Антон Кротов (АВП) (a_krotov) wrote,
Антон Кротов (АВП)
a_krotov

Category:

Мудрейший профессор, турецкий путешественник Орхан Курал, побывал почти везде

1 апреля 2012 года – без шуток – наш Дом Для Всех в Стамбуле посетил самый выдающийся турецкий путешественник -- профессор Орхан Курал, с телевиденьем.

Профессор Орхан Курал достоин того, чтобы рассказать о нём всем русскоязычным читателям. Ему 62 года. На данный момент он уже посетил 226 стран, последней в марте 2012 стал Южный Судан, новообразовавшаяся страна, возникшая меньше года назад.

По должности он – настоящий профессор, заведующий горнодобывающим факультетом. Его книга «уголь» переведена на многие языки, а остальные двадцать книг (о путешествиях) существуют только на турецком. Проф.Курал – популяризатор путешествий, он ведёт какую-то телепередачу. Кроме того, он президент турецкого Клуба путешественников, в котором содержатся разные пожилые и подвижные люди. Второй человек в Клубе, зам.профессора, посетил только 195 стран. Кроме того, проф.Курал – почётный консул Бенина, и в этом качестве он выдаёт страждущим (морякам и бизнесменам) 4-5 бенинских виз в месяц. Кроме этого, он – почётный гражданин Вануату, уникальной страны, которая признала Абхазию. В Абхазии тоже профессор был.





Конечно, интересно выявить подробности, как посетить 226 стран. Раскрою один из секретов профессора. Странами в его понимании являются не только государства, признанные ООН, но и разные полугосударства и территории, как-то: Чечня, Татарстан, Горный Алтай, Тува, Чувашия, Ингушетия, Якутия, Мордовия (все российские республики), ..., Гагаузия, Крым, Нахичевань, ..., Тибет, Уйгурия, Аляска и другие территории. Так что в его списке стран нашлось 55 территорий, не являющихся независимыми государствами – если их вычесть, в списке профессора остаётся «только» 171 государство. Что, согласимся, тоже немало. Встреча с профессором существенно подняла нашу самооценку – по технологии профессора (с учётом всех республик и автономий) я уже посетил больше 100 стран (а если за страну считать любой регион СНГ, то у нас появился шанс и обогнать цифрами профессора).

Впрочем, по объёму охваченных стран обогнать проф.Курала непросто – он побывал во всех странах Азии, кроме Восточного Тимора, во всех странах Европы, во всех странах Африки. В Сомали он заехал кратковременно со стороны Джибути, но, не достигнув ни одного пограничного поста, поспешил вернуться обратно, уже насладившись посещением Сомали[лэнда]. Самая сложная виза в его жизни была виза Анголы. Два года он охотился за нею, пытаясь получить визу у консула Анголы в Афинах, но тот не реагировал. Даже один из ангольских министров стал вступаться за профессора, но потребовалось ещё три месяца, прежде чем виза была получена. А вот бенинский паспорт почти нигде не пригождался профессору, кроме как в Северо-Западной Африке. Зато четырёхэтажное здание его турклуба, официально является также почётным консульством Бенина в Стамбуле,

Не побывал проф.Курал только в немногих местах. Никак не может он посетить в южной (греческой) части Кипра, ему, как турку, нельзя туда проникнуть (и бенинский паспорт не помогает). В Армении он был (прилетев на самолёте; граница закрыта), а в Нагорном Карабахе – нет: он опасается, что его сочтут азербайджанско-турецким шпионом. Остались непосещёнными некие страны Океании (Науру, Кирибати и несколько остальных), и некоторые другие острова. Самое северное место, где побывал профессор – Шпицберген, а южное – Ушуайя. За сорок лет путешествий профессор, по его словам, смменил около сорока паспортов, но прежде турецкие власти забирали у него использованные паспорта, и только недавно стало возможным оставлять их – и у него скоплось только 15 последних паспортов.

Во многие страны профессор ездил по работе, на конференции, по поводу угля. В другие – сам по себе. В последнее десятилетие он посещает многие страны и регионы вместе с группой последователей из туртурклуба. Эти пожилые люди платят по нескольку тысяч евро для того, чтобы посетить разные очень далёкие страны вместе с профессором, который выступает как организатор и массовик-затейник (типа Шанина). В своих путешествиях, телепрограммах и книгах проф.Курал пропагандирует полезность путешествий, а также активный и здоровый образ жизни: как обнаружилось из его книги, он активный противник курения и пьянства.

1 апреля в 14.00 на нашей улице появился целый микроавтобус – проф.Курал и его многочисленная свита. Это было телевидение, в лице какой-то странной тётки, обвешанной кольцами и косметикой (режиссёр? Она всем давала команды, куда стать или сесть), телеоператор с большой видеокамерой, светловолосый иностранец-голландец (живущий в Турции уже 13 лет и хорошо говорящий по-турецки), женщина с какими-то двумя пухлыми детьми (быстро смывшаяся; знакомая профессора?), а также почётный заместитель профессора, посетивший 195 стран, старик, знающий некоторые слова по-русски.

-- Я был в СССР ещё в 1983 году, -- поведал тот старик, -- вот тогда это была настоящая Россия! Сейчас Россия – не та, не настоящая. Вот тогда было время! Была идея! Теперь нету.

Телевизионщики довольно активно сняли, сперва, самого профессора, на фоне дома АВП, и его заместителя – они что-то долго говорили в телекамеру, а жители улицы смотрели в окна и дивились. Некоторые спрашивали, что за передача. С одной стороны, это демаскировка Дома АВП, но с другой стороны, «плохих людей по телевизору не показывают» [шуточное высказывание Назаренко], и все будут убеждены, что мы тут «не просто так». Потом делегация проникла в дом (мамаша с детьми удалилась), мы уселись пить чай (наши гости принесли печенье, а мы достали конфеты, чай и сахар). Профессор привычно, взяв в руки микрофон, произвёл с нами беседу, поговорив со мной, с Вадимом Назаренко и с этим приведённым ими голландцем. Я так понимаю, что у него программа типа «Клуб кинопутешествий с профессором Куралом», а он – гибрид Сенкевича и Шанина. В промежутках между съёмками мы расспрашивали профессора об особенностях разных стран.

-- Южный Судан – очень дорогая страна, -- поведал профессор [приводится в сокращении]. – Прилетели в Кампалу/Энтеббе, визу мы получили в Кампале. Из Кампалы в Джубу имееется дорога. До границы она вполне нормальная. После границы – не очень хорошая, но строится, улучшается, скоро будет готова. Всего 8 часов езды от Кампалы до Джубы. В самой Джубе гостиницы ужасно дороги. Простой контейнер, даже электричества нет – а это уже гостиница, самая дешёвая, 200 долларов за ночь. Такие цены были только в Анголе во время войны. Всего один сутки я провёл в Джубе и отправился обратно – мне же нужно работать в университете.

Профессор спросил нас о сущности Дома Для Всех, о количестве приехавших и ночующих, об отношениях с соседями по дому и по улице, он же активно всё переводил с английского на турецкий язык. Телевизионщики поснимали ещё и карты, фотографии, книги, содержашиеся в Дома АВП. Ну и постепенно завершили с этим. Обезщали через несколько дней позвать нас всех (или почти всех) в гости на совместный ужин в какое-то место. Посмотрим, что будет. Приятно было увидеть, что профессор не понтуется, не хвалится передо всеми своими достижениями, а достаточно близок к народу и интересуется всем, что попадается ему на глаза. Только второй старик, посетивший 195 территорий, сохранял строгий вид.

-- Желаю вам посетить большее число стран, чем профессор, -- сказал я ему на прошанье.

-- О! О! Пожалуйста, произнесите это ещё раз, сейчас я подойду к профессору! – обрадовался он. Сей старик приблизился к профессору, и я повторил ещё раз это пожелание. Оба мудреца весьма развеселились. Тем временем и странная тётка-режиссёр постепено покинула нас, а также с нею – и оператор, и голландец. Телевидение уехало, и Дом АВП продолжил свою обычную тусовочную жизнь.






Tags: Турция, мудрецы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments