Антон Кротов (АВП) (a_krotov) wrote,
Антон Кротов (АВП)
a_krotov

Categories:

Африка-052. Большой Мадагаскарский Поход (I)

Утром рано, 22 января, мы извлеклись из нашего Дома Для Всех в Антананариву и отправились в наш поход, который оказался Большим Мадагаскарским Походом и продлился целую неделю, вместо четырёх дней, предполагавшихся ранее. На текущий момент, все участники похода уже вернулись в цивилизацию, а места, которые мы посетили в пути, оказались самыми глухими за всю нашу мадагаскарскую жизнь.

Теперь подробности! Сперва мы добрались до городка Мораманга, в котором были уже неоднократно. Там мы должны были обрести маршрутку на городок Аносибе-Аннала (75 км к югу от Мораманги). Как оказалось, маршрутки туда ходят только один-два раза в день; в утреннюю машину мы не поместились, и долго ждали, пока наполнится вторая. Пока ждали и кисли в Мораманге, в этом городке обнаружился даже Интернет-сарай, в котором мы напоследок приобщились к цивилизации.

Наконец, большая маршрутка наполнилась вещами и людьми, и мы поехали. Нас было 11 человек – А.Кротов, И.Лысенков, П.Лагуткин, Т.Зорина, Е.Боярова, Д.Дубровин, Маша Big, и четверо новых литовцев, которые прибыли на Мадагаскар только недавно. Дорога на Аносибе-Анналу оказалась гравийной узкой дорогой, примерно такой, как Колымская трасса в середине 1990-х – только речки были тут не такими широкими. Деревни вдоль дороги стали глуховатыми, постепенно стемнело, и ровно за пять часов мы прибыли в Аносибе-Анналу, где и остановились на ночёвку. Городок являл собой признаки цивилизации: электричество, магазины и кафе и даже – центральная микроплощадь.

В городке мы рассыпались в разные стороны, чтобы проще было спать. И действительно, уснули мы в разных местах – трое в школе, литовцы в больнице, а остальные в каком-то актовом зале, принадлежащем церкви. С актовым залом вышел прикол: сперва мы просились у сторожа, чтобы он пустил нас туда, но он объяснил, что он бы рад, но зал заперт на ключ, коего у него нет. Пока сторож отошёл, мы обнаружили, что зал заперт ненадёжно, и с помощью ножа, вилки и хитрости открыли зал, ну, зашли, поставили палатки и заперлись в нём. Сторож был немало удивлён нашим исчезновением; малагасийцы ходили вокруг, думая и разговаривая, но нас нигде не было – они даже пытались заглянуть в зал, но тот был тёмен и заперт. Так они все ушли, а нас обнаружили собаки по запаху, которые ходили вокруг и лаяли, а вскоре к их лаю подключился хор лая всех собак посёлка. Малагасийцы ходили вокруг зала и пытались объяснить явление, пока дождик не разогнал всех – и людей, и собак, а мы всё ж-таки заснули. А утром покинули зал, заперли его и вернулись в центр посёлка, чтобы напоследок поесть.

После Аносибе-Анналы дорога приобрела ещё более глухие свойства. Сперва, казалось, по ней могли бы ехать машины, и даже проехала встречная машина-вездеход. Потом оказалось, что дорога лишь пешеходная. Было несколько мостов, устроенных, верно, ещё в колониальные времена, а один большой мост рухнул, исчез, превратился в брод, глубиной 0,8 метра. Было немало деревень, и все грузы туда доставлялись портерами. Крепкие носильщики несли в населённые пункты – канистры с бензином для генераторов, чтобы в деревнях работали видеосалоны (там можно иногда вечером посмотреть фильм за 100-200 ариари), мешки с рисом (хотя другой рис и выращивается прямо тут), печенье, сахар, другие товары. Каждый человек-носильщик нёс бамбуковое «коромысло», к которому было прикреплено до 50 килограммов груза! Мы попробовали – очень нелёгкие грузы; по две 20-литровые канистры с бензином и ещё какие-то мешки они тащили, по извилистому рельефу. Во всех сёлах по дороге были магазинчики, а также пищевые пункты, где можно было выпить кофе, съесть рис или ананас, цена на который всё уменьшалась, до 300 и даже 200 ариари (4,5 и 3 рубля). Это всё были «заправочные пункты» для портеров, которых было немало – мы видели десятки человек за день, кто-то тащил грузы вдаль, кто-то обратно, шёл пустым в Аносибе-Анналу. Мы съели за поход ананасов больше, чем за год предыдущей жизни. Литовцы, тем временем, отстали, и нас осталось семеро; связи тут никакой не было. В каждой деревне люди собирались нас разглядывать, дети и взрослые, человек до ста и больше.

Деревни были несколько странноватые. Мне кажется, что в этих горных местах, помимо риса, бананов, манго, двухкилограммовых огурцов, ананасов и других малоценных овощей, -- выращивается ещё какая-то культура, которая приносит деньги, предположительно, раз в год. Возможно, это кофе или что-то подобное. Во всех деревнях было много пустых хижин, некоторые вообще не имели внутри ничего, наверное это были склады, куда можно было сносить урожай этой культуры, которую потом скупают и портерами уносят назад, в Большой Мир. Потому что иначе не объяснить, откуда у местных жителей берутся даже малые деньги на всякие печенья и другие товары, а также неясно, почему так много пустых сараев. Наверное, этот урожай собирается раз в год. Но не очень богато выглядели места – всё были такие задницы, а ассортимент магазинов уменьшался с каждой деревней. Интересно, что было много деревянных водопроводов (акведуков), поросших зеленью, подгнивших, подтекающих, по которым подавалась вода с гор – в сёла и рисовые поля. А также были и удобные ручейки с бамбуковыми подструйниками – можно было и воду набрать, и принять «душ». Воду мы, обычно, хлорировали, старались не пить сырой.

После дня пути, мы остановились на ночёвку в безымянном местечке, среди рисовых полей. Там же была и пустая хижина, чтобы переночевать, сделать еду, чай сварить. Рядом поставили палатки, а варили в хижине. А наутро продолжили путь.

На другое утро, 24 января, мы вышли оттуда и потопали в село Лонгозабе, которое, судя по карте, было райцентром (ну, аналог райцентра). И точно, пришли в него. Среди зелёных гор и рисовых полей стояло село, на тысячу человек или около того. Когда-то сюда шла автомобильная дорога, указанная на карте (по ней мы и шли). Здесь были атрибуты райцентра: Статуя Мадагаскара (цементный монумент, с фигурой, контуром повторяющей очертания Острова), и здание Мэрии с тремя помещениями: собственно Мэрия, потом Секретариат и Архив, в котором архиве лежали, подмоченные, подгнившие и десятилетия не троганные бумаги. У мэра была печатная машинка, несколько печатей и радиоприёмник, а здание было облезлым, хотя и цементным. Этот мэр ложно обрадовал нас, говоря, что ещё через 10 км мы дойдём до реки, на которой будут разные пироги – мы мнили, что на них и уплывём в устье Мангуро-реки.

Почему-то в Лонгозабе было мало еды и всего было мало. Вид райцентра был очень запущенный. В церкви стояло то, что было пианинном или роялем полстолетия назад. Было несколько водопроводных кранов, в который поступала вода с гор. Ни одной машины там не было, видимо, уж с десяток лет или более того, может быть двадцать лет. Сотня человек нас разглядывало, как неясных пришельцев.

Посмотрели Лонгозабе, заглянули в школу (учитель, увидев меня в окне, резко в панике отпрянул на три метра, как от демона смерти), потопали дальше – дорога ещё хуже оказалась, тропа заросшая, вверх и вниз… Если мы увидим портеров, идущих нам навстречу с грузами – значит, спасение близко, и есть снабжение с реки; если увидим портеров, идущих попутно с грузами, а обратно налегке – значит, спасение далеко, и снабжения с реки нет. Оказалось – второе.

Через 10 километров мы пришли в деревню, стоящую на Большой Реке Мангуро. Тут-то мы и ждали найти лодки, идущие вниз по реке, на устье. Но река была быстрая, порожистая, шумная, хотя и широкая – не было никакого транспорта по реке, а только на другой берег. Деревня снабжалась, тоже, с Аносибе-Анналы пешими грузчиками. В деревне продавались бананы и ананасы, а также микросуп за 200 ариари (3 рубля). Мы сели в пирогу, очень стрёмную долблёнку, и перебрались на другой берег реки, в село Марохети, указанное на некоторых картах. Тут тоже было несколько магазинов и школа, а учитель английского языка активно дезинформировал меня, сказав, что стоит лишь только дойти до «соседнего» на восток села Салеманана, как там и будут лодки и другие транспорты вниз по реке! Да и можно было поверить, право слово – на земле, в Марохети, лежало две большие железные лодки, метров по десять длинной, уже проржавленные – как-то же они добрались досюда в колониальные, быть может, времена? Если такие лодки доплывали до Марохети, почему бы им не оказаться и далее, вниз по реке?

Мы приняли эту информацию за истинную, и, заварив бич-пакеты – индонезийские бич-пакеты, произведённые в городе Сурабаййя, попали с Индонезии на Мадагаскар по пути древних мореплавателей, потом прибыли из Томасины в Антананариву и потом в Морамангу и Аносибе-Анналу как-то на машинах, а потом на плечах носильщиков через горы и на пироге через реку, достигли когда-то этой сельской лавки, где и дожидались нас, вырастая в цене многократно, … -- заварив эти бич-пакеты, вышли из села Марохети, и по сырой тропинке, обросшей травой и болотами, и горами, поднимаясь то вверх на склоны, то проваливаясь в болота и рисовые поля (был и человек, чрезвычайно провалившийся в болото!), пошли туда, где могла быть деревня Салеманана.


...Почему-то тут не было видно уже портеров, носильщиков, а спрашивать дорогу было почти не у кого – редкие крестьяне шарахались от нас, как от демонов. Если мы сидели на тропе, и шёл крестьянин, -- то бывало, увидев нас, он тут же бежал со всех ног в обратную сторону, забыв, для чего он шёл сюда! Другие же, не способные подойти, начинали тропить обходные тропы издалека. Если же кого-то удавалось перехватить неожиданно, то на вопрос «Айза лалана Салеманана» отвечал только «ээ» и старался поскорее унести ноги. Эти крестьяне никогда в жизни не видели белого человека.

Были тут места не очень комфортные для нас: трава по колено мочила нас, летали некие насекомые, часть кусачих, а реппеленты не действовали хорошо, потому что пот, дождь и роса смывали все реппеленты – было +30, и постоянно нужно было снимать обувь, чтобы преодолевать речушки, а некоторые уже на всё забили и чвякали по грязи. Направление по компасу сильно отличалось от того, которое было нам желательно, а карта, составленная на основе карты 1926 года, не показывала дороги с должной подробностью. Да и что, скажу вам, что достоверной карты троп Мадагаскара не существует вовсе, да и кто будет составлять её?.. И вот, наконец, мы заночевали неизвестно где, в местечке, где был навес и костровище для приготовления пищи, надеясь завтра выйти в место, где будут-таки лодки и другие транспорты. Да и пора было спешить: у некоторых из нас, уже скоро через три дня, были самолётные билеты с Мадагаскара – кто ж знал, что лодок не окажется и дальше.

(Продолжение и фотографии последуют)
Tags: Мадагаскар
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments