Антон Кротов (АВП) (a_krotov) wrote,
Антон Кротов (АВП)
a_krotov

Categories:

Африка-31. Кругокоморское путешествие.

В среду, 27-го ноября, мы покинули гостиницу, в которой неосторожно «прописались» в Морони, и поехали в «кругокоморское» путешествие – вокруг Большого Коморского острова, по всему его периметру, идёт дорога, хорошо видимая на карте. Остров сам не очень большой – его можно сравнить с Москвою, его периметр раза в два длиннее МКАДа. У нас впереди три дня и три ночи, вот и посмотрим, как они проведутся. Для путешествия по острову я подготовил карту масштабом 1 см = 500 метров, заранее купив её в рижском картографическом магазине.

Важная особенность этого края – тут очень жарко и влажно, при этом ежедневно налетают дожди. Потом всё просыхает, и опять жарко. Жизнь на острове начинается рано – около 4-х часов утра. Все основные машины проезжают с 4 до 10 утра, потом начинается жаркий день, плавно переходящий в вечер. После 18 часов резко темнеет, и народ постепенно отваливается спать.

Всё время, почти все коморцы, не делают совершенно ничего. Торговля тут мало развита. Продавать друг другу плюшки, чай, корешки, фасолевый суп или манго (как в Кении, Танзании) – коморцы не желают. Во-первых, лень, во-вторых, цены на острове высокие, будешь продавать дёшево – останешься в убытках, а дорого продавать – никто не купит. Возделывать огород, строить дома, торговать, водить машины, -- стараются лишь немногие (есть такие, но мало таких). Курение, пьянство и жевание бетеля им тоже не свойственно. Сидеть в Интернете негде (нет Интернета в посёлках), болтать по мобильнику – неоправданно дорого (одна сеть-монополист, звонки недешёвые). Вот. Поэтому большинство коморитян бездействуют. Для этого – вот необычность! – в каждой деревне и посёлке есть специальные места, где можно сидеть и ничего не делать!

Это специальные цементные скамьи под навесом, или вокруг деревьев, но чаще – под специальным капитальным металлическим навесом, или из цемента сделана и крыша, -- где все коморитяне сидят и не делают ничего, с 10 утра до 18-19 вечера, пока темнота не сделает их невидимыми, и мы уже не знаем, что они предпринимают потом. Мужики тусуются в мужском обществе, дамы – обычно в дамском (бывает и смешение). Тусовочных мест очень много, хватает на всех. К нам не проявляют большого интереса. Поздоровались – «Саламу алейкум» или «Сава», ну и всё. Арабский язык не популярен – я обнаружил только пять человек, способных разговаривать на этом языке больше, чем «как дела? Хорошо». Большинство говорят с нами по-французски (без особого успеха), редкие – по-английски. Несколько человек вспомнили несколько слов по-русски. А вообще у них есть свой язык, называемый «шикомор», ближе к суахили, но свой какой-то.

Итак. Есть тут почти нечего. После съедобных стран Восточной Африки, тут нам приходилось предпринимать немалые усилия, чтобы найти, что бы тут на Коморах «заточить». Чайных в деревнях нет; в некоторых сёлах есть «ресторан», но в нём тоже ничего нет, иногда лишь по заказу клиента начнут жарить корешки или шашлыки. Продавцы бананов, анансов, манго – один на пять-шесть деревень. Цены завышенные. Сами они в гости не затаскивают, тут не Судан, не Иран и не Памир.

Что же до автостопа, то он хороший. Весьма даже. Машины на Коморах в трёх основных видах: такси, маршрутки и грузовики. Такси мы не стопили; они обычно едут переполненные, ибо, как и в Средней Азии, набирают народ «под завязку», всех, кто едет в определённое село. Маршрутки почти всегда полные, хотя бывают и пустоватые, и с нас почему-то (два случая из трёх) совсем не просили денег. И, наконец, есть грузовики, которые подбирают нас в кузов (дам и пенсионеров – стараются в кабину), всех везут, денег не просят никогда. Грузовики везут: цемент (вьетнамского и пакистанского производства! Из порта Морони – в сёла); вулканический песок (с карьеров – в сёла, где его примешивают к цементу и применяют в строительстве).

Дорога Кругокоморская – сильно разбитая. Видно, что прокладывали её наспех, шириной в одну машину, обычно без подстилки – просто клали асфальт на землю. Со временем он раздалбывался, становился шириной в полмашины или в колесо даже, потом приезжают монтёры и зачинивают 100 метров. Так вся дорога очень плохая, тряская, разъезд двух машин – уже ДТП, приходится катиться задом или объезжать друг друга по обочине.

Даже трасса Аэропорт Хайхайя—Столица, хоть и получше, но и та узкая. Но зато на ней самый большой поток машин.

В поселковых магазинах – ассортимент очень скромный, цены завышенные; есть местная газировка 0.33 литра (стеклянная) по 150 коморских франков (15 руб), «фанта» и «кола» по 200 франков; есть мыло, подсолнечное масло, жвачки-конфеты. К счастью, обнаружился бесплатный источник пищи: в лесу растут большие манговые деревья, с них падают манго, можно по дереву постучать, и «заксусон» уже упал. Можно залезть и потрясти дерево. Местные тоже употребляют эти плоды. А вот бананы все растут недозрелые, как обычно, толку от них нет. Ананасы – редко растут, но мы и не пробовали рвать, они ж чужие и в небольших количествах, в огороде.

А вот мечетей тут немало, везде есть мечети, в каждом селе по нескольку. Большие, малые, простые и вычурные, некоторые недостроенные, но всё равно используемые. Многие их посещают. Тем более что иной деятельности не просматривается. На пятничную молитву – почти все, на обычные молитвы – половина мужского населения села. Иногда они закрывают колодец на ключ, чтобы воду не унесли простые люди вне молитвы.

Ехали мы, ехали, движение очень локальное. В первый день добрались до Фумбини, городок на юго-востоке острова. Глухомань, хотя и «областной центр»! Тут проблема на всём острове сия: частые извержения вулкана Картала (это один из самых активных вулканов в мире), примерно раз в 10 лет извергается и всё уничтожает. Лавовые потоки достигают сёл и сжигают их, ломают дома, горят пальмы. Люди успевают убежать (лава идёт не односекундно). Достигает лава самого моря. Поэтому многие посёлки прорезают такие чёрные полосы, шириной 50-100 метров, там лет десять назад слилась лава. Коморцы отстраиваются обратно, но не очень активно. Да и вообще, эти извержения, уже десятки раз проходившие, сделали коморцев ещё большими фаталистами и пофигистами, чем в остальных странах Востока. Строить хороший дом? А зачем, когда завтра его может разрушить извержение вулкана? Открывать производство какого-либо товара? А зачем? Убирать мусор? Тоже незачем: вулкан извергется и всё сгорит.

Кстати, решить проблему мусора тут можно тремя путями. 1) Как на Мальдивах, трамбовать его и делать новые острова; 2) заказать у китайцев пароход, чтобы взял весь сор; 3) сбросить весь мусор в жерло вулкана – пусть сгорит там!

Первую ночь мы ночевали в исламском колледже Фумбини, проникнув туда самовольно. Потом, правда, возник и сторож, но он порадовался моему визиту и пошёл спать. Тут всем всё «параллельно». Жена сторожа тоже не стала шум поднимать. А утром мы ушли.

Облцентр Фумбини (несколько тысяч человек) не содержал Интернет-кафе и чего-нибудь ещё очень современного. К счастью, было съестное кафе с чаем (вечером) и другое кафе с лавашами и чаем (утром). А вот рис, фуль и другие привычные нам продукты тут не готовят в общественных местах. Только в столице был батат, а тут и батат готовить некому… Несколько французов жило в городе – один держал магазин, другой был молодой антрополог (обещал поискать нам вписку и смылся).

На другой день ехали на север, в сторону городка Мбени. По дороге достигли селения Шомони. Там был замечательный пляж – среди чёрных каменюковых пейзажей был участок белого красивого идеального песка, бухта, чистота. Там стояли и хижины. Так, скоро искупались несколько раз, потом же ушли оттуда. И постепенно поехали до Мбени. Сильно сжарились под солнцем. То ливень, то жарчайший полдень. Красивые виды, слева гора, справа море, вокруг всякие деревья, Коморская красота. Местные здоровались, но в дом позвал только один, угостил мангами и водой из колодца. Рек нет, вода в колодец попадает тут с крыши, по которой стекает дождевая вода.

Добрались до Мбени. То ещё один облцентр, побольше. Хороший городок, тысяч на пять человек. Искали Интернет, почти нашли, но он был сломан во всём городе (и стране?) в этот день. Искали вписку через англоговорящего человека -- хелпера. Тот сперва повёл нас в школу, по нашему совету, там вроде было ОК и директор был не против, но оный хелпер решил нас устроить «получше» и вписал к своим знакомым / родственникам, у которых была своя столовая-«ресторан». Там сперва обещали нам бесплатную пищу, но так как больше никаких клиентов не было вовсе, решили сделать выручку на нас. В темноте притащили нам шашлык-машлык из копыт горного козла. Или из его хвоста? Не знаю, из кого; но свиней тут нет, и коров тоже… Мы всё-таки съели их, попросив вдобавку жареных бананов и подливы (всё – на 150 руб., по завету хелпера). На следующий день Катерина страдала желудком, я же – не пострадал. Как же было устроено жилище? Как и всё на Коморах, недостроенное, довольно пыльное внутри. Сделанное из цементных блоков. Мы поставили палатку в одной из комнат, пустой и покрытой вулканической пылью. Проточной воды, электричества и Интернета не было.

Наутро вышли и поехали дальше, по восточному берегу острова. Тут так: мы идём, фотографируем, и иногда появляются деревни, каждые 4-5 километров. В деревнях на нас сморят люди, приветствуют, но в дом не зовут (кроме одного), чаем не угощают, и сами они видимо чай не пьют. Мы проходим деревню, я захожу в какую-нибудь мечеть, потом нас подбирает очередной грузовичок ещё на 10 километров, но это кажется очень большим расстоянием, потому что едем медленно, трясёмся и объезжаем кочки на дороге. Потом продолжаем. Так, медленно, добрались до самой северной точки острова, с офигенным видом – пейзажем недалеко от деревни Бангуа-Куни. Вышли из машины (то была бесплатная маршрутка; местные тоже почему-то не платили) и пошли – ах! Такое круглое озеро, как в стакане – цилиндре, рядом с морем, между озером и морем – гора, а с неё видны берега северной части острова, озеро и деревни вдали. Офигенный вид; между морем и озером метров не более ста.

Пошли в деревню Бангуа-Куни, там приобрели ананас (о счастье, наконец-то продают съестное), тут же слопали его и поехали дальше, там, где находится «Дыра Пророка» (Trou de Propete). Почему-то этот круглый залив, когда-то бывший гаванью пиратов в средневековье, -- считается Дырой Пророка (хотя наш последний Пророк там не бывал). Там и искупались. Дыра была не очень оборудована, не как в Шомони, хотя там, видимо, в годы колониализма, было цивильно, прилично, были какие-то французские отели. Некоторые и сейчас есть.

После Дыры мы достигли третьего облцентра, Митцамиули (нас привезли прямо на пятничную молитву в центр посёлка, там уже собрались почти все). Это второй город по величине, после Морони, на этом острове. Потом и в этом облцентре мы пытались выловить Интернет. Дело в том, что в предыдущем городе, Мбени, мне продали какой-то талончик на wi-fi Интернет, который должен испускаться здесь некими вышками с надписью Коморес Телеком (эти вышки в некоторых больших городах есть). Но по стечению коморских обстоятельств, иногда тут Интернет не работает вовсе, а иногда нету электричества или чего-то ещё, так я пока этот талончик и не проверил (стоит 50 рублей, на 30 мегабайт). Так он пока и не проверен, теперь мне обещают, что в аэропорту он заработает, якобы. Ну да ладно. Также больших трудов (15 минут поисков и ожидания) потребовалось, чтобы найти чай в этом «втором городе» (Петербург, блин!) Ну всё это мы искали с улыбкой, посмеиваясь, насколько всё запущено. И пока мы всё искали, и попутно купили ещё два ананаса, к нам подошёл англоговорящий мужичонка и после дежурных вопросов воскликнул:

-- Welcome to the Paradise! – Добро пожаловать в рай! – и ушёл.

Нда! В общем, Коморы, они хоть и не рай, но очень прикольное местечко для одноразового посещения. Народу, как я уже указывал дважды, наплевать на всё. На своё благоустройство (а зачем что-то делать, когда опять извергнется вулкан, и всё сломает, а потом привезут что-нибудь в помощь нам из Франции или стран Залива?) На пищевое обслуживание (человеку ж не так много и нужно, зачем обжорничать, можно если что манго слопать, вот оно растёт, или корешок пожарить!) Мусор, дорожное хозяйство, домики – по всему острову всё было в очень простом виде. Зато не было попрошаек, нищих, бичей, людей, паразитирующих на туристах (не на ком паразитировать, у нас виза номер 000000780, кажется, или около того)…

А что до ментов, то только в одной деревне нас высадил с грузовика деревенский жандарм. Проверил документ, отвёл в своё отделение – очень скромное, и почти пустое. Для борьбы с преступностью у него была тяжеленная печатная машинка, и несколько стульев. Однако, он внимательно переписал данные наших паспортов, а потом, призвав помощника, проверил содержимое наших рюкзаков, в которых было вещей больше, чем во всей деревенской милиции. Выпросил у Катерины шариковую ручку. Хотел ещё фонарик, но мы не дали.

Ну, в целом и общем, так. Объехали по периметру остров и прибыли в деревню Хайхайя, рядом с которой находится аэропорт. Здесь, ещё по прилёту, я заметил пару Интернет-кафе, дело долгожданное. Теперь, после молитвы «аср», одно из них для нас открыли. Теперь я тут сижу, печатаю этот текст у себя на компе, и жду, когда появится сам Интернет-то!

А завтра утром – самолёт на Мадагаскар.
Tags: Коморские Острова, автостоп, наблюдения
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments