Tags: Агатс

Кротов Антон

Очередная порция фотографий с Западной и Восточной половин Папуа!

Можно полюбоваться и сравнить, Мерауке и Кундиаву, и что-нибудь ещё. Да, городская жизнь в западной и восточной Папуасиях немного различается...

Последний край Индонезийской земли, Мерауке! - INDONESIA

Это самый последний, самый дальний город Индонезии -- среди тридцати провинций и 17.000 островов, Мерауке -- самый юго-восточный край страны, куда добираться из столицы - дальше, и дольше всего! "Медвежий угол", вернее крокодилий, -- при этом вполне приятный городок!

Агатс — город деревянных мостовых - INDONESIA
 Все фотографии в самом Агатсе сняты вечером, после захода солнца, поэтому всё такое — сумеречное
В горах провинции Симбу - центр Папуа-Новой-Гвинеи - PNG

Местные жители хвастаются, что их провинция - сердце, центр ПНГ, хвалятся, что они не папуасы, а новогвинейцы (есть у них такая внутренняя разница), гордятся, что их местность - самая высокогорная. И прикольная, можно просто пройти по горам и посмотреть!

Кундиава - самый высокогорный облцентр PNG

Кротов Антон

Агатс. Город деревянных мостовых.

«А я иду по деревянным городам, / Где мостовые скрипят, как половицы» -- эти слова из песни Городницкого относятся, в том числе, и к городу Агатс, который находится на юго-западном берегу Папуа, по пути между Тимикой и Мерауке.

Агатс – один из труднодоступных городов мира. И конструкция у него необычная. Все мы помним, что в Азии распространены «дома на ножках» в прибрежных или болотистых местах, а иногда и прямо над водой. Тут же на сваях сооружён целый городок, протяжённостью порядка четырёх километров, и с населением несколько тысяч человек. На ножках и жилые дома, и церкви, и мечети, и улицы – деревянные настилы между этими домами, а машин нет ни одной. Была бы хоть одна машина, приехала бы встречать пароход, но прибыло сто мопедов и пятьдесят велосипедов, а машин – ноль.

Говорят, русский царь Пётр I распорядился строить Санкт-Петербург «на болоте». Не знаю уж, какое болото было на месте Петербурга, но сейчас его не видно. Здесь же, в устье папуасской реки, настоящее топкое болото и грязь, с приливом заливаемая водой, а с отливом возвращаюшаяся в грязное состояние. Даже построить деревню в таком месте – уже непонятно зачем, разве что потому, что другой земли нет у асматов, местного народа. И чтоб в туалет удобно ходить – высунулся и глянь, автоматический смыв. А вот создать целый город – идея вовсе экзотическая. Но понятное дело, все асматы живут в болотах и вдоль рек – места тут такие (см.карту), и нужно было хоть одну деревню объявить Городом, райцентром, чтобы из этого места за асматами приглядывать и как-то ими управлять. Делать вид, что управляешь. И голоса собирать на выборах.

Проще всего приехать в Агатс из Тимики – один день плавания. Или из Мерауке – 36 часов по морю. Два больших судна компании «Пелни» посещают Агатс в своих сложных извилистых маршрутах, так что каждую неделю в столицу болотных людей что-то заплывает. Раньше и причала у них не было, у агатчан, и говорят, все с лодок на пароход как-то пересаживались. Но сейчас я смотрю – построили причал, на сваях из цемента, самое капитальное сооружение в Агатсе.
Collapse )
Таким интересным городком показался мне Агатс. И я вернулся на судно, пока оно не ушло в Мерауке с моим рюкзаком. Полицейские, образовав заслон на главной улице, пытались отсечь безбилетников от порта, но те все приплыли уже на лодках и просочились в пароход. С корабля, через динамики, разносились призывы к молитве, на которую впрочем никто из асматов не последовал. Папуасы-грузчики тащили из брюха корабля сотни ящиков с водой «Аква» и другой едой, и перегружали их в длинные лодки-долблёнки с мотором – развозить по магазинам. Начался, как обычно, дождь. Пароход погудел и постепенно отчалил, причём трап уже поднимался, а папуасы продолжали бегать по нему туда-сюда, непонятно что забыв. И, когда наконец отправился пароход в дождевую тьму, -- город Агатс, к моему удивлению, разразился длительным салютом. И здесь отмечают День Победы? Кто-то из агатчан приобрёл где-то десятки разноцветных салютных зарядов, и стрелял ими в мокрое тёмное небо, и это продолжалось около пяти минут, пока пароход медленно разворачивался и уходил по реке в сторону океана.