Гвинеи. Начало мая. Город. Кораблекрушение.

Если кто-то прилетает в Джайпуру из Джакарты, Макассара или иного города-гиганта Индонезии, то Джайпура – самый восточный город страны – может показаться облезлым, небольшим и скромным, и при этом очень дорогим. Но для человека, приезжающего в Джайпуру с восточной стороны – из Папуа-новой-Гвинеи – для такого человека (для меня например) этот город является центром мировой цивилизации, невиданным для восточной половины острова. И при этом относительно дешёвым.

После 43 дней хижин, домиков на ножках, горных деревушек и крошечных городов-факторий, Джайпура предстала настоящим огромным Городом. Со светящимися витринами магазинов, с десятиэтажным зданием отеля «Аристон» и 5-6-этажными торговыми и офисными билдингами. Сотни заведений еды предлагали вкусно поесть, по улицам разъезжали приятные машины и тысячи мотоциклистов, крупнве магазины принимали кредитные карточки, а в центре невиданное дело – фонтан – орошал позолоченную статую какого-то моряка или генерала, с биноклем в руках рассматривающего папуасское светлое будущее.

Двухэтажный книжный магазин Gramedia продавал книги и карты, от которых я почти отвык в ПНГ (там – только христианские книги, и изредка – австралийский книжный-мусор-сэконд-хэнд), папуасские и индонезийские тётушки продавали с асфальта арбузы, ананасы, папаййи и другие большие овощи, а в бухте стояли большие пароходы, от которых я уже в ПНГ отвык – шли они на Яву и навевали вредные мысли о гидростопе (а вредные потому, что плывут они долго, дней двенадцать). И облезлая ржавая калоша Papua Empat, на которой я плыл из Набире три года назад, -- оказалась ещё жива, при мне наполнилась пассажирами и учапала куда-то на запад.

Мне, приехавшему с востока, Джайпура стала очень и очень приятна. И хотя тут тоже есть и грязь, и дыры в тротуарах, и мусор на улицах, -- всё это было так относительно уютно и чисто по сравнению с восточной половиной острова! И никаких бесконечных заборов с колючей проволокой, никаких злых охранников с собачищами – никто не говорил тут, что всё сразу у меня украдут. Хоть это, возможно, тут и происходит, но никто этого не боялся, так что воруют тут не всё. Продавцы магазинов не держали мордоворотов, общупывающих граждан в поисках украденной консервы. Продавцы золота и ювелирных изделий выставляли на улицу свои лотки, не боясь, что злой вор унесёт весь лоток. Мечети и церкви, добродушные весёлые люди, небольшое количество бетель-ната на продажу (но только небольшое!) и никаких ларьков с выпивкой. Папуас может, конечно, раздобыть спиртное, но потаёно. А от ларьков с едой вечерами доносится запах вкусной свежей еды. . И вообще всё приятно, очень приятно, радостно и оптимистично!

А ещё Джайпура красива. И похожа на Владивосток – я об этом писал ещё три года назад. Горы (сопки), покрытые лесом, с постройками на них, извилистая линия берега, волосатые лесом острова, пароходы и порт, улицы, идущие вверх-вниз, всё это очень Владивосток напоминает. И в меньшей мере – Сочи, а потому в меньшей мере, что в Сочи островов нет, а тут они есть. Крутые подъёмы, улицы наверх, забитые машинами, море, солнце, и – далеко отовсюду, и часовой пояс – как во Владивостоке примерно. «Владивосток далеко, но ведь город-то это нашенский», писал Владимир Ильич Ленин. Джайпура ещё дальше, но она «нашенская» тоже!

А ещё в городе видно много пропогандистской скульптуры, от которой я отвык в ПНГ, как и от скульптур вообще. Та и сям, по красивым местам, какие-то папуасы с барабанами стояли и символизировали светлое будущее и настоящее папуасских мелких народов, видны там-сям скульптуры людей с котеками, а также фигуры Шахтёра и Солдата, которые участвуют в постройке светлого настоящего и уже построили его. Во многих местах продавались потреты индонезийских Вождей (Президента и вице), и даже с асфальта, на дороге, один мужик продавал на улице потреты лидеров, и в лавках и в книжных точках они продавались – всё же есть спрос на Вождей, кому-то нужно показывать свою лояльность, вот и берут. В общем, всем было ясно, что папуасы пришли тут к светлому Дню своей тысячелетней истории, только что самих папуасов было не много на улицах – процентов так 40, остальные – понаехавшие индонезийцы и полукровки. Все крупные и мелкие торговые точки, едальные заведения и даже магазины с котеками держали не папуасы, а коммерчески активные индонезийцы, а папуасы не догадались даже свои котеки на продажу выставить – только овощи они продают, и то с земли, нет у них торговой инициативы.

В Джайпуре ждал меня Александр Потоцкий, путешественник из Владивостока. Он долгое время уж провёл в Индонезии, и в прошлом своём путешествии, и в этом. На Новой Гвинее он уже провёл примерно полгода (в обоих половинах острова), успел обжиться в столице Папуа-Индонезийской. Жил он в останках бывшего христианского гэстхауса. Здание это, по словам Потоцкого, обречено на снос, но в нём до сих пор живут разные люди, в него же хозяин здания поселил и путешественника. Комната Потоцкого имела некоторый папуасский вид, как и весь двор и всё заведение. Кроме него, тут обитают разные люди, а также дети и женщины, причём женщины эти непрерывно стирают. Вода же тут на территории – из колодца, а мечеть тоже есть под боком – через забор перелезть только, вот и она.

Каждый месяц Александр ездит продляться в другие города – то в Макассар, то на Биак, потому что визу на Папуа не продлевают, под предлогом «опасностей» этой провинции. А продлевать нужно каждый месяц! Вот оттого житьё иностранца в Джайпуре вылетает в копеечку. Но приклеился он к Джайпуре – ведь не зря она Владивосток напоминает, его родной Владивосток, вот только зимы тут – нет.

Потоцкий незадолго до меня вернулся также с Папуа-Новой-Гвинеи, так что у нас образовалось много общих тем для разговора. А ещё мы отъедались индонезийскиими вкусностями. Человек 21-го века сильно привязан ко всему хорошему, и вообще – к хорошему легко привыкнуть. Поэтому и едальные заведения, и интернет – всё это радовало. Не радовали только муравьи, в большом количестве расплодившиеся в комнате Потоцкого. По ночам я ставил палатку и прятался от муравьёв в ней, а Александр был всячески искусан и ругал насекомых. Наконец я купил спрей от муравьёв, и все злые мелкие гады были нами уничтожены.

В Джайпуре мне нужно было провести операцию «Котека – почтой». Оказалось это не так-то просто, и даже трудно. Купить котеки, конечно, можно – в районе «Рынок Хамидия» они продаются, есть самые разные виды. Я закупил довольно увесистых котек, без узоров и росписей (всё, что с росписью, отдаёт хохломой, матрёшками и ненастоящестью). А вот на почте вышла незадача – ну нету у них таких длинных посылочных ящиков!

Почтальоны уже было запрягли мужика-плотника, который пасётся при почте, -- чтобы он с пилой и гвоздями сколачивал гробы для котек (из досок), но я вовремя сообразил, что пересылка ЕМСом одного такого гроба обойдётся несусветно дорого – гроб вдесятеро больше весил бы, чем вложение. Поэтому мужика с пилой я остановил, и принялся делать упаковку самостоятельно из скотча и картона. Пересылка обошлась многократно дороже самих котек, ну об этом я заранее знал. Почтальоны все были очень радостно удивлены, видя, что я пересылаю (никто этого раньше не посылал), и в разделе «опись вложения» так и указывали – КОТЕКА.

Согласно плану, несколько дней мне следовало провести в Городе Джайпуре. Всё тут было хорошо, и Интернет-кафе наконец появились вокруг меня. Они были во много раз дешевле, но увы -- ненамного быстрей ПНГовских заведений. Так что выкладывание фотографий с ПНГ пришлось отоложить до середины мая, когда я окажусь на другом индонезийском острове.

# # #

Джайпурский залив. Плавание и кораблекрушение

Первого мая, в День солидарности всех трудящихся, Потоцкий в качестве опытного мореплавателя предложил мне сплавать, на папуасской лодке, на один из островков, которые видны в Джайпурском заливе. Там два островка – один с деревушкой, с большим крестом и с церковью, другой с деревушкой и с мечетью, и называется он, почему-то, Мадура – так же, как и остров рядом с Явой в центральной Индонезии. Может быть потому, что на этом островке живут переселенцы с Мадуры? Не знаю.

Александр уже совершил многие плавания, в том числе на лодке по ПНГ, и на островах под Джайпурой тоже бывал неоднократно, поэтому я без каких-либо подозрений принял его интересное волнующее предложение. Лодку мы взяли в условном месте, у знакомых Потоцкого, за определённое вознаграждение (50 тыс.рупий), после плавания нужно было лодку возвратить. За долгое время проживания в Джайпуре Потоцкий оброс многочисленными приятелями и знал, где чего можно достать. Лодка оказалась узкая, деревянная, с одной стороны был к ней прицеплен подгнивший деревянный противовес, чтобы судно не переворачивалось сразу. Вёсла тоже были, два весла.

Остров Мадура находился в пределах видимости, до него не было и километра, и возле острова стоял на приколе какой-то пароход. Море было спокойно, и мы, мало-помалу, перегребли Джайпурский залив и приблизились к острову. Вытащили лодку на песчаный пляж и пошли смотреть Мадуру. На нём, действительно, была деревушка человек на двести, небольшая мечеть, и даже несколько торговых точек – островитяне продавали друг другу печенье, сласти и джерук (крупный сладкий недорогой мандарин), возможно тут же и произрастающий. Некоторые люди сидели на острове, жгли костёр и устраивали пикник. Все местные попадают на остров на лодках, и есть и большая рейсовая моторная лодка с материка, которая может привезти сразу десять человек.

Пока мы бродили по острову и сидели на берегу, и вспоминали взаимно известных нам людей-путешественников, -- неожиданно начался ветер. Он придул маленький дождик и волны средней величины. Пора было возвращаться в город, но ветер и не думал уменьшаться. Волнение на море могло плохо сказаться на нашем утлом плавательном средстве. Но ждать неизвестно чего не хотелось – ведь волнение моря могло и ещё увеличиться.

«Ничего, прорвёмся! Не в первый раз! Это ещё маленькое волнение!» -- решил «морской волк» г-н Потоцкий, «будем грести прямо вон туда! А если что, мы умеем плавать!» И мы стащили лодку с пляжа и начали грести, невзирая на ветер и волны, предполагая, что балансир не позволит перевернуться нашему судну.

Однако, мы всё же перевернулись. Не успели мы далеко отгрести, как близ острова, рядом с другими судёнышками, стоящими там на якоре, -- лодка наща перевернулась и мы оба погрузились в воду. Это было совсем неправильно. Не потому, что вода была какая-то не такая – вода была тёплая и не грязная. Но у меня при себе был фотоаппарат, бумаги, деньги и паспорт, и всё это тоже оказалось под водой вместе со мной. Потоцкий свой фотоаппарат и паспорт предусмотрительно не взял, я ж побоялся оставлять паспорт в незапираемой комнате, да и привык, что паспорт всегда со мной, круглые сутки, кроме дней, когда он в посольстве лежит, визу очередную в себя ждёт.

Лодку перевернуть обратно не удалось, так она и осталась в перевёрнутом виде. Плавсредство сторожил Потоцкий (по шею в воде). Бросить лодку и свалить самим обратно на остров было бы проще, но возвращаться без лодки нам было нельзя: хозяева лодки потом разыскали бы Александра. И вчинили бы ему счёт на мифическую стоимость погубленной лодки, которая наверное и ста долларов не стоит в реальном исчислении. -- Я же, выбравшись на соседнюю большую не утонувшую лодку (стоящую на якоре), стал вежливо взывать о помощи к жителям острова. Со стороны было похоже, что белые мистеры купаются – ведь наша перевёрнутая и и затопленная лодка не была видна с берега. Нам было довольно смешно.

-- Кричи им: «масала»! – посоветовал Потоцкий. (Masala – «проблема», на бахаса индонезия).

-- Ага. Масала! Ма! са! ла!

Постепенно нас заметили с берега, и пожилой дядька с большой моторкой (и двумя противовесами), вышел к нам на подмогу, взяв ещё и пацанёнка-помогалку. В итоге, лодку всё ж удалось перевернуть обратно, и в ней чудно оказались плавающими не утерянными наши шлёпанцы. Лодку-неудачницу привязали к большой моторке старика, мы сами сидели тоже в лодке с ним, и он, по нашей просьбе и за небольшую денежную компенсацию (50,000 мокрых рупий), вернул моряков-неудачников на постоянный джайпурский берег. Там лодка была возвращена хозяевам, а мы отправились домой в «гэстхаус Потоцкого» -- сушиться, и проверять ущерб, причинённый кораблекрушением.

Оба наших мобильных телефона промокли и перестали подавать признаки жизни. Мы их подсушили и на другой день отнесли в ремонт; монтёры возились, но сказали – бесполезно, морская вода угробила эти аппараты. Бумаги и деньги, хотя и подмокли, но постепенно могут быть просушены. Из двух флэшек, что были у меня в поясной сумке, одна навеки перестала подавать признаки жизни. Фотоаппарат, как наиболее тщательно упакованный, уцелел. В итоге, кораблекрушение причинило лишь небольшие убытки (флэшка 16ГБ и мобильник), поскольку время пребывания в морской воде было невелико. Если бы мы перевернулись в центре бухты, то фотоаппарату точно настал бы романтический конец. Что касается нас самих, мы бы выжили в любом случае. Держась за перевёрнутую лодку, можно было плавать в заливе достаточно долго, пока кто-то из местных обратил бы на нас внимание.

В данный момент я сижу за компом и пишу этот текст, а рядом под солныщком просушиваются мои бумаги. Большинство важных вещей уже введены в компьютер и сохранены в Интернете, так что даже утрата записей не была бы очень грустной для меня. Но в тетрадке много адресов папуасов, кому я обещал что-то прислать (фотографии или книгу), вот их терять в море было нежелательно. Но, гляжу, всё просыхает и -- скоро можно будет опять пользоваться.

Паспорт, второй раз за это путешествие подвергнувшись действию воды, был также проложен туалетной бумагой и просушен мной. В любом случае, мне этой зимой потребуется новый паспорт – в старом страниц уж почти не осталось, ни сухих, ни мокрых.

...Таким образом, я впервые в жизни попал в кораблекрушение, по счастью, небольшого масштаба. А мы с А.Потоцким потом ещё вспоминали детский стишок: «Два мудреца в одном тазу / пустились по морю в грозу...»
Tags: Джайпура, Индонезия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments