Антон Кротов (АВП) (a_krotov) wrote,
Антон Кротов (АВП)
a_krotov

Categories:

По главной сирийской трассе в неспокойные времена

Утром, не очень рано, 24 апреля, мы (вдвоём с Екатериной) покинули гостеприимный Дамаск и отправились на север, в Алеппо За минувшие годы, начиная с 1999 года, я уже около двадцати раз ездил по этой главной сирийской трассе автостопом. Теперь же, по причине неспокойной обстановки, я решил воспользоваться на этом пути автобусом – в первый раз в жизни. Я опасался, что военные посты на трассе затруднят наше передвижение, нас заставят ехать на автобусе (как было в Дейр-эз-Зоре) и мы потеряем время.



Итак! Впервые за множество посещений Сирии, я – на автостанции «Караджат Бульман» (от слова «Пульман»). Довольные сирийцы выдали нам тут же билет до Алеппо на ВИП-двухэтажный автобус. Автобусный VIP в Сирии (как и в Иране) отличается тем, что там не четыре сиденья поперёк салона, а три. Нам дали места 1 и 2, это прямо над водителем, на втором этаже автобуса, чтобы мы могли созерцать трассу и обстановку на ней во все стороны, и фотографировать, если что. Расстояние – 350 км, стоимость VIP-а – 250 лир (100 руб) с человека.

Выезд из Дамаска и первые 140 км по автобану – никаких сложностей. Ни чек-постов, ни проверок не было никаких. Разве что на самом автовокзале просветили вещи и переписали паспорта. А так, на участке Дамаск—Хомс с дороги я не заметил разрушений. Только некоторые дома были пустые, сейчас непрестижно жить у большой дороги. Мимо ехало много машин, в том числе и фуры, только почти нет международных фур. Трупов по пути было видно только два, и это были собачьи трупы, сбитые машинами. Выехали на объездную Хомса и заехали оттуда на автовокзал этого города. Некоторые солдаты сидели в небольших сооружениях из мешков с цементом. Некоторые проверяли машины, едущие в город.

На выезде из Хомса обнаружилось, что некоторые разрушения присутвуют. Один мост был повреждён, был устроен маленький объезд. Некоторые дома на возвышенности (над мостом и над трассой) были, как в Кабуле после войны. Среди этих зданий и на повреждённом мосту обитали солдаты в сооружениях из мешков. Я сфотографировал, что успел, а пассажир автобуса рядом предупредил, чтобы я делал это весьма незаметно – солдаты увидят и будут проблемничать.

Кроме единственного повреждённого моста, было ещё место: там, где автобан пересекал ж.д., в дороге была сквозная дырка, ограждённая, и её объезжали. Как она возникла, не знаю, наверное мина или бомба взорвалась, но мы этот момент не застали. В Хаму автобус не заезжал.

Я уж думал, что за минувший год (беспорядки в Сирии начались в марте 2011 года, а сейчас апрель 2012) в Сирии успели разрушить больше. Местные говорят, что в основном все неприятности сконцентрированы в Хомсе, Хаме и Идлибе. Я думаю, что там вероятность задержания полицией довольно велика, и не стал стремиться в эти города. Подумают ешё, что иностранный журналист или шпион!

Потом, между Хомсом и Хамой, на объездной Хамы и севернее неё, попадались некоторые разрушения. Кое-где среди обломков зданий был скрыт предмет, похожий на небольшой танк, и так несколько раз; сфотографировать их не успел. Некоторые солдаты сидели в укреплениях, порой прямо на крышах подразрушенных зданий. Вдоль дороги, казалось, жить совсем не следует. Иногда на импровизированных чек-постах проверяли машины, выборочно, немногие (более тщательно смотрели лишь машины, едущие в сам Хомс и Хаму). Наш автобус на дороге тоже проверили, но нас не увидели – не бдительные. Один городок северней Хамы, 100 км не доезжая Алеппо, являл результаты столкновений. Большой притрассовый памятник-портрет Президента был весь расстрелян. Машин по дороге стало меньше, почти исчезли большие грузовики. По сравнением с мирным временем, грузовиков к северу от Хамы стало не больше 25% от обычного. Легковых машин было достаточно. Придорожная торговля сильно сократилась. Имею с чем сравнить, ездил уже раз двадцать по этой дороге. Звуки выстрелов слышались, но издавал их телевизор в автобусе, по которому крутили какой-то боевик.

Въезд в Алеппо ничего страшного не являл. Получается, что и автостопом мы могли бы проехать по этой дороге, но кто ж знал это наперёд? Проверяли на въезде в город машины. Редко заглядывали в кузов. Автобус не проверяли. Заехали в Алеппо... и, постепенно, нашли там нужную нам другую автостанцию маршруток... Собрались на Азаз (это тот самый городок, через который мы заезжали, по трасссе на Газиантеп). Стоянку маршруток на Баб-Аль-Хаву и другие переходы не обнаружили. Наверное, плохо искали.

Итак, выезд на север, уже известный нам путь, мимо опять брошеных строек, опять Азаз – со зданиями сгоревших и подорванных сооружений власти, потом граница, которая нам уже известна. На выезде из Сирии, как всегда вот уже лет десять, собирают 550 сирийских лир налога на выезд. Заплатили, выехали. В рюкзаках никто не копался. Толпы беженцев границу не осаждали. На турецкой стороне стояли, опять ожидая, сирийские грузовики с цементом. Турки вяло строили укрепление на случай войны – из колючей проволоки и металлического забора.

Анхар сообщила нам СМС-кой, что в столице произошёл очередной взрыв, но небольшой. От неё же мы, будучи в Дамаске, узнали, что в день нашего приезда в Сирии убили 70 человек, в основном военных, и подорвали какой-то поезд. Ну как обычно, такие события достаются лишь вездесущим журналистам, а нам – нет.

На турецкой стороне, решили поехать от Киллиса (Killis) не на Газиантеп, а вдоль сирийской границы, на Ислахие (Islahie). Дорога идёт тут прямо вдоль Сирии. Интересно, живописно, машин немного. Пейзаж зелёный, горы, крестьяне. Нас подобрала машина с двумя человеками – турок и бородатый сириец. Ехали, на удивление, в Рейханли – это другой турецкий пограничный с сирией городок, на оборотной стороне – Баб-эль-Хава, основной переход.

-- Вы мусульмане? Тогда садитесь, -- сказал бородатый.

Узнав, что мы из РФ и только что посетили Сирию, бородатый сообщил следующее [сокращённый упрощённый перевод с арабского]:

-- Я сам родом из города Идлиб. Башар Асад – плохой. Четырёх моих братьев он уже убил. Он разрушил мой город Идлиб. Я убежал сюда. Все мусульмане всего мира ненавидят Башар Асада. Ваши мусульмане, в России, спокойно спят, не замечают, что творится. Вы должны знать правду. Все мусульмане всего мира должны объявить Сирии и Башар Асаду войну! У вас есть Емайл? Я вам пришлю фотографии того, что случилось в моём городе.

Я оставил Емайл (да, нужно будет проверить, прислал ли что). В таком разговоре прошло километров тридцать. Я не всё понимал, особенно арабские эпитеты, коими он награждал Башар Асада. На развилке (Ислахие – Рейханли) расстались.

На выезде из Ислахие были видны многочисленные палатки беженцев. За большим забором с колючей проволокой стояло порядка пятидесяти белых больших одинаковых палаток. Какие-то люди и даже дети там, в заборе, обитали. Проезжающие машины и их водители подтвердили, что это покинувшие Сирию граждане. Другой водитель (араб из Антакии) позже на трассе рассказал:

-- Эрдоган (турецкий президент) – большой шайтан. Он всё это придумал, чтобы создать проблемы в Сирии. В Сирии никогда не было проблем. Эрдоган придумал всю эту смуту. Ему выгодно, чтобы в соседнем государстве были проблемы, он ненавидит арабов и курдов и поэтому затеял всю эту войну в Сирии.



На этих разговорах мы постепенно удалялись от Сирии и уже двигались автостопом по территории Турции, в сторону Дома АВП в Стамбуле. Очередное путешествие по Сирии завершилось – на этот раз очень короткое. Всего трое суток мы пробыли сейчас в этой замечательной стране. Будем ждать, когда ситуация в стране наладится, и мы вновь будем ездить сюда, на более долгое время.

Tags: Сирия, новости
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments