Антон Кротов (АВП) (a_krotov) wrote,
Антон Кротов (АВП)
a_krotov

Categories:

Вход в Грецию. Кризис в Греции и похищение фотоаппарата.

1 марта 2012 года, около полудня, я вышел из поезда на конечной станции Гевгелия (Gevgelija) македонской железной дороги. В трёх километрах уже лежала Греция, но поезда туда не ходили. На станции никаких автобусов до Греции не было замечено. Вообще такая тёпло-весенняя азиатская глухомань, эта Гевгелия. В поезде всего человек десять приехало, включая машиниста.

«Наверное, нужно дойти до границы пешком, а там на греческой стороне будут автобусы и маршрутки, в крайнем случае автостопом доеду, или электричкой», подумал я. Это всё оказались ложные мечтания – им не дано было осуществиться. Всё пошло совершенно по-другому.


Сначала, по пути к границе, мне остановился таксист. Я обычно их прогоняю, но тут – всё равно же осталось много неликвидных македонских динаров – подкинул несколько мятых бумажек таксисту. Тот довёз до границы, ловко провёз через паспортный македонский контроль и высадил прямо на нейтральной полосе между двумя таможнями – приехали, мол. В Грецию таксисту было нельзя. Он предлагал меня коллеге – греку, дежурившему на нейтралке, но тот имел жадные намерения. Я попрощался с македонцами и пешком вошёл в Грецию – это тут не запрещено. Народу на границе совсем немного, очереди никакой нет, подошёл, показал паспорт – шлёп, и я опять в Шенгенской стране Европы. Как бы из Восточной Европы перешёл в «западную», а вернее даже южную. Островок «настоящей» Европы к югу от «ложной» Европы (Македонии и проч.)

Ни страховку, ни какой другой бумаги пограничник у меня не спросил, адрес куда-зачем еду – не спросил, никакой миграционной карточки не дал, шлёпнул печать, предупредил, что у меня осталось пятнадцать дней до конца моей полугодовой визы. Ну и ладно, я и так из этой визы шенгенской многократной выдавил достаточно, что из неё можно было выдавить – Финляндию, Швецию, Латвию, Польшу, Чехию, Австрию, Словакию, Италию, Ватикан и Сан-Марино, Швейцарию, Лихтенштейн, Францию, Бельгию, Голландию, Германию, Венгрию и вот напоследок – Грецию. Всё согласно плану: начал в тёплое время с холодных северных евростран, кончаю в холодное время более тёплой и южной.

На греческой стороне, однако, не было ничего интересного. Обменный пункт и пункт информации были закрыты – кажется, надолго. Ни маршруток, ни автобусной остановки, никаких продавцов или таксистов у греков не было. Уж я думал, что раз в Греции такой-растакой кризис, так они все на меня набросятся по ту сторону границы: «мистер! Мани чендж! Пирожки, пряники! Маршрутки! Фессалоники!» – нет, кризис не научил греков предпринимательской активности.

Я пошёл пешком, надеясь встретить деревушку или магазинчик, или какое-нибудь интересное греческое явление. Явлений не было, дорога явилась автобаном, довольно старым, посередне серели бетонные останки платильника – или он когда-то был платным, или старались его запустить, этот платильный пункт, но недоделали и бросили. Я занялся автостопом, но редкие машины, вылезающие из-за шлагбаума границы, делали озабоченное лицо и не останавливались.

Снизу, под автобаном, показалось некое греческое село. Вот интересно бы спуститься в него, посмотреть на грекожизнь и отведать грекопродуктов! Проламываясь через какие-то заросли и колючки, спустился в село. Оно было большое и почти безжизненное. Только редкие собаки, лошади и овцы в некоторых дворах делали вид, что село ещё обитаемо. Но на улицах никого не было, совсем никого, даже спросить некого. Ни людей, ни машин, ни магазинов, ни ларьков, ни продавцов овощей, ничего не было. Вымерли все, что ли? Но у кого-то же есть эти собаки, овцы, значит хотя бы 20% дворов обитаемы, ведь животные не смогли бы жить без человека.

Вышел старик и указал мне, где имеется центр села. Я туда продвинулся. Село, видать, большое. В центре – несколько магазинов, но все закрыты. Пара кафе, одна гостиница, но всё закрыто, персонала нету. Выходной, что ли? Вроде бы четверг, 1 марта, может по первым числам всё закрыто на учёт и снижение цен? Посреди села – монументик, флаг греческий развевается, и – облезлая автобусная остановка. Расписания на ней нет, но ёжатся на ветру трое граждан цыгаско-загорелой наружности. Тоже притопали с границы, автобуса ждут, будет автобус до городка Поликастро – это местный райцентр. До него, сказали тёмные пассажиры, 12 километров. Автобус будет через час примерно.
Но расписания его не было видно, так и не ясно, будет или нет этот автобус. Предлагали скинутья и вызвать такси им известным методом. Я отказался из жмотных соображений.

Нашлись, на удивление, и местные люди в селе. Посоветовали мне идти в райцентр Поликастро пешком. Это интересная идея. Обычно в разных странах даже километр говорят – ехать надо! А тут говорят – э, ну тут часа два пешком. Я и пошёл, заодно думал пофотографировать сельскую Грецию и подстопить машину или автобус, если они появятся. Пошёл я не по автобану, а по местной дороге. Вот и указатель «Поликастро 12 км». Легко запомнить название города – есть на Кубе Фидель Кастро, есть Рауль Кастро, а вместе их двое -- будут Поликастро.

Пока, значит, я шёл, машин было видно немного. Было солнечно, градусов восемь тепла, дул ветер в спину. Когда появился автобус навстречу, я помахал ему, сообщая, что на обратном пути он может меня забрать. А когда он пошёл обратно – он хорошо меня видел, да я и место отличное занял, но он не остановился, подумав про себя: «я ж Европейский автобус, останавливаюсь только на остановках!» Так и остался я без автобуса, а автобус – без одного-двух евро, или сколько там мог стоить проезд.

Следующее село, почему-то, опять было вымершее. Никого не было видно на улицах, только пара человек во всём селе. Наверное, там живут крестьяне, которые зимой – пока не сезон ковырять огород – откочевали куда-то на заработки в город. И только некоторые остались. Поэтому и машин мало, и автобус редок. Но всё же нашёлся приличный грек, забрал меня автостопом в это Поликастро.

-- Мы тут не греки, а македонцы. Македония – это северная область Греции. А то, что за границей называется «македония», то не Македония вовсе, а Сербия, или кусок Югославии. Но они никак не македонцы. Македонцы – это мы! – так объяснил водитель.

Городок Поликастро выглядел уже приличней, чем пройденные мной два северных села. Тут, хоть и многое было закрыто (выходной, что ли?), но были обнаружены кафе, супермаркет и главная площадь с флагами и местными героями. Зашёл в магазин проверить цены и был неприятно удивлён – цены были самые что ни на есть европейские, и даже – не самые низкие из европейских. За литр молока просили более 1 евро, шоколадки – тоже больше 1 евро. Я понимаю, что маленький городок не показатель, нужно будет проверить цены в Афинах, но – всё равно странно. Купил продуктов, потом зашёл в кафе – за чай тоже просили евро, за тарелку жареной картошки – полтора. Ладно, поддержим экономику Греции, пусть радуются, я же привёз им множество евро в помощь.

А вы, читатели, не смейтесь, привёз я в Грецию действительно много евро, и это обнаружилось в последний день зимы, 29 февраля, в супермаркете в Скопье. Я собираюсь выходить, купив всякую всячину, а на выходе на меня пищит истошно вороискатель. Охранник: минуточку! Пройдёмте! – я и не против, пройдём, интересно, что они во мне найдут. Привёл, там специальный детектор, как металлоискатель. Выяснили охранники, что пищит маленькая сумка. Что в ней может быть – уму непостижимо! Открываем, ищем уже вместе заинтересованно – там большой коверт с евровалютой (пачка из 5-евровых купюр), на них есть металлические полоски, вот они и пищали! Охранники все сразу извинились, сорри, сорри, иксюз ми, мистер, а я и не думал, что евробанкноты в количестве можно обнаружить вороискателем. В других магазинах этого эффекта я не наблюдал. На всякий случай проверил, не уменьшилось ли число евро после проверки. Вроде нет.

Вижу, что автостоп тут кислый – стал дожидаться автобуса, на специальной остановке. Автобус должен был доставить меня в Фессалоники, большой город на севере Греции, откуда регулярно ходят поезда на Афины – есть и ночной. Автобус подкатил с небольшим опозданием. Стоимость проезда в нё оказалась довольно высокой – 5,4 евро на 55 км, то есть почти 4 рубля за километр. Это почти что финская цена. Казалось бы, раз кризис, должно подешеветь. Но нет такого. Бензин в Греции тоже недёшев -- 1,7 евро за литр, это 66 рублей. Но, зная, что в стоимости проезда цена бензина – небольшую часть занимает, можно было бы посоветовать греческим автобусникам не очень жадничать.

Итак, я приехал в Фессалоники. Я надеялся уже и сегодня попасть в Афины, но пока тормозил – осталось мне, только, поехать в Афины ночным поездом. Поездов тут ходит несколько штук в день. Самый дешёвый поезд – ночной, он стоит 25 евро (1000 рублей), при покупке по интернету – 20 евро, 800 рублей, а расстояние 500 км. Есть скоростные дорогие поезда по 33-50-70 евро за попоместо, они идут утром и днём. Ну хоть поезда тут — не скандинавски-дорогие. Мой ночной поезд оказался сидячим, как, вероятно, и все греческие поезда.

И вот, уже перед отправлением поезда, со мной произошло удивительное происшествие – я лишился фотоаппарата. Видимо, замученные кризисом греки, кто-то наиболее шустрый из них, его спёр. В 22.30 примерно я сфотографировал расписание на вокзале. Ещё что-то переписал в тетрадочку – расписание и хождение поездов. И пошёл через подземный переход на платформу – поезд уже объявили, он стоял на пути, и многие пассажиры уже шли в него. Я спросил нужный вагон, зашёл, скинул рюкзак и потянулся за фотоапппаратом, сфоткать вагон. Ап! Нету! Удивительно, фотоаппарат сбежал, пока я шёл через переход, или когда я переписывал расписание, и очень тихо ушёл – ведь он обычно висит у меня спереди на ремешке.

Напомню про судьбу этого фотоаппарата. 38 месяцев назад, на юге Сирии, у меня испортился другой фотик. Я приехал в Иорданию, и он уже не снимал нормально, что-то случилось с матрицей, всё заглючило. И тут, в иорданском городке Вади Муса, хороший русский человек (спасибо ему! Он возможно читает эти строки) неожиданно подарил мне фотоаппарат – толстенький, с кулак величиной. И вот именно с этим агрегатом (марку не помню, Canon какой-то на 12Mpix) я ездил по 40 странам обоих полушарий, и нигде он не сломался и не был похищен, пережил походы в горах Таджикистана и Сарез, высоты 4000 м над ур.моря -- и тропические дожди, и даже папуасы Новой Гвинеи постеснялись его забрать, хотя слямзили кипятильник и некоторое другое. Фотоаппарат уцелел при кораблекрушении (под Джайпурой), когда намокли мои флэшки и паспорт, и сам я, и некий товарищ Потоцкий и погибли наши мобильники ... и среди десятков тысяч фотографий, которые он породил, было немало хороших, которые напечатанные есть у меня в альбомах, а другие – в интернете.

...Однако, ничто не бывает вечным, и даже вещи, к которым мы привыкли, иногда исчезают, чтобы у нас не возникало к ним привязанности. Так поступил и фотоаппарат. Кажется, за три с лишним года в него забралась какая-нибудь пыль – он стал снимать не так чётко, как раньше, особенно в тумане или плохом освещении. Наверное, в моей жизни должен появиться какой-нибудь другой фотоаппарат. А тот ушёл, ну так удачи его новому обладателю – вор может перепродаст его кому-то, кому он ещё послужит долго и надёжно. Новый владелец, быть может, обнаружит на нём надпись «Anton Krorov» и найдёт меня в Google и зафрендит в facebook, но не признается, что именно он сейчас разглядывает мои туманные венгерские фото.

Как аккуратно его увели, что я даже не заметил! Вот какой ловкости научил греков кризис их экономический. Очень-очень сложно утащить у меня что бы то ни было. Наверное, фотоаппарат действительно уже постарел, и должен провести старость в менее активном состоянии, побыть на месте, не таскаться со мной туда-сюда. Жизнь фотоаппаратов короче людской жизни, и мой фотоаппарат, встретившийся со мной в иорданском городке, наверное почувствовал в Фессалониках климат, привычный ему в иорданском «детстве», и тут отпочковался от меня навсегда. Обнаружив пропажу, я не пошёл искать его на вокзале или жаловаться милиционеру – ведь уже была объявлена посадка на поезд, и я в конце концов тут в Афины еду, а не фотоаппараты на вокзале ищу. Вероятность обратного нахождения, я думаю, небольшая была, а вот проворонить последний ночной поезд, пока буду писать заявление – вполне реально. Возможно, в Фессалониках на вокзале есть вор, который охотится на тех, кто торопится на поезд – в толпе людей, идущих по тоннелю, можно и провернуть какой-либо фокус, но нужна особенная ловкость.


Вместе с фотиком ушла, разумеется, карта памяти с не очень большим количеством (1150) венгерских и сербских снимков (ничего очень редкостного там не было, кроме Македонской ж.д.) и 4 многозарядных батарейки. И память, и батарейки у меня есть запасные. Теперь нужно будет, не торопясь, найти самый дешёвый фотоаппарат в Афинах или в Стамбуле (советы по номерам моделей мне просьба НЕ давать – меня интересует только цена, чтобы она была небольшой). А, возможно, кто-то из читателей имеет уже ненужный ему цифровой фотоаппарат (можно б.у., марка значения не имеет), и хочет мне его подарить – такие случаи тоже ведь происходят. Только сразу информируйте меня, чтобы я не стал владельцем множества аппаратов. Мне опять можно звонить на обычный российский телефон 903-5009850, роуминг вроде наладился, и входящие мне стоят всего 4 руб, а вам исходящие – как обычно по России, хотя я и в Афинах нахожусь.

Да-да. Привет из Афин!
Tags: Европа, фотоаппараты, чудеса
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments