Антон Кротов (АВП) (a_krotov) wrote,
Антон Кротов (АВП)
a_krotov

Categories:

Бишкек. Нарын. Астана.

ЛЕКЦИЯ в БИШКЕКЕ

К сожалению, организаторы лекции в Бишкеке оказались ленивыми организаторами. Но вместо того, чтобы сразу признаться в этом, они тянули до последнего, уверяли, что сама лекция им интересна, и умудрились изменить место проведения оной в оный самый день. Причём даже я сам до последнего часа не знал, где же мероприятие пройдёт. В офисе МирАли, изобретателя бишкекского «Общества пешеходных туристов», так и остались лежать нераздаренными те несколько «ПВП», которые я ему вручил ещё летом. Объявлений в городе вообще не было, так что после всего этого удивительно, что на лекцию хоть кто-то пришёл. Всего было восемь человек, считая МирАли и меня.
Этими пришедшими людьми оказались коллеги МирАли (но не по пешеходному туризму, а по работе в турфирме), а также местная 50-летняя женщина, назовём её, например, Елена Петровна. Она и явилась самым интересным персонажем.
После того, как я раздал смотреть фотографии и сказал основные вводные слова, вмешалась Е.П. и сообщила вот что (приведено в сокращении):
-- Знаете, я хотела вам всем сказать. Уже около года, как я записалась в Интернете в этот – вы наверное знаете – “hospitalityclub”. И вот этим летом меня просто достали. Звонят, а некоторые не звонят, а так приезжают, всякие путешественники. И у них одно на уме – койка!
Со всего мира, европейцы, россияне, из разных мест. Хорошо устроились – бесплатно ездят, бесплатно спят, и ничего, кроме как – куда бы подальше доехать – их не интересует! Хоть бы кто-нибудь что-нибудь спросил про Киргизию, про наши места – я же гидом работаю, я всё знаю здесь. Так нет же! Никто ничего не спрашивает. Переночевали, использовали койку, и едут дальше! Вот такие эти, с позволения сказать, путешественники!
Я теперь всем говорю: всё! Хватит! Я вычёркиваюсь из этого «хоспиталитиклуба». Они все одинаковые! Хотя, конечно, и среди них встречаются интересные люди. Но в основном – лишь один интерес: койка! Таких бездельников и паразитов объединяет этот «хоспиталитиклуб»! Тоже мне, нужны они мне?

...Мне нередко встречаются граждане с нарушенной логикой. Мыслят они так: если многие люди, объединённые в моей голове ярлыком «А», обладают каким-либо недостатком, -- стало быть все граждане под ярлыком «А» имеют этот же недостаток. Это называется метод неполной индукции. Например, известны такие версии:
-- Все автостопщики – халявщики и паразиты.
-- Все русские – пьяницы.
-- Все мусульмане – террористы.
-- Евреи виноваты во всём.
-- Все члены «хоспиталитиклуба» бесполезны и интересуются только койками.

Мне осталось лишь посочувствовать сей бишкекчанке, на голову которой обвалилось ужасно большое количество вписчиков с не устраивающим её складом характера и методом общения. Непонятно только, что она хотела от меня и других слушателей: призвать нас выйти из членов «хоспиталитиклуба», чтобы спасти и нас от халявщиков? Или это было направлено в мою сторону как обвинение? Неясно.
Конечно, число этих гостей было значительно меньшим, чем например число постояльцев Дома АВП в Оше. Причина же нестыковки Е.П. с гостями мне более-менее ясна. Многие женщины в возрасте 50 лет ищут себе светское общество некоего рода. Поэтому в церквях, в сектах, среди всяких любителей йоги, здоровой жизни, экологической жизни, и среди Свидетелей Иеговы преобладают дамы этой категории. Они мечтают быть выслушанными, найти общий интерес, желательно возвышенный интерес. И тут приезжают обычные передвижные люди, в среднем 25-летнего возраста, и вместо того чтобы расспрашивать и выслушивать хозяйку, лезут в душ, варят что-то на плите и развешивают свои носки не первой свежести. А наутро, подозревая, что общения на дорожные темы не получится, едут дальше, оставив Е.П. невыговорившейся. Вот она и пришла с жалобой на лекцию АВП.
Другие же посетители лекции были ещё менее активны. Поговорив о разном, мы разошлись, и я направился на вписку – но не к Елене Петровне, а к уже упоминавшемуся Евгению. Наутро мы с ним собирались поехать автостопом в Нарын.

АВТОСТОПОМ в НАРЫН

Городок Нарын – один из семи областных центров Киргизии, и самый высокогорный из них. Он находится в 1650 м выше уровня моря, и в 400 км юго-восточнее Бишкека. Это самый киргизский город Киргизии, т.к. свыше 99% его обитателей составляют, как леко догадаться, кыргызы. Посещается он путешественниками довольно редко. Сам товарищ Евгений, хоть и прожил в Киргизии свыше двух десятилетий, но никогда ранее в Нарыне не бывал.
Утром 11-го октября мы вышли из избы рано утром, и направились на выезд из столицы. До соседнего городка с названием КАНТ мы доехали на маршрутке за 10 сом. Город Кант назван так вовсе не по фамилии нашего соотечественника, калининградского философа И.Канта. Кто-то сказал мне, что по-киргизски слово «кант» обозначает сахар, который там и производят.
Первый водитель наш был говорун, он наслышался разных легенд: про подземные ходы, ведущие из селения Х прямо в Китай, про каких-то сорок баранов и ещё не помню про что. Все селения для него были исторические. Другие водители оказались попроще. В город Нарын ведёт асфальтовая дорога, и преодолев перевал Долон в 3050 метров, мы въехали в сей областной центр на бензовозе.
Город Нарын обладает следующими особенностями:
Во-первых, троллейбус. Один маршрут и одна машина троллейбуса обслуживают этот холодный городок. Вечером нам так и не удалось его подловить; зато посчастливилось наутро. Водитель сказал, что всего в городе есть три троллейных машины, но в ходу почему-то была обнаружена только одна. Проезд стоит 3 сом, студентам 2 сом, школьникам 1 сом, льготникам даром. Как троллейбус попал в такой крошечный городок (население порядка 20 тыс.жит.) – загадка!
Во-вторых, отсутствие пригородов. Обычные областные центры начинаются постепенно, из деревень понемногу возникает город. Тут из-за гор, ненаселённых, нежданно вырастает городок вдоль реки, со всех сторон окружённый крутыми безлюдными и уже снежными горами. Как остров!
В-третьих, Нарын удивляет рекордным количеством пьяниц. Их тут больше, чем в Бишкеке или Оше (в процентном соотношении), а в магазинах основным товаром является бухло. А вот дешёвых и вкусных фруктов не было найдено.
В Нарыне были найдены: автовокзал, музей, две мечети (одна очень красивая, вторая типовая), центральная площадь, где на постаменте от памятника ВИЛу стоял какой-то железный фаллос с прикреплённым на него флагом Кыргызстана. Сам Ильич скрывался от взоров публики в сквере перед школой, спущенный с высокого гранитного постамента на маленький цементный. Кроме ВИЛа и флага, в городе нам попался памятник Манасу на коне и несколько бюстов местным артистам и героям. Причём один бюст крошечный, в ½ натуральной величины, торчал у крыльца библиотеки. Обнаружилось и крупное здание театра, с крыши которого мы наблюдали и фотографировали весь город в свете заходящего солнца.
Центральная улица (Ленина) застроена советскими 2-3-4-5-этажными домами, за которыми протянулся частный сектор. И развалины каких-то заводов и предприятий. Жители Нарына очень хотят развивать туризм, и поэтому там даже попался такой плакат: «ТУРИЗМ – наше будущее» (перевод мой), и туристский информационный центр (неработающий), и штук пять гостиниц, включая здоровую пятиэтажную, облезлую снаружи, мраморно-холодную и полутёмную внутри. Зашли в неё из интереса – узналось, что цена ночёвки всего 60 сом, и не удержались – решили проверить местный сервис. Тем более что местные жители не проявляли инициативы в зазывании нас в гости, а мы и сами ленились проявлять инициативу – напрашиваться, а в мечети показалось холодно. Поэтому остались в гостинице.
Номер советского типа включал две койки, раковину и электрический обогреватель, который очень пригодился, т.к. мы приехали без спальников. Дверь носила следы неоднократного выбития. На нашем этаже часть дверей имела такие же следы, а часть были заколочены или завинчены проволокой. Вероятно, даже в лучшие дни гостиница не наполняется и на четверть.
Утром – было праздничное утро, конец поста, праздник Ураза-Байрам. Мужская часть нарынчан собрались на городской площади (под флагом-фаллосом), менты перекрыли движение, имам прочитал молитву. Некоторые накрыли праздничные столы прямо на площади для всех желающих. Но нам повезло больше – наконец поймали троллейбус, которого не доджались вчера, и совершили туда-обратновую поездку по Нарыну.
Домой в Бишкек поехали автостопом. Первые водители довезли нас до какого-то села. Потом два мужика на «Ниве» взяли нас до самого Бишкека, но на полдороги сломались. С того места поломки нас тут же подобрали деревенские дядьки на «Волге» с кумысом, и, провезя километров пятьдесят, восхотели денег. Так как мы не предупредили их заранее, пришлось расплатиться, но мы отдали только 100 сом вместо ожидаемых мужиком 300 (тот, конечно, поворчал, но «цена для местных» тут составляет 1 сом/километр). После этого мы, тут же остановив следующую машину (с водителем и двумя уже пассажирками), предупредили сразу:
-- Заплатить мы не сможем !
-- Да конечно, я же вижу: автостоп, международный знак автостопа! – ответил водитель.
То, что моя раскрытая ладонь является международным знаком автостопа, -- меня порадовало.
-- Я вообще знаю эти вещи, -- рассказал он, -- я вот в Германию ехал, за машиной, и меня один поляк научил ездить автостопом, и мы с ним там и доехали из Польши в Германию. А я раньше и не знал, что это возможно!
По дороге водитель рассказал про свою жизнь, связанную с перегонкой машин; с пограничниками, таможенниками, бандитами, чиновниками; и о лицах, сочетающих недостатки всех четырёх перечисленных профессий. Оставив ему на память книги «ПВП» и «Вопросы», мы вышли из машины и поехали домой в избу.
Тем временем в этой избе вписывались Илья Алигожин и Надя Максимова, которые ехали через Киргизию на Китай, Лаос и Тайланд – на зимовку. Здесь, в Бишкеке, они вчера подались на китайскую визу. Пока же мы ездили в Нарын, они навели порядок в доме, ибо сие вписочное жилище было весьма захламлено. Завтра мы расстанемся – Илья с Надей останутся в Киргизии ожидать китайскую визу, а я поеду в Казахстан, где в Астане ожидается лекция по автостопу – надеюсь, более многолюдная, чем в Бишкеке.

ЗАЗЫВАЛЫ и ПРЕДЛАГАЛЫ

Средняя Азия, как и другая Азия, умеет зазывать и предлагать. Стою на автостанции в Бишкеке, жду маршрутку до границы с Казахстаном (село Кордай). Нужной маршрутки всё нет, зато множество автобусов и маршруток едут в город Токмак. Их водители наперебой кричат:
-- Токмак, Токмак, едем, экспресс Токмак!
-- Токмак-токмак, с ветерком едем, Токмак!
-- Токмак, Токмак, с телевизором едем, в Токмак!
-- Токмак! Только ДОСТОЙНЫЕ ездят на наших машинах!
-- Токмак! Три места, Токмак!
-- Проходим, едем, экспресс едем, Токмак, по графику едем, Токмак!
-- Только достойные ездят в Токмак! Токмак, Токмак!
Странно, почему бы им не организовать живую очередь маршруток, которые забирали бы людей и ехали по мере наполнения, одна за одной. Цена причём одинаковая, что у маршруток, что у гигантского полупустого автобуса. Все стоят, кричат наперебой. А маршрутки в Кордай никак не видно, уже целый час, толпа собралась, нету. Никто из «токмаков» не рискует ехать в Кордай, наверное дороги не знают, или своё автомобильное табу. Наконец один «токмак» было решился сменить маршрут и поехать в Кордай, как подошла нужная маршрутка, и все сидя-стоя в неё уместились.
Проезд на маршрутке через границу удобен тем, что почему-то таможенники не смотрят багаж. Все проходят быстро, показав паспорт. На казахской стороне заполняешь миграционную карточку и тоже проходишь. Содержимое рюкзаков едет в маршрутке параллельно и не осматривается.
В казахском городе Чу вокруг вокзала вертится целая туча зазывал и предлагал. Они используют одинаковые психологические приёмы.
-- Куда едешь, братан? (вариант: «брат», «земляк»).
-- Ну какой же я тебе братан / брат / земляк? Не скажу, секрет!
-- А чего секрет?
-- Да я вижу, ты таксист, или что-нибудь мне впарить хочешь.
-- Да нет, я так, интересно просто. Как звать тебя?
И начинается: узнает имя, откуда, куда едешь, и окажется агентом, таксистом или другом проводников, организующим подсадку в поезд за 150% цены. Но сейчас октябрь, билеты в кассе есть (в отличие от августа), от Чу до Астаны плацкарт стоит 2000 тенге (400 руб). Но пока я сижу на ж.д.вокзале, за полчаса меня успели опросить разные предлагалы. Даже узнав, что я имею ж.д.билет, они пытались уговорить меня ехать в Астану на такси, уверяя, что поезд может опаздать, сломаться или вовсе не прийти. Я уже стал огрызаться, а когда мной заинтересовался ещё и мент, -- я составил о жителях города Чу весьма нелестное представление.

АСТАНА (спустя четыре года)

Если Бишкек мне показался холодным и дорогим, как Сургут, -- то с чем же можно сравнить Астану? Разве что с Уренгоем, Надымом и другими заполярными городами. Тут тоже холодно (по сравнению с Ошом), и цены просто космические (по сравнению с ним же) – почти российские. Полчаса интернета обошлись мне дороже, чем целая ночь оного удовольствия в Оше, а любимый нами в Оше молочный коктейль стоит здесь в 21 раз больше.
Столица Казахстана с каждым годом растёт, по числу жителей и по величине новостроек. За четыре года, прошедших с момента моего предыдущего осмотра Астаны (летом 2003, когда мы с Демидом были на пути в Китай) – столица сильно достроилась. Район ж.д.вокзала остался примерно прежним, -- изменения происходят в основном в дальнем районе города, за рекой. В город вгоняются большие средства, и на небольшой площади (примерно три на четыре километра) можно наблюдать различные чудеса: 90-метровую «башню с шариком», изображённую на местных деньгах, огромный «Дом министерств» порядка километра длинной (в нём размещены почти все министерства), несколько строящихся сорокаэтажных небоскрёбов и массу зеркально-блестящих зданий поменьше (от десяти до тридцати этажей).
В «старом» центре города таких билдингов поменьше, там ещё остались вросшие в земдю одноэтажные полуземлянки (в окружении башенных кранов и уже готовых новостроек), а вдоль главных проспектов стоят советские пятиэтажки, которые приобрели цивильно-дутый вид из-за того, что обклеены новомодным пластиком и гранитозаменителем.
Визуальное изучение задней стороны этих зданий, посещение подъездов и опрос местных жителей подтвердили тот факт, что внутри они остались обыкновенными советскими пятиэтажками.
Всеказахская стройка. Точечное приложение больших денег на небольшой площади сделали Астану уникальным казахским городом. В других городах (в областных центрах) тоже появляются торговые центры и новомодные билдинги, но их там немного, например по десять новостроек на один город, а тут их не меньше сотни. И, как в Москву, сюда едут на заработки казахи из сёл, а также узбеки и кыргызы. Говорят же в городе в основном по-русски.
Отличия от России следующие: во-первых, такое благоденствие и процветание кончается сразу за пределами города, а вернее даже и в самом городе видны кусочки советского Целинограда (коим был раньше сей стольный град). Астана не имеет наблюдаемых глазом благоухающих пригородов, или просто цивильных пригородов типа подмосковного Раменского или Химок. Разруха в сельской местности везде. Во-вторых, мне кажется что это больше чиновное благополучие: офисы, госздания, символы государства и понт, пыль в глаза соседям. Не зря лозунги в провинции гласят: «АСТАНА СТАЛА ГОРДОСТЬЮ ВСЕХ КАЗАХСТАНЦЕВ». Если жителю Средней Азии дать тысячу долларов, то он потратит 900 из них на внешние эффекты (чтобы поразить соседей) и только 100 на дело и реально нужные для жизнедеятельности вещи.
Ну и третье отличие от Москвы – то, что машины останавливаются на переходах, пропуская людей пеших.
В Астане мне обещаны, как минимум, два мероприятия: 1) встреча со студентами в Политехе, во вторник, 2) встреча с туристской общественностью в СЮТуре, в среду.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments