Антон Кротов (АВП) (a_krotov) wrote,
Антон Кротов (АВП)
a_krotov

Categories:

Индонезия столетие назад – живая выставка. + Блитар. Музей Сукарно (1-го президента)

Каждый год, во второй половине мая, в индонезийском городе Маланге проходит историческая выставка – Malang Tempo Doeloe (Маланг в прошлом). Случилось так, что выставка попала как раз на те дни, что я нахожусь здесь, на восточной Яве.

Выставка заключается в следующем. Чтобы подчеркнуть древность, исторические традиции, крутизну древнего города, -- горожанам и гостям предлагается окунуться, как бы, в прошлое. Сделать это можно четыре дня подряд, в вечернее время суток (примерно с пяти вечера до полуночи). Для этой выставки две самые широкие улицы города декорируются. Высоких домов на этих улицах нет, а какие есть (частные особняки) застраиваются длинными рядами бутафорских сараев, подобных в чём-то папуасским хижинам – из бамбука, дерева и соломы. В этих сараях разворачивается торговля всем, что могло быть в Маланге в прошлом. Это рукоделия, тканевые изделия, какие-то глиняные плошки, а больше всего – еда, ведь еда была всегда. Электричество в ларьках использовать нельзя. Поэтому вся экспозиция освещается керосинками, газовыми лампами, масляными коптилками, свечками и факелами – кто на что горазд. Одеваться продавцам тоже положено архаично – в традиционные индонезийские одежды, но это не всюду соблюдается.

В центре экспозиции был сооружён макет древнего замка – этот макет я видел по приезду в город, его клеили несколько дней. Замок этот имеет размеры примерно 20 на 20 метров и в высоту около 10 метров. Из-за шпилей и крепостных стен высовывались ряженые солдаты и наставляли в толпу разного рода старинные длинные ружья, а также почему-то и пулемёты, разных времён. Всё это было принесено из военного музея, который тут же рядом и находился. Наверху стояли ещё и пушки, уж не знаю, настоящие или картонные, но изделека походили на настоящие.

Первый же вечер привлёк на выставку огромные толпы народа, и нас тоже (меня и моих друзей-студентов). Маланг хоть и всего лишь райцентр, но очень большой – 780 тысяч человек. У нас в СНГ тоже есть такие крупные райцентры – Тольятти, Набережные Челны, Новокузнецк, Кривой Рог, Прокопьевск. Вот и здесь Маланг всего лишь райцентр, потому что его «затмевает» ближайший трёхмиллионный мегаполис Сурабаййя, который служит облцентром. -- Итак, из 780 тысяч маланжан и из тысяч жителей соседних городов, многие (не меньше ста тысяч человек) в первый же вечер, как только зашло солнце, побежали на Tempo Doeloe. Ещё не доходя до места, уже огромные пробки образовались в городе. Тысячи мотоциклистов искали себе парковочные места. Перед входом на выставку (перед «крепостными воротами») скопились тысячи продавцов, торгуюших всем, чему нет места в прошлом – электрическими, пластмассовыми, надувными и прочими изделиями. Индонезийцы вообще народ торговый, а как такой перфоманс – так они со всего города сбежались торговать.

На самой выставке было организовано круговое движение людей, чтобы все могли пройти и всё посмотреть, но все должны идти только в одну сторону, во избежание давки. Все декорированные лавочки-сараи были полны людей, не протолкаться. Кроме лавочек, многие граждане просочились на выставку и устроили бизнес прямо на газонах. Кто-то продавал еду, и тут же её делали на углях. Кто-то нарядился в старомодные одежды и фотографировался с желающими, а кто-то и продавал эти одежды. Художники разложили свои полотна, изображающие недавно ушедших героев недавнего века. Среди них были большие портреты Боба Марли, имама Хомейни (я уже раньше видел, как их продавали в городе), а к ним прибавлись портреты Бин Ладена, к которому вновь во всём мире проснулся интерес. Были и портреты неизвестно кого, а за определённую сумму могли нарисовать и вас. Музыканты играли на разных инструментах, включая старообразные. Нищие сбежались со всего города и попрошайничали во многих местах, и их не гоняли – нищие ведь тоже были всегда. Кто-то продавал чёрно-белые постеры с первым Президентом Индонезии Сукарно. Рядом крутился чёрно-белый немой кинематограф.

Смешение времён было налицо – тут были представлены объекты самых разных времён. Видимо, организаторы выставки (в погоне за массовостью) не стали ограничивать граждан каким-то одним точным историческим периодом. Поэтому, кто-то хвалился старомодной довоенной машиной, а рядом стояли пушки и граждане в средневековом военном платье. Среди посетителей выставки тоже были ряженые, но лишь немногие, а остальные пришли в обычных одеждах.

Были и отступления от правил. Один нищий притащил мегафон и всем громко вещал, почему ему нужны деньги. В двух местах продавали почему-то мобильные телефоны, но видимо держатели этих стоек хорошо проплатили организаторам выставки. На нескольких плошадках выступали фольклорные коллекитвы, но их всё ж приходилось подсвечивать электрическими фонарями и угромчать динамиками, иначе просто голосом не накричишься на тысячную толпу.

Столпотворение на выставке было так велико, что фотографировать было почти невозможно. Во-первых, людей сто тысяч, плотная толпа ползёт медленно, куда не сфотографируй – народ лишний в кадре. Во-вторых, освещение было не электрическое, и все торговые заведения были очень темные. Только замок был фотографибелен, потому что высокий и прожекторами освещён.

Вместо фотографирования мы занялись угощением, поддерживая бродячих продавцов. А стационарных торговых точек было много сотен. Видимо, весь этот антураж собирается и разбирается каждый год, а остальные 362 дня хранится где-то на складе. Ребята сказали мне, что это только в Маланге придумали такую выставку, в других городах этого нет.

Завершив осмотр, мы медленно тянулись к выходу. Вообще чрезмерный интерес проявили люди к выставке. Почти невозможно было двигаться. Но прикольно, вся толпа такая весёлая. На удивление, хотя индонезийцы очень любят курить, и курят многие повсюду, -- тут на выставке было мало курильшиков. А пьяных ни одного не было, и ни одной битой бутылки. Вот как хорошо, что трезвая страна.

По идее, полиция должна бдить на таком массовом мероприятии, чтоб пресекать хулиганства и терроризм, но тут никто не бдил. Даже две милицейские будки, построенные из бамбуковых жёрдочек специально для выставки, пустовали – или менты тоже были ряжёные и скрывались под странным обличьем.

Мы выползли с выставки, а другой народ продолжал прибывать. И постепенно, продираясь сквозь людские и машинные пробки, мы вернулись поздно в наш район «Тлогомас», где я и жил у студентов все эти дни. А на другой день мы ехали, в светлое время, по центру на маршрутке – так улицы вполне выглядели современно: большой поток машин, грузовиков – и только с заходом солнца улицу перекрывают и включают масляные светильники и керосинки. Да, днём тоже были видны по сторонам какие-то хибары, сараи и хижины из соломы, но рядом с потоком машин большого города они совершенно не смотрелись.

Так что кто будет на Яве во второй половине мая – загляните в Маланг. Прикольно, можно заглянуть, посмотреть, съесть и даже купить что-нибудь.

=-----========-----------------------

Блитар, мемориал Первого Президента, и интернет-гостеприимство

На востоке острова Ява, в паре часов на поезде от Маланга, находится город Блитар, очередной крупный райцентр. В районе Блитара растут дурианы, но это не единственное его свойство. В Блитаре находится гробница и музей Первого Президента Инонезии, Сукарно.

Два абзаца я посвящу недавней истории. Было у индонезийцев два знаменитых Президента с очень похожими фамилиями, но с противоположными деяниями – Сукарно и Сухарто. Вот какова их судьба. Сукарно (1901-1970) родился на Восточной Яве и очень любил коммунизм. С юных лет он мечтал освободить Родину от гнёта колониализма (была тогда Индонезия -- голландской колонией). Когда во время ВОВ на Индонезию напали японцы, он надеялся с их помощью приделать Родине независимость. Когда японцы капитулировали, Сукарно сам объявил независимость (в августе 1945 года) и сделал себя Президентом. Но не тут-то было – голландцы отбивались ещё пять лет, породив много героев борьбы за независимость, и только в 1950 году Сукарно реально начал действия в качестве Президента. Он правил ещё 17 лет, и дружил с коммунистическими режимами, ездил в Москву, в Китай, в Югославию, ища совета и рецепта – как бы принести индонезам счастье.

В то же время жил в Индонезии другой мужик, Сухарто, и был он военачальник, и коммунистов очень не любил. В 1967 году он сверг своего шефа и выбрался сам Президентом. Первый Президент повторил участь своего коллеги и знакомого, Никиты Хрушёва – ему был прописан домашний режим. От огорчения Сукарно через три года умер (69-ти лет от роду). А его бывший подчинённый, тем временем, компартию запретил, примерно миллион коммунистов убил, а дополнительно угнетал китайцев и всех остальных, и захватил Восточный Тимор в 1975 году (и только к приезду Шанина, примерно в 1999 году, Тимор освободился). Военный мужик Сухарто правил твёрдой рукой тридцать лет и три года. Наконец начались беспорядки и волнения, типа как в Египте, ситауция вылезла из-под контроля, и старик-диктатор отрёкся от престола, но прожил ещё долго и скончался только недавно в возрасте 86 лет.

Индонезийцы первого Президента любят, а второго – не очень, и поэтому одно время даже выбрали себе в новые Президенты Мегавати Сукарнопури, дочку Сукарно. Как бы в дань памяти первому, изобретателю независимости страны.

Так вот, в Блитаре, на востоке Явы, имеется могила и музей 1-го Президента. Музей построен недавно, потому что второй президент первого не любил. И вот как только я приехал в Блитар – а прибыл я на поезде, и на вокзале меня встречали индонезийцы – члены клуба гостеприимства www.couchsurfing.org – меня повезли в это мемориальное место.

Мемориал и музей Первого президента лишён помпезности, которую мы видим в некоторых других странах. Музей Ленина в Москве (когда он был), Мавзолей Мао и мечеть на гробнице Имама Хомейни были созданы с большим размахом, чтобы производить большее впечатление. Тут же в музее – разные фотографии и картины (Сукарно с разными вождями, президентами, Хрущёвым, Тито, Кенеди и прочими), некоторые документы (ксерокопии), золотой кинжал (наверное, муляж) и почти что всё. Типа -- большая фотогалерея. Несколько картин и одна фотография изображает, как Сукарно стоит на коленях перед своей старушкой-матерью, этот сюжет очень популярен в искусстве. Народ посещает, вход бесплатный. Фотографировать не разрешается, но я всё равно фоткал тихонько. На втором этаже – мемориальная библиотека имени Сукарно (заходи, читай, книги все на индонезийском, есть бесплатный интернет). Имеется статуя вождя, сидящего на стуле.

Напротив музея – могила первого Президента. Можно подойти – только нужно снимать ботинки. Очереди нет, но народ подходит постоянно. Статуи на могиле нет. Есть камень с надписью. И два ещё надгробия – там захоронены родители Сукарно. И есть углубление, куда приходящие складывают лепестки цветов. Именно лепестки, а не цветы с корнями. Эти лепестки продаются недалеко от мемориала. Есть ещё небольшой каменный поднос, куда почему-то кладут деньги. Не знаю, кому они предназначены – вход бесплатный, а деньги там небольшие. Может быть, на дополнительный ужин сторожам и смотрителям?

Так мы (я и пригласившие меня блитарцы) посмотрели Макам Сукарно, и потом отправились домой к Картике. Это девушка примерно 25-ти лет, христианка, одна из многих тысяч членов www.couchsurfing.org в Индонезии. Прознав из Интернета, что я где-то близко, она активно восхотела получить меня в гости, ну вот и получила на один вечер, всяко Блитар – мне по пути.

Работает Картика учительницей, ездит на велосипеде, живёт с родителями в частном доме, который не очень большого размера, но раз в десять больше, чем «клеточное» жилище Эби. В этом доме – две маленькие тупиковые комнаты и одна побольше – проходная комната, кухня с телевизором и холодильником, и ванная (манди) в индонезийском стиле. С потолка свисают бананами энергосберегающие лампочки, по одной в каждой комнате – не очень яркие. Имеется кошка и крошечный дворик, с воротами, запираемыми на ключ. Швейная машинка, ноутбук и большой компьютер, вентилятор, деревянная мебель, плюс двенадцать пластмассовых стульев, вложенных один в другой (наверное, гулянки устраивают?), на стенах – постеры с разными неизвестными мне деятелями, и с одним известным – Гарри Поттером. Кровати есть – не на полу спят. Мне выделили маленькую комнату, тоже с кроватью.

Отец Картики, дядя Хедро, тоже учитель, английского языка. Он знает и несколько других европейских языков. Этим может быть и объясняется их интерес к иностранцам. Но как только отец пришёл с работы, он сразу извинился – сказал, что меня нужно зарегистрировать в полиции. Ну хорошо, что не позвал ментов ночью, как некоторые неправильные граждане. И по счастью, не потребовалось ехать в городское отделение полиции, как в Мерауке – здесь, в Блитаре, это можно сделать у участкового, рядом по месту жительства. Всё это делается, как мне объяснили, «для безопасности».

Запахи дуриана догнали меня и в Блитаре, когда я ненадолго отделился от принимающей стороны. Блитарский район, оказывается, дуриановый. А ещё это рисовый район – во всех окрестностях, в холмистой местности, изготовлены рисовые террасы. Вода с одного покрытого водой поля постепенно переливается на другое поле, метром ниже, оттуда на третье и т.д. На некоторых полях очень зелёные рисовые ростки, а на полях по колено в грязи возятся трудопривычные крестьяне, собирающие с этой плодоносной почвы два, а может быть и три урожая в год.

Музей и могила Первого Президента Индонезии (45 fotos)

Первый Президент Индонезии, провозгласитель её независимости, Сукарно (1901-1970) в 1945 году провозгласил независимость страны (от голландцев), но полностью освободиться от них удалось только в 1950. Ещё шестнадцать лет он был Президентом, а потом его сверг другой человек, военачальник Сухарто, который потом правил более 30 лет. Первого Президента многие любят, второго -- не многие. Мемориал был открыт недавно, в 2000х годаx

Tags: Индонезия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments