Антон Кротов (АВП) (a_krotov) wrote,
Антон Кротов (АВП)
a_krotov

Categories:

По железной дороге через Вену, Братиславу - в родную сторону

Утром рано во вторник, 24 октября, я покинул жилище гостеприимной Евы в чешском городе Брно, и отправился на вокзал, чтобы поехать в Москву, но по пути посетить Вену и Братиславу.

Поскольку международные ж.д.билеты тут, как и в СНГ, довольно дорогие, -- я сперва купил билет в город Бреслав. Этот город, и узловая ж.д.станция, находятся на самом юго-востоке Чехии. В пяти километрах на юг начинается Австрия, в пяти км на восток – Словакия. Сам Бреслав – небольшой старинный городок, с облезлым замком, полуразрушенным то ли в результате Второй мировой войны, то ли в результате попыток реставрации. За два часа я насмотрелся на Бреслав и вернулся на вокзал.

Электрички на австрийскую Вену отходили отсюда примерно раз в час. До Вены всего 80 км, но билет нужно брать в международной кассе. Я проследовал туда. И был немало удивлён! Билет до Вены стоил больше 500 крон (более 1000 рублей)! Через пятнадцать минут шла другая, «дешёвая» электричка за 650 рублей, и я согласился на неё, немало удивляясь.

Эта австрийская электричка уже стояла на путях, и я ещё больше удивился – она была двухэтажная и очень цивильная. Я нажал кнопку, дверь тихо открылась, но пассажиров внутри не было. Я исследовал оба этажа вагона, заглянул в туалет, но и там -- ни одного пассажира. В другом вагоне то ж самое. И только в третьем вагоне на одном из 200 кресел сидел мужичок, который потвердил, что электричка поедет в Вену. Так, пустой на 99,9%, поезд и отправился – немного желающих ездить за такие бешеные деньги.

Тут же за окном началась Австрия, и на вид ещё более приличная, чем Чехия: все поля были распаханы (непонятно, что сеют, зима на носу), домики – покрашены, станции – в порядке, хоть и безлюдны. Контролёр прошёл только один раз и проверил у меня наличие билета. К Вене во всём поезде набралось человек тридцать, на тысячи полторы пассажиромест. Смотрю, в рабочий день никто в столицу не едет. Все, наверное, с раннего утра приезжают, а так как билет на утренние поезда 1000 руб стоит, у них наверное проездные на месяц -- дешевле. А может зайцами едут, ведь контролёр один раз прошёл.

Турникетов на станциях нет. В поезде висит большая схема всего пригородного подвенского сообщения.

Wi-fi в поезде не работал, в отличие от Финляндии, где в двухэтажном поезде работалот всё и даже были розетки.

Лишь только поезд поехал по Вене – а она не очень большая, -- так половина из ничтожных пассажиров вышла. Я тоже подготовился выходить на некоем Южном вокзале. Он оказался подземной платформой, поезда проходят там, останавливаются и тут же уезжают дальше.

Я вышел на подземную платформу (здравствуй, Австрия!) и тут произошло следующее событие. Я стал фотографировать уезжающий поезд. Несколько пассажиров попали в кадр, в том числе негр и какие-то белые. Я подумал подождать пять сек, чтобы негр и другие ушли из кадра. Но тут два человека набросились на негра, стали его бить, прижали к стене и заломили руки за спину. «Вот те на, расовая ненависть!» -- удивился я и поспешил удалиться, радуясь, что я не негр (вот так встречает Австрия иноземных гостей!). И только поднялся на эскалаторе на поверхность, в ту же минуту вижу, что к выходу подлетает пара машин с мигалками и оттуда выбегают другие граждане в штатстком и бегут вниз, как я понимаю – добивать того негра. Ну, я не стал следить, чем кончится это «проявление расизма».

Сразу ещё вспомню два интересных события. Шёл я по пешеходной улице – по венскому «арбату» -- и увилел, что на улице стоит царь, и копается в своей сумке на колёсах. Царь был высокого роста, в красном халате до земли, в металлической короне (жестяной?), с большой седоватой бородой, с гордо-значительным выражением загорелого лица, на вид лет 55-ти, только сумка на колёсах не очень клеилась к царскому виду. Румын? Болгарин? Турок? Я постоял подождал, когда его величество перестанет копаться в сумке (минут пять пришлось ждать), и наконец обратился к нему по-анлийски:

-- Извините, а вы – царь?

-- Нет, это просто костюм, -- отвечал он, -- а вы знаете немецкий?

-- Нет, я знаю только русский, -- отвечал я «царю».

-- Ну и хорошо, -- отвечал «царь» неожиданно по-русски (с небольшим акцентом). – Я просто одел костюм царя, чтобы меня замечали. Есть же у русских такая поговорка: «встречают по одежде?» Я приехал из Болгарии сюда искать работу, но никто меня не принимает, вот я и выдумал как-то отличаться от других. Вот и хожу в костюме царя...

К «царю» подошёл какой-то незаметный мужчина, что-то сказал, и его царское величество полезло за кошельком (кошелёк был спрятан где-то под царской мантией) и передал мужичку денежку. Я так понял, что и на венском «Арбате» нужно кому-то отстёгивать, но не стал спрашивать сколько, чтобы не огорчать «царя». Как царь зарабатыает, я так и не узнал, вероятно фотографируется с туристами. Я сфотографировал царя бесплатно.

Туристов же ходили по Вене целые толпы, щёлкали фотоаппаратами японцы, китайцы, русские. Гиды, размахивая флажками и табичками, тянули свои группы в разные стороны, слышалась речь на всех языках, включая наш, в обменниках принимали различные валюты, включая юани и шекели, но рубли и гривны почему-то не принимали.

В другом месте на «Арбате» сидел мужик на стуле, раскрашенный серебряной краской «под статую», и почти не двигался. Перед ним стояла ёмкость для денег. Как только кто-то из туристов бросал монету, «статуя» оживала и делала что-то смешное (молча) – какие-то жесты, хлопала в ладоши, играла на крошечной декоративной гармошке, доставала цветочный букетик из сушеных цветов и т.п.. Такой вид заработка -- «статуя» -- существует во многих богатых странах.

Попадались и другие заработчики – музыканты, попрошайки, цыгане, и наверное есть и жулики, но меня уже много лет все жулики обходят стороной, так что я с ними не познакомился. А вот негров очень мало, вот одного поймали при мне, а так почти нет их. Я вообще не против негров, просто интересно, как они проникают в разные страны.

Про Вену ещё можно заметить следующее. Центр города застроен у них в петербургском стиле – без пробелов между домами, так же как в других старых городах. Очень много в Вене урн, это просто культ мусора. По семь-восемь мусорных контейнеров стоит подряд. Один для пластика, другой для стекла, третий для металла, четвёртый для макулатуры, и в них действительно лежит то, что должно лежать. Разельный сбор мусора – главная задача европейцев. И, чтоб собаки не гадили, в зелёных местах и в парках специальные пакеты прилагаются к урнам, чтоб туда собрать собачьи какашки. Такие же урны и пакеты для собачьего дерьма есть в Брно и в других евроместах.

В центре Вены обнаружился мемориал – памятник советским солдатам, павшим за освобождение Вены от фашизма. Очень большой, высокий монумент, солдат с позолоченным щитом в форме герба СССР, колонны, надписи по-русски, перед ним – очень большой фонтан, брызги сдувает метров на пятьдесят. Памятник с указанием имён некоторых погибших, с текстом указа Сталина на русском языке, всё на русском, кроме главной надписи – что это такое вообще, та надпись на двух языках. В апреле 1945 освободили Вену, в августе 1945 уже соорудили памятник, всего через четыре месяца, как на нём и написано (сооружали наши же, русские). С тех самых пор австрийцы поддерживают монумент в идеальном состоянии – получше, чем многие наши монументы, оставшиеся в России или на Украине. Таким образом они как бы извиняются за ВОВ, в которой принимали активное участие не на нашей стороне.

По ценам. Австрия дороговата, но соотношение всех цен я не выяснил за краткостью визита. Замечу, что метро и прочий транспорт стоят 1,80 евро (76 рублей), вполне приемлемо. В метро пять линий, нумеруемых цифрами 1, 2, 3, 4 и 6. Где пятая линия, я не уяснил. Вход в метро свободный, можно и не заметить, что где-то нужно купить (в автомате) и пробить (в компостере) билет. Никакой тётки в будочке нет, и никакого милиционера, миноискателей тоже нет. Почти никто и не покупает билеты и не пробивает их, наверное проездные почти у всех, или все зайцы. Я купил билет, чтобы поддержать метрополитен и проверить работу билетного автомата. Поезда метро ходят часто, раз в три-четыре минуты. Станции бесхитростные. Часть подземные, часть – наружные. Никто ничего не продаёт в метро с рук, объявления не клеит. В вагонах висит на крючке журнал, называется он почему-то VOR MAGAZIN, чтобы читать, пока едешь.

Очень длинные трамваи, как гусеницы или червяки, ездят по Вене и удивляют меня. Я люблю всё большое и длинное, а особенно трамвай. Это ж целый поезд, а не просто трамвай.

Уличная еда в Вене дорогая, но толпы голодных туристов съедают всё, не глядя на ценники. Как и в Стокгольме, самой дешёвой забегаловкой является буржуйский «Макдоналдс», в котором по этой причине -- толпы и очереди. По ценам он, как московский «Макдоналдс», и тоже работает wi-fi.
Супермаркетов в историческом центре не было обнаружено, они наверное есть на окраинах города.

Жить в Вене и осматривать многочисленные музеи -- у меня не было в планах. А в гости меня никто не звал в этот город, лекций там тоже я не производил. Поэтому я поехал в Братиславу, до этой столицы – всего 70 км. Ну и карликовая Европа: страны, что наши области в Центральной России, или районы в Сибири, а 70 км – между соседними столицами государств, что у нас между райцентрами.

Кто там делает столицы прямо у границы? Это же опасно. Вдруг враги нападут? Даже Алма-Ату перенесли в Астану, и правильно сделали: вдруг нападут киргизы. И турки перенесли столицу в середину страны, и бразилюки, и танзанийцы, и многие другие, и даже советское правительство перенесло столицу из приграничного Петрограда в относительно центровую Москву. А у этих европейцев, никакого чувства самосохранения нет, чисто как конголезцы в Африке, две столицы напротив друг друга. Не следят европейцы за безопасностью, вот почему их так быстро завоевал Гитлер.



Братислава

Каждый час ходит электричка между Веной и Братиславой. Стоит она 14 евро (600 рублей), за 70 км. Знающие люди потом объяснили мне, что это-де билет в два конца, а в одну сторону купить нельзя, таково её, дескать, неотъемлемое свойство. Причём из Братиславы в Вену, сказали, дешевле – кажется, 11 евро, но тоже, вроде, в два конца. Билет продаёт специальный автомат.

Электричка оказалась простая одноэтажная, а народу в ней – довольно много. И вот почему. Завтра в Австрии должен был быть национальный праздник, и австрийцы все устремились в гости к словакам, чтоб насладиться дешёвой «соц.жизнью».

В Братиславу я приехал вечером, уже в темноте. Сразу, после Вены, чем-то советским повеяло. Отправился гулять по столичному городу словаков (в ожидании полуночного поезда на восток).

Язык у словаков похож на русский, и особенно на украинский. Потому и называются они СЛОВАки, что у них почти все СЛОВА похожие (а вот рядышком немцы потому и называютя НЕМ-цы, что НЕМые, не говорят по-нашему). Да и Братислава потому так и называется, что живут в ней «братья-славяне». Хотя есть и улица Жидовская, так и пишется -- Židovská ulica, в самом центре, значит не только братья-славяне, но есть и другие народности.

В Братиславе обнаружились троллейбусы, трамваи (не длинные) и автобусы, а вот метро у них я не обнаружил. Несколько видов билетов, одноразовые – все меньше 1 евро. Билеты порождаются автоматами.

Имеется у них Кремль, называется по-словацки «Град». Кремль открыт даже ночью. В нём большой белокаменный дворец (бывших князей), но почти ничего больше – ни церквей, ни мечетей, ни Царь-пушки там не нашлось. Виден в ночи красивый мост через Дунай, несколько церквей поодаль, в остальном же – город довольно советский.

Цены в Братиславе даже на уличную еду оказались тоже приятно социалистическими. В отличие от Вены, где никакой готовой еды не было дешевле 1 евро, -- тут, наоборот, много чего стоило меньше 1 евро. Продовольственные магазины, однако, были по-капиталистически закрыты на ночь – работали лишь редкие ларьки у вокзала. А вот едальни были ещё открыты в привокзальном районе, и большой комплект еды стоил тут вдвое дешевле, чем в Вене -- маленький её комплект.

Первый взгляд на Братиславу подтверждал мою гипотезу о происхождении инвалидов: никто на колясках по словацкой столице не передвигался -- а в 70 км отсюда, в Австрии, было много колясочников. Как и раньше, я связал это с относительной дешевизностью и полезностью здешних продуктов питания.

Больше ничего не скажу о Братиславе – была ночь. Ночные фотографии будут предъявлены читателю.



Словацкая железная дорога, и граница с Украиной

Словакия имеет много железных дорог и поездов. Расписания и схемы всех их собраны в специальной толстой книжке, которую можно купить з 1 евро. Цены на все билеты (в зависимости от километража) указаны тоже в книжке, и действительно соответствуют реальности. Выходит, на наши деньги, 1,6-1,7 рубля за километр. Самый дальний внутренний маршрут -- из Братиславы в Черну-над-Тисой, почти 600 км, проезд стоит 21 евро. Черна – в десяти километрах от украинского Чопа. Но если вы хотите купить билет из Братиславы сразу в Чоп, или наоборот из Чопа в Братиславу, то весь билет будет стоить более чем вдвое дороже, весь путь будет будет рассчитываться по «международной» цене.

Поезда, вокзалы и всё ж.д. хозяйство поддерживается в приличном состоянии, примерно как на Украине или некоторых других странах бывш.СССР, но пассажиропоток тут меньше украинского. Поезда движутся довольно быстро, многие линии электрифицированы, средняя скорость 80 км/час – как и в Чехии, но быстрее, чем у нас. Надписи на станциях и в поездах понятны русскопонимающему человеку, а что-то старое и продублировано по-русски. На вокзале в Братиславе работает бесплатный Wi-fi и есть розетки. Есть и ручная камера хранения, причём стоимость хранения зависит не от размера, а от веса хранимого груза (до 15 кг – 1 евро в сутки).

Я не имел цели задерживаться в Словакии и устремился на восток страны, к украинской границе. Из Братиславы на Кошице каждый день отправляется несколько поездов. Еще на восток – в сторону Михаловце – тоже есть поезд, на нём я и поехал. Город Михаловце находится в 35 км от украинского Ужгорода, и, согласно моему предположению, между ними должен ходить автобус. Это впоследствии и подтвердилось.

Цены на поезда в Словакии оказались вполне социалистическими. Вот же интересно, в странах капитализма капиталистические цены, 8-10 руб/км, а в странах социализма социалистические цены на поезда, 1.6 руб/км, и хотя социализм исчез больше 20 лет назад, большая разница в тарифах сохранилась, хоть словаки и перешли на евро. Билет до Михаловце (540 км) в сидячий вагон стоил менее 20 евро (840 руб), вполне российская цена.

Сидячий вагон оказался типовым, как во многих других странах европейского мира – такие кабинки, в каждой может сидеть восемь человек, четверо напротив других четырёх. Но реально народу ехало ночью немного. Отогнув наверх полокотники, можно лечь на образовавшийся кожаный диван, что я и сделал. Это удобней, чем в нашей электричке, так как диван длиннее, чем наша электричечная скамья (тут два метра) и он довольно мягкий. Верхних полок там почти нет, только скромные полочки для багажа. Так в сидячем вагоне и можно ехать, спя. Кто хочет спать с бельём в специальном лежачем вагоне, должен доплатить 3,5 или 5,5 евро за спальное место, в зависимости от категории спального вагона.

Мой сосед, словацкий старик с чемоданом, оказался болтуном, и стал мне рассказывать о своей семейной жизни. Я предпочёл скорей уснуть, чтобы уклониться от общения на словацком языке. Язык, конечно, похож, но для того, чтобы вести беседу, нужно применять мозговые усилия. Я перешёл в мир сна, так же сделал и попутчик, видя, что я перестал реагировать на его словопоток.

Из особенностей поезда. Расписание в вагоне нигде не висело. Табло, конечно, никакого тут нет. Станции никак не объявляются, а проводника в вагоне нету – он один на все вагоны, ходит иногда и проверяет билеты. При посадке – не проверяет. Узнать, какая следующая станция, можно только с помощью расспросов других пассажиров. Если даже поезд остановился, то где он это сделал – неясно: вокзалы небольшие, на платформах обычно ничего не написано (кроме самых больших городов), расписания движения в поездах не висят нигде. Нет в вагоне и кипятка. Туалет есть, по убранству похож на наш российский туалет в поезде – ничего особенного. Но, конечно, плюс в том, что можно спать на сиденьях – в российском сидячем вагоне не поспишь лёжа, не предназначены наши поезда для этого. Даже если поезд пустой, спать в РЖД можно только в спальнике на пенке, да и то почти негде это делать, всего пара таких мест.

Если кто-то хочет знать истину, то знайте: есть «поезд» на 10 км из украинского Чопа в Чьерну-над-Тисой, и ходит он дважды в день, в пять утра и в шесть вечера. Обратно он из Чьерны едет на Украину в два часа дня и в 23 часа ночи. На словацкой стороне они согласованы с поездами на Кошице или из Кошице. Ночной поезд Чьерна – Чоп приходит в Чоп к поезду Ужгород—Москва, который тоже проходит Чоп ночью. Дневной поезд Чьерна—Чоп приходит к поезду Чоп—Киев. Но я этим маршрутом не воспользовался, подумал, что нужно проверить путь через Михаловце.

Итак. На рассвете я выгрузился в словацкогм городке Михаловце. Вокзал оказался цементной двухэтажной коробкой. С другой стороны он же явился и автовокзалом. Подтвердилась моя гипотеза – автобус на украинский Ужгород существовал. Ближайший отправлялся в 7.30 утра. Билет стоит три евро, багаж – ещё одно евро.

Рядом со мной в автобусе ехала женщина, она оказалась советской и общительной. Она сообщила мне следующее. Её речение приведено в сокращении и систематизировано:

-- 13 лет назад я уехала со Львова в Австрию – женилась на австрийце. Живём мы там, в 70 км от Вены. Но с жителями Австрии мы, советские, не смешиваемся. Многие мои знакомые и друзья – остались там, на Родине. В Австрии все, с кем я общаюсь – русские. У австрийцев совсем другой менталитет. Вот и всё общение там – или в Вене, при Российском культурном центре, или же вот, я езжу регулярно на свою родину, во Львов. Кто переехал в Австрию ребнком, тот ассимилировался, а тот, кто переехал уже взрослым, тот не приживётся там никогда.

Подрабатываю я в интернате для престарелых и инвалидов – выгуливаю тамошних инвалидов-колясочников, за 10 евро в час. Так у них, австрийцев, совсем другой менталитет! Вот я, например, меняю подгузники русской женщине и хлопнула её по попе. Ну, всё нормально. А когда я шлёпнула австрийскую старуху по попе, она на меня – жалобу: это, видите ли, сексуальные домогательства! Вот такие они, австрийцы.

Оттого, что их предки воевали с нами в ВОВ, от этого у нас с ними некое отчуждение. В глубине души мы так и не можем простить их. И, конечно, в отношениях с моим австрийским мужем я не могла обойти эту тему. «Интересно, а твой отец или дед убивали моих?» Ну тут, по счастью, такого не было, но в глубине души всегда, при отношениях между русским и немцем, такое вознкает. Они-то сами избегают вспоминать эту тему, а я с Украины – забыть не могу.

Многие русские (украинцы) переехали жить на Запад. И что же, вот со словаками нашим как-то проще ассимилироваться, а с немцами – нет. А отчего уехали... Множество людей с высшим образованием, имели какое-то положение в обществе (в СССР), взяли да уехали. А какие деньги наши там получают? Все устроились на низшие должности, там уборщицы или какой-то ещё неквалифицированный труд. И за это получают наши, в среднем, 1000 евро в месяц. А кто хорошо устроился, тот может и до 2000 евро. Но цены у нас не такие, как на Украине, они иные. И мне каждый день ездить в Вену на работу на электричке, почти час. Но тут, о радость, мой муж – железнодорожник. И поэтому у меня на все поезда 50%-я скидка и на проездной тоже.

И даже на словацкий поезд у меня 50% скидка, но только до границы с Украиной. Таким образом, я всего за 10 евро доезжаю с Братиславы до украинской границы, и вот – я опять в «СССР». А австрийцы говорят мне: «как же вы жили в СССР? Разве там что-то могло быть хорошее? Ведь там же не было демократии! И сейчас у вас там тоже -- нет настоящей демократии!» А я им – что вы, ведь демократия, это не самое важное... Зато мы выиграли войну, запустили спутник, первого космонавта... А они мне: «войну выиграли союзники – американцы и англичане, лишь с вашим участием, без Америки вы бы проиграли войну; американцы высадились на Луне; а вы – что вы... У вас демократии нет, Путин – диктатор, а Янукович Тимошенку посадил... авторитаризм, мафия, криминал...» Вот и не понимаем друг друга. Может быть, мой младший сын будет лучше понимать их – у него есть местные друзья, и он без акцента говорит по-немецки.

...Так, слушая рассуждения сей женщины, я приблизился к границе. Словацко-украинская граница ненадолго задержала автобус – поставили штампики в паспорта, открыли для проформы одну из сумок, водитель провёз из Евросоюза в Украину вязанку сосисок, спрятанных в полостях транспортного средства. Ужгород начался сразу от границы, как киргизский Ош, и вот опять передо мной, наверное в пятидесятый раз, такая родная и знакомая Украина.
Tags: Европа, ж.д.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments