Антон Кротов (АВП) (a_krotov) wrote,
Антон Кротов (АВП)
a_krotov

Categories:

Африка-054. Большой Мадагаскарский Поход (III): возвращение в цивилизацию.

Рано утром, в пять часов, ещё было темно – мы проснулись в Сакалаве, в одном из очень далёких мест нашей Земли. Да мы и раньше проснулись, ведь хижина протекала, и нужно было прикрывать наши палатки и вещи, разложенные «на просушку» в этом дырявом жилье – тут и в полу, и в потолке, везде были дыры. Вокруг было сыро, и лишь постепенно издалека к нам приближался рассвет. Из хижин вокруг ещё не выходил дым и не выглядывали любопытные люди – они не торопились разводить огонь и просыпаться.

Поскольку уже послезавтра нужно было кому-то из нас улетать, -- было принято правильное решение о разделении. Два человека, Татьяна с билетом на 28-е, и Петр Лагуткин с билетом на 29-е, приняли совет -- вернуться тем же маршрутом, что и пришли – через Аносибе-Анналу. Для этого нужно было идти скорей, чем шли мы сюда – вместо трёх дней дойти до Анналы за два, но это было вполне возможно. Во-первых, путь назад был уже в целом известен; во-вторых, помощь местных проводников могла ещё больше сократить его; в-третьих, местные жители могли тащить и вещи, что бы ещё ускорило путь; в-четвёртых, в Аносибе-Аннале можно было бы им взять такси и доехать быстро до Мораманги, где в ночь на 28 января поймать проходящую маршрутку на Антананариву. Такси с Аносибе-Анналы до Мораманги стоило бы, по моим расчетам, не более $40, в любом случае дешевле нового самолётного билета. Так примерно они и поступили, только с А-А, вместо обычного такси, поехали на двух мотоцикло-таксистах, так там тоже делается.

Остальные же пять нас, бесплодно поискав в деревне «рано-мафана» (кипяток) – огонь в селении ещё не разводили – обнаружили панка, который уже прохаживался вокруг хижины, готовый в поход [за деньгами]. Мы переложили в два рюкзака всё самое тяжёлое, и навесили на двух наших «хелперов» рюкзаки мой и Игоря Лысенкова. Скажу сразу, что вес каждого из этих рюкзаков составлял только 50% груза, который носят обычные люди здесь. Я же понёс опустелый рюкзак Катерины, Игорь – рюкзачок Маши, Маша Big пошла налегке, а Катерина понесла бутылку с водой, наполняемую из ручьёв и хлорируемую, по возможности. Пока мы собирались, любопытные люди уже начали вылезать из хижин и глядеть на нас.

Эксплуатация местного населения, столь часто описываемая в книгах XIX века (про Ливингстона, Стэнли и других исследователей и колонизаторов Африки), принесла ощутимый результат: мы пошли в сторону Андиланы очень быстро, останавливаясь только для того, чтобы подождать меня (я старался на каждом броде снимать ботинки, а потом одевать их после брода; остальные уже шлёпали так). Ну и конечно, нужно сказать, что сама тропа стала лучше! Появились опять -- признаки дороги, действовавшей лет тридцать, сорок назад. Навстречу пошли портеры-носильщики, за день мы их встретили до тридцати – они тащили в Сакалаву и далее по деревням разные грузы. Стало быть, если грузы пошли нам навстречу, значит мы и сами идём навстречу цивилизации – общее правило, что для пешеходных грузов, так и для автомобильных.

Ну, и в деревнях по пути стали появляться продукты! Часть из них была завезена портерами, а другая часть, напротив, предназначалась для этих несунов, для их заправки: продавалось и кофе, и кукуруза, и ананасы (от 200 ариари, маленький за 100 = 1,5 рубля), бананы (кучка за 100 ариари, в кучке до 6 бананов, иногда очень хороших), была возможность поесть и рис (уже сваренный), и маниок (картофелевидный плод). Во всех деревнях можно было видеть еду, и носильщиков, что её потребляли. Мы тоже ели и делились ананасами с нашими проводиками, а рис они себе заказали за свой счёт, который у них, получается, был (вчера с нас же и получили за ананасы).

Ещё скажу о придорожном природном питании. Обычно в Азии, Африке нет дикой еды – всё чьи-то огороды, или магазины. Тут, в самых отсталых и диких местах мира, до сих пор можно съесть что-либо в лесу, проходя. Все люди ходят тут с большими ножами. И повсюду растёт Джек-фрутовое дерево. Плоды его ни во что не ценятся в деревнях, и нигде тут их не продают – они дикие. И очень большие, по 5, 10, 15 килограммов, может быть и 20. С виду не очень понятно, какой плод уже созрел, а какой – не очень. Носильщики, снедаемые голодом, по дороге срезают эти плоды, которые – как лотерея. Иногда видишь, что на дороге кожура очень большого фрукта и гора косточек – это им попался очень спелый фрукт. Иногда – брошен разрезанный, незрелый. На каждом километре тропы -- несколько деревьев с этими фруктами, и несколько останков съеденных или брошенных. Мы тоже попробовали один фрукт, оказался не очень зрелый, но уже съедобный. Кроме Джек-фрута, сорвать удалось и другие – местные недозрелые грейпфруты, маракуйи (или похожие на них), апельсины и что-то ещё непонятное, всё это мы грызли по дороге. А вот ананасы и бананы были только чьи-то, и, как правило, продавались в сёлах.

Всего за 8,5 часов мы прошли предположительные 35 километров этой тропы (на равнинной местности, конечно, быстрее бы протопали), и оказались в каком-то селе. Там мы опять стали есть. Проводники стали хотеть денег, и оказалось, что это уже и есть Амбинанадилана, райцентр. Я поначалу не поверил, но обошёл и убедился – действительно, надпись на школе, здание мэрии и даже Статуя Мадагаскара, цементный образ Острова стоял на высоком холме. Мы рассчитались с носильщиками, осмотрели селище и увидели, что и тут никакого транспорта вдоль реки не существует – только перевоз на тот берег. Местные жители говорили, что уже недалеко, и дорога на Маханур идёт на том, северном берегу.

Мы пошли на переправу, переплыли опять на деревянной пироге (стрёмное занятие), пошли дальше, но недалеко – на четыре километра, до местечка с малоизвестным читателю названием. Тут дорога уже выровнялась, было меньше крутых подъёмов и спусков. А река всё ещё была бурная, «всё перекаты да перекаты, послать бы их по адресу…», и это было грустно, мы ж всё надеялись на речное транспортное сообщение, вот и шли вдоль реки, искали его, а его всё не было. В одном местечке мы и остановились. Там было всего несколько жилых хижин, большой хижинный базар без всякого товара и без всяких продавцов, соломенное здание церкви и две придорожные столовые. Там мы и провели вечер, заказывая в столовых то кипяток, то рисовую воду, то ананас, то бананы – магазинов с товарами в местечке не было вовсе. На местной деревянной соковыжималке мы изготовили соки сахарного тростника, а потом раздавили там и ананас, к немалому удивлению жителей, собравшихся вокруг нас всем селишком. Доедали и запасы, сделанные в тех местах, где были магазины: бич-пакеты, орешки и печенья.

Ночлег в церкви прошёл благополучно, нас даже не залило. Утром продолжили путь, уже без помощников, и было уже проще: ни подъёмов, ни спусков; дорога столь хорошая, что можно было бы ехать по ней на тракторе, только поначалу не было хороших мостов. В одном из сёл по пути увидели солнечную батарею, заглянули – у человечка в домике был даже DVD-проигрыватель: цивилизация наступает! Он объяснил, что через 20 километров будет местечко Менагиси, откуда есть маршрутки до Маханура, а ещё через 25 километров и сам Маханур.

Постепенно сёла увеличивались, появилась предвыборная агитация (выборы прошли, но политики продолжали украшать стены хижин и столовых, да и люди ходили в «политических» футболках); чаще стали появляться вкусные промышленные товары и сараи-видеосалоны; с большой радостью был нами встречен первый след мотоцикла, и первый след машины, проехавшей здесь уже в этом году. Но, конечно, мобильная связь сюда ещё не пришла. Мостики были уже целыми, наконец навстречу протарахтел мотоцикл, обсиженный людьми и мешками, но грузчики продолжали идти нам навстречу тоже. Тут, например, в село привозят пиво на грузчике: один мужик несёт два ящика пива (в каждом – по 20 стеклянных бутылок поллитровых, всего 40 бутылок) и ещё какие-то мешки. И весь этот груз на плечах несётся, порой, на 100 км от Маханура, а то и больше. А даже если 40 км, всё равно -- незавидная работа у этих «несунов».

Долго ли, коротко ли, мы дошли до сельца Менагиси, где был паром-переправа, опять на другой берег реки, и отсюда должны были появляться маршрутки (с того берега реки). Мы решили остаться и подождать их – местного транспорта не было в сельце. Тем более, что нам предлагался тут вкусный рис, а также батоны и молоко, и газировка, от которых мы было отвыкли. Ждали мы, но в этот день и вечер так маршрутки не появилось, и машины не прошло никакой.

Заночевали опять в церкви – на этот раз это оказался Зал Свидетелей Иеговы. И наутро решили уже не тянуть, встали в четыре утра, и бодро пошлёпали под дождём по дороге в Маханур. Дорога (грунтовка) уже расширилась, были видны следы машин, только не было самих их. Может быть, в Большом Мире после выборов произошли забастовки, и машин, бензина и маршруток вообще уже нет? Но всё оказалось проще, просто машин тут немного. Ещё медленные и мокрые 25 километров, перемежаемые ананасами и местным кофе, и мы вошли по мосту в городок Маханур, в котором мы были однажды прежде, возвращаясь с НусиВарики и поездки по каналу Пангалан. Здесь уже нас ждал апофеоз цивилизации – электричество, разная вкусная еда, помывка (просочились впятером к кому-то в дом, в душ), Интернет, все радости по случаю моего 38-го дня рождения, и даже мечеть.

Попутчики спрашивали, встречал ли я свой день рождения в подобных глухих местах. Конечно, встречал, и не раз. Однажды, весь день 28 января (2000 года) я провёл в занесённом снегом вагончике, вместе с моими друзьями, на зимнике, ожидая попутку в заполярный город Нарьян-Мар. На следующий 28 января, 2001 года, я ночевал в Ондангве на севере Намибии, и впервые (и в одиночку) въезжал в Анголу, где меня ждало неизвестно что – в Анголе до тех пор, никто из известных тогда людей не был. На следующий 28 января, 2002 года, мы встретились в зимнем Красноярске и поехали автостопом на север, и я ночевал в Енисейске, в спальнике, в срубе недостроенной избы, в котором было холодно по причине зимы – а в других местах, включая монастыри, мне что-то отказали с ночлегом. Да мало ли ещё где я оказывался в свой день рождения, а ровно год назад мы в Мексике с Демидом застопили грузовой поезд с машиной и с лошадью по Железной Дороге Медного Каньона. Бывало, конечно, различное. А теперь на свой ДР я выбрался из лесов в цивилизацию.

Спасибо всем, кто меня поздравил в этот день или после него – не всем я успел ответить, ввиду многочисленности сообщений и медленности Мадагаскарского Интернета, но всё равно благодарю всех. Если же было среди этих поздравлений какое-то важное сообщение, или заказ книг, или важный вопрос, на которые я пока ничего не ответил, -- имеет смысл повторить его ещё раз – оно могло потеряться в сотнях других сообщений и поздравлений.

Завершу о Махануре рассказ. Пока мы ждали маршруток на Антананариву – все утренние рейсы уже ушли, и остались только вечерние; мы купили билеты и валялись в сарайчике, который был залом ожидания, билетной кассой и складом… В это же время, на автостанцию Маханура въехал грузовик, который оказался маршруткой! В нём -- оказалось, что ехали очень задолбанные литовцы! Они, отстав от нас, были на первом пересечнии реки Мангуро, в Марохети, где им посоветовали идти в городок Мароламбо (на юг от Марохети, в 50 км), откуда-дескать, могла быть маршрутка в Большой Мир. Нам эту легенду тоже сообщали, но так как параллельно нам сообщали и другие легенды – о наличии лодок, моторок, дорог к востоку от нас, -- мы не могли осознанно избрать другой метод, ведь при возможном отсутствии транспорта, Мароламбо был бы ещё более глухим посёлком. Но с Мароламбо оказался, действительно, транспорт – этот грузовик и был маршруткой, которая, за два дня преодолевая аж 130 километров, ввезла их в Большой Мир!

Это, получается, 60-70 км в день проходит эта машина – знатное расстояние, вдвое больше, чем проходили мы! Впрочем, стоимость проезда составила 30,000 ариари (450 рублей, т.е. более чем три рубля за километр), больше, чем мы истратили на поход с учётом услуг наших «провожатых»...
Вылезли те люди, после двух дней пути в грузовике, довольно уставшими, и остались на пару дней в Махануре, получать радость от цивилизации --я им вручил ключ от Дома АВП, чтобы они воротились и к нам. Позвонив в Антананариву, мы убедились, что и Петр с Татьяной спаслись от опоздания на рейс самолёта, как и предполагалось. Таким образом, мы все воротились в Большой Мир!

...Ещё девять часов езды на маршрутке – и в три часа ночи мы въехали в гараж автостанции Амбудивуна! Все другие пассажиры остались в машине, опасаясь ночи, ночных бичей и воров, -- а мы забрали рюкзаки и пошли домой: наш Дом АВП находится прямо рядом с северной автостанцией. Проникнув в жилище, мы быстро завалились спать. Недельный выезд в мадагаскарскую глушь был, наконец, завершён!

Фотографии последуют, постепенно.
Tags: Мадагаскар, лес, поход
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments