Антон Кротов (АВП) (a_krotov) wrote,
Антон Кротов (АВП)
a_krotov

Category:

Итоги Индонезийского Дома (1): люди и житьё-бытьё.

Итак, Дом в Индонезии завершается – всё уже убрано, последнюю ночь проводит последние 7 человек в опустевшем помещении. Аккуратно опубликую отчёт о жителях, событиях и финансах Дома. Наш Дом Для Всех существовал три месяца, 91 день. За это время его постояльцами стал 141 человек. Люди прожили в Доме разное время: кто-то всего одну ночь переночевал (таких людей было с пятнадцать), кто-то неделю или месяц, а кто-то прожил два или три месяца, продляя визу, приезжая и уезжая. Больше всех в Доме сохранялась Алёна Москалёва – 79 дней и ночей; также из долгожителей – Алексей Кулешов, Екатерина Боярова, Анна Кириллова, Ильнур и Даша. Они и приглядывали за Домом в моё отсутствие. Сам я (А.Кротов) провёл в Доме Для Всех примерно 61 ночь.

Во Доме Для Всех средняя численность ночующих составляла 17-25 человек, максимальное спящее число -- 32 человека.

Из жителей Дома, кто у нас ночевал, люди были из 17-ти различных стран. В частности, в гостевой книге обнаружены следующие:

Граждане самой Индонезии -- 13 человек,
Украина, 8 человек,
Польша, 4 человека,
Германия, 3 человека,
Малайзия, 2 человека (Ольга Никонова larsa_trier и её сын Захар, гражданин Малайзии),
Англия, 2 человека (включая Tony Giles, это слепой путешественник),
Австралия, 1,
Аргентина, 1,
Беларусь, 1 (Лёлик из Минска),
Египет, 1,
Италия, 1,
Колумбия, 1,
Литва, 1,
Сербия, 1,
Словакия, 1,
Франция, 1,
Несин, 1 (его географическую принадлежность трудно определить),

к россииянам мы отнесём, 141-43=98 человек, но это число может быть неточным, т.к. некоторые люди написали по-русски своё ФИО, но страну не указали. Будем считать их тут российскими людьми, а уточнённый подсчёт пусть проведёт, кто захочет.

Таким образом, Дом Для Всех в Индонезии оказался редким местом, которое привлекло в короткий исторически срок более ста человек в южное полушарие планеты. Если даже исключить минутно индонезийцев, живущих и так в южном полушарии, и некскольких иностранцев, узнавших про Дом уже здесь в стране – Дом для всех привлёк более ста человек на другую сторону глобуса, и большинство этих людей оказались довольны и Домом, и коллективом, и этой стороной мира тоже.

По прямому расстоянию от Москвы и Петербурга, дом в Джокьякарте оказался даже дальше Мадагаскарского, и только дом в Мехико был ещё дальше.

Возрастом жители Дома были такие: старший Владимир Петрович Несин, ему 65 лет, младший Захар Никонов, 3 года. Других несовершеннолетних не было, основное население Дома было в возрасте 20-40 лет. Из ветеранов (людей, известных в кругах путешественников с 1990-х годов) были вот кто: Костя Шулов dj_key, Сергей Болашеко, Вадим Назаренко vaddim, Татьяна Яшникова (Козырева) , Антон Кротов a_krotov. И, также, Сергей Фокин – он же тоже из тех, кто начинал свои пуешествия в ХХ веке и пролагал наземную дорогу в эти края более пятнадцати лет назад.

Примерно 40% жителей Дома были уже ранее в каком-то Доме Для Всех. 48 человек отметили это в тетрадке, кто-то и забыл. Некоторые, оказывается, бывали аж в Иркутском первом доме, кто-то во Владивостокском, кто-то живал в пяти или шести уже домах… Редких людей, посетивших более 10-ти разных Домов, было трое: А.Кротов, Игорь Лысенков (ветеран 13-ти Домов АВП) и Марат Шахмаев mash777mash777, побывавший во множестве Домов и организовавший два своих Дома Для Всех в своё время.

Среди людей, поживших в Доме Для Всех, были некоторые люди, организовавшие в прошлом свои Дома – Виктор из Саяногорска (Дом-2 в Куньмине), Вадим Назаренко (Дом в Марокко), вышеуказанный Марат (Дома в Тбилиси и Ташкенте) и Татьяна Яшникова (Дом в Москве).  Кроме того, было двое замечательных людей, которые сами у себя вписали (приютили) большое трёхзначное число других людей – Ольга Никонова из Куала-Лумпура и Роман Устинов, в течение года хранивший вписочное постоянство в олимпийском Сочи. Пожил у нас и Михаил Шестеро, его оригинальный проект -- некий «Домик в лесу» (Владимирская обл.), работал с перерывами несколько лет. Возможно, были и другие люди, приютившие множество людей – им тоже честь и хвала! Среди нас появилась и Лина Берова tiani_tolkay из Мюнхена, будущая создательница анонсированного ею «Хаты в Карпатах».

Неприятности, нежданные и ожидаемые. Граждан, причинивших вред Дому и его обитателям, был 1 человек, это немка-полиглотка Ребекка, облившая Марата и Ильнура кипятком... -- Плюс пропало ещё несколько малоценных вещей, одёжек-бумажек, вследствие беспорядка в Доме, и забыто и оставлено ещё множество. Что-то из белья, сданного в стирку (1% оборота) как-то исчезло (сдуло ветром с забора?) или было перепутано. Клопов в Доме не было.

В очень спокойной и мирной Джокьякарте -- уличное воровство, грабеж в нашем городе, жителями Дома не отмечался. Случаев несанкционированного проникновения в Дом вредных и нежелательных людей не было, но в Доме попадались микроживотные – мыши, гекконы, тараканы, муравьи, комары, иногда и крыса пробегала, девушки некоторые пугались. Случай засорения туалета -- был 1 случай, ликвидирован в течение двух часов. Заболевших лихорадкой денге было, кажется, 5 человек (все уже здоровы), плюс -- один поранил палец ноги в ванной гвоздём, но все выжили. Случаев малярии, других вредных или опасных болезней, ДТП с нами не было отмечено. Менты и местные власти внутрь дома не входили ни разу; был один случай появления в дверях дома микрорайонного мента, вместе с хозяином, после чего мы искренне пытались зарегистрировать нас в полиции, что нам не удалось из-за ленивости таковой; в итоге, больше никто не приходил. Взяток не было уплачено, никто не требовал и не намекал. Документы ни у кого никогда не проверяли в Джокьякарте. Хозяин не мешал нашей жизни и проявлялся только несколько раз, по случаю, связанному с протечкой крыши и последующим её ремонтом (действительно, после починки протечки крыши – уменьшились, а скоро и сезон дождей прекратился).

Просвещение. Дом в Джокьякарте рассматривался не только как Дом для жизни, но и как Дом просвещения – мы распространяли информацию о вольных путешествиях и более свободный, чем тут обычно, взгляд на жизнь. Поэтому в нём проводились разные лекции о путешествиях. На русском языке было более двадцати разных выступлений; на английском было, кажется, ещё одиннадцать мероприятий. Среди выступающих на англ.языке для местных, были босоногий мудрец В.Несин, Т.Яшникова(Козырева), Лёлик из Минска, А.Кротов, аргентинский путешественник Давид с итальянской подругой, польский путешественник Юрек с австралийской дамой, и другие.

Один раз была лекция на индонезийском языке, которую провёл Дима Кондратьев, на неё собралось немало слушателей. Вообще же количество местных жителей, которые посещали лекции на не-русских языках, составляло 10-28 человек. Кроме того, были выездные лекции АВП для местных путешествиях в Джакарте и Сурабайе, на которых присутствовало более чем по 40 местных путешественников и интересующихся, и лекция в местном университете в Джокьякарте. Некоторые публикации о нас проявились в местных газетах, но насколько люди просветились от этого, мне неизвестно. Некоторые люди стали нашими постоянными или регулярными посетителями, а как наше явление и лекции увеличат способности людей путешествовать – кто знает, узнается постпепенно.

Среди индонезийцев, посетителей нашего Дома были уроженцы разных островов – Суматра, Ява, Бали, Сулавеси, бывал также один «папуас», но он зародился не на самом Папуа, а в районе Тидоре / Тернате на востоке Индонезии. В целом, хорошие люди нас посещали. Но вот люди, известные мне по прежнему посещению Индонезии четыре и семь лет назад – эти друзья все оказались снесены рекою времени. Нэнси, известная автостопщица, самая гостеприимная женщина Джакарты, автор разных книг о путешествиях на индонезийском языке -- поехала жить в Европу со своим немецким мужем, и соответственно перестала вписывать в Джакарте (а мы-то когда-то планировали с ней на пару снять большой Дом в Джогдже и совместно вести просветительскую работу на разных языках). Абдул Рашид Харман, мой друг ещё с 1-й поездки в Индонезию, перебрался в район Палембанга (Суматра) и оттуда никак-никак «не мог» якобы выбраться к нам; такой же процесс у Эби – моего замечательного друга по имени Big, он скрылся в глухой деревне Сулавеси там занимается благим делом – учит детей, но каникулы там всего месяц в году, и добраться до нас он также не мог/не захотел. Ещё один хороший человечек, Юсварди, залип в своём Маланге, и добраться до Джокьякарты он тоже не сподвигся, хотя это всего сотни три км от нашего города. Не дошёл до нас и ещё…. И… Ну что их всех перечислять? Я их всех предупредил о Доме за четыре года заранее и потом ещё напоминал, а что не приехали – то их право.

По российским реалиям мы тоже знаем, что три, ну три с половиной года – срок перемены жизни и намерений человека, и популяция неформальных тусовок и клубов почти полностью меняется за три с половиной года. То ж случилось, верно, и с моими индонезийскими прежними друзьями – река времени унесла их за новые повороты, не каждый же прокапывает себе прямое русло на многолетия вперёд. Может ещё и встретимся с ними.

Книги о путешествиях, в виде «Практики вольных путешествий» на английском языке, было распространено в Индонезии порядка 100 штук. Прочие книги на русском языке распространялись в малом количестве, среди русской публики, на лекциях в РКЦ в Джакарте и Куала-Лумпуре (там я произвёл лекции на русском). Книги «ПВП» на французском, польском, украинском, использовались для чтения в Доме для людей, владеющих теми языками; продажа их почти не осуществлялась. Идея перевести «ПВП» на индонезийский язык, озвученная мной ещё четыре года назад на лекциях в Джакарте и Маланге в 2011 г, пока не реализовалась.

Психологический климат в Доме, на мой взгляд, был хорошим, но в первый месяц были разные типовые трудности, оттого что многие люди не жили в Домах Для Всех и не привыкли к общей жизни. Хотя я и просил приезжать в первый месяц только ветеранов, но фактически появлялись и прочие. Кроме того, в 1-й месяц нанесло в Дом, ветрами кризиса, многих людей чрезвычайно экономных, и это вызывало удивление у более состоятельных лиц. Конечно, когда белый человек с обширным компьютером и телефоном объявляет, что у него «ноу мани», даже индонезийцы начинают удивляться. Но идеи и свойства Дома Для Всех сохранялись – еда появлялась постоянно и все люди могли её есть, независимо от своих финансовых инвестиций.

Предметом споров стала, на удивление, кухня! На пустейшем месте люди вели спор, я даже расскажу о чём-то: допустимо ли жарить и подогревать продукты на пальмовом масле? Одни люди, облапошенные буржуазной пропагандой, считали, что пальмовое масло очень вредно, и надо покупать другое, в 4 раза более дорогое. Другие люди, облапошенные рекламой пальмового масла, уверяли, что пальмовое масло очень полезно и жарить надо именно на нём. Мудрец же ведает, что оба масла вредны, ибо от них плита жирная, и стол в брызгах, а жарить и подогревать нужно, подливая воду на сковородку: это и полезно, и без расходов совсем. Но люди вели из-за сего спор!

Кто-то пытался кипятить покупную бутылочную воду, кто-то… Другие мелкие поводы я уже не перечисляю, но лишь пример привёл. Было и несколько людей, профессиональных спорщиков и шумнюков, поимённо не будем о них. Но постепенно часть оных съехали, а другие жильцы притёрлись друг к другу. Оставшиеся экономные люди нашли методы поддержания своей жизни – уличным музицированием, барабанством, стоянием на головах на ул.Малиоборо они доставали средства, нужные им. И начиная со 2-го месяца, споров уже не было замечено, и люди были уютны и хороши собою, и я ими в целом доволен. А какое масло под конец оказалось на плите – не помню уже. По-моему, победила экологичность и экономия, и от масла отказались наконец: на воде дешевле.

Поездки в разные места жители Дома активно осуществляли. В ходе своих путешествий, обитатели Дома побывали на всех больших островах, на Суматре, Калимантане, Бали, Сулавеси и даже на Папуа. Кто автостопом, кто на арендованном байке / мотоцикле или на купленном ём, кто на самолёте или на поезде, -- жители Дома побывали в разных местах этой огромнейшей страны, собрали много полезных сведений об Индонезии, и потом надеюсь пришлют или сообщат мне обнаруженные новые свдения о стране. Я буду делать путеводитель – в августе зайдёте ко мне, прочитаете черновик, а кто-то может быть и сам напишет мне страничку про какой-нибудь Ломбок или Сулавеси, кто там был сейчас более подробно, чем я.

Также Дом посещали активные люди, покорители разных гор и вулканов (например Иван Лешуков www.travel-to-parks.ru), и на многие вершины Явы взошли граждане – домообитатели, вместе с индонезийскими друзьями и коллегами, ну или без таковых. Но сразу скажу, что высшая точка Индонезии, снежная Пунчак Джяа на Папуа, никем из известных мне мудрецов ещё не была покорена.

Бытовые аспекты Дома были хорошие. Вода подавалась практически постоянно, с небольшими лишь перерывами. Посмотрев на другие города страны – так у нас идеально с водою было. Электричество не отключалось, на минутки разве что, запасы свечей не потребовались. За три месяца изожгли мы 330 киловатт-часов электричества, скромно очень, по 3,6 киловатт-часа в сутки, ерунда сущая. В чём отличие, например, от Севастополя: там вечно готовили на электроплите, а тут на газе, и народу там было побольше.

Как и в Севастополе, и в Стамбуле, и кое-где ещё, -- было у нас тут устроено дежурство, посменное, и каждые сутки кто-то дежурил, подметал, варил рис, чай готовил для всех, встречал в первую очередь гостей, им Правила дома изъяснял. При числе обитателей 20-30 чел в сутки, дежурство почти необходимо. В Доме был постоянно кто-то из людей, Дом ни разу не запирался за все три месяца – ни на час его не покидали люди, и только сегодня мы его впервые закрыли, проверили хоть, работают ли ключи.

Из последних обитателей, спящих последнюю ночь в Доме: Игорь Лысенков, обитатель 13 домов, А.Кротов, Аня Кирилова, с которой (+с Катериной Бояровой) мы и начинали домосъём, которая и нашла дом, Салават из Уфы, С.Фокин, я и другие граждане.

Наибольший профит от нашей тут жизни получила соседка, чей магазин был в 1 метре от наших дверей. 50-100 булочек в день, предположительно, покупали жители Дома, а также и иные продукты; вместе с доходами от стирки тётя получила едва ли не бóльший доход, чем сам хозяин сдатого нам жилища. Обогатившись, она устроила капитальный ремонт своего дома-магазина, кой проводился в мае, при нас прямо.

Список расходов и пожертвований скоро будет вывешен в отдельном посте спустя сутки -- завтра будем отдавать дом хозяину, может он ещё найдёт какой-то недостаток в жилище, и может быть что-то ещё потребуется купить.

Всё наилучшим образом прошло в Индонезии, я благодарю друзей, людей, местных жителей и хозяина Дома, а также Герри Утаму, студента местного Географического ф-та, который первый приютил нас и помогал в качестве переводчика в разговорах с хозяином, с начальником жилмассива, с полицией и т.д.. Он же и вписал (меня и Игоря Лысенкова) меня после окончания Дома. Герри унаследовал, после окончания Дома, некоторые вещи, книги и фотографии оттуда. Его же мы ждём увидеть в России, иншалла, -- приглашение сейчас делается.

Может ещё кого-то из индонезийцев мы увидим в России, а многие из нас потом опять окажутся в Индонезии. Я же покидаю сию страну – и тоже, как понимаете, не навсегда. Посмотрим, как тут будет -- в будущем. А теперь:

Все 14 Домов, что я организовал, имели свои особенности, свои свойства, и я доволен всеми этими Домами, всё было лучшим образом (для данных стран и городов, в данной политической обстановке). И как было объявлено про Индонезийский дом в Джокьякарте – я написал о нём заранее за 4 года, и в путеводителе напечатал ещё в 2011 г., что Дом Для всех будет в Джокьякарте в марте-апреле-мае 2015, -- всё так и вышло, как я планировал, как я готовил и о чём говорил заранее четыре года кряду на лекциях по всей Евразии. Кто приехал – тот и молодец, а кто продинамил – тут и сказке конец.
А.Кротов, организатор Дома.
Джокьякарта, последняя ночь в Доме,
25/26.05.2015.
Tags: Джокьякарта, Дом АВП, Дом Для Всех, Индонезия, гости, итоги, люди, статистика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments